Сколько еще будет нефть


Как долго еще будет дешеветь нефть? | Мир | ИноСМИ

В понедельник цена на нефть достигла минимального уровня за последние пять с половиной лет, и это при том, что крупнейшие финансовые конгломераты Goldman Sachs и Societe Generale корректируют свои прогнозы в сторону дальнейшего понижения.

Прогнозировать цены на нефть — дело рискованное. В июне 2014 года банк Barclays предсказывал на четвертый квартал цену в 109 долларов за баррель, что оказалось почти на 50 пунктов выше уровня, до которого в действительности упала средняя цена в этот период. В понедельник на торгах в Лондоне цена за баррель нефти международной эталонной марки Brent упала до уровня ниже 48 долларов. На минувшей неделе цены на бензин на Среднем Западе и побережье Мексиканского залива опустились ниже двух долларов за галлон (3,785 литра).

В интервью, опубликованном в минувшую пятницу в авторитетном отраслевом еженедельнике Argus Global Markets, министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими (Ali al-Naimi), отвечая на вопрос, можно ли ожидать, что цена на нефть вновь поднимется до отметки 100 долларов за баррель, ответил: «Маловероятно».

В этом отношении следует учесть следующие факторы:

Во-первых, важно сохранить на будущее сегодняшние цены. Сегодняшний уровень цен — и резкие циклические колебания цен, наблюдаемые с июня, — это не «новая норма» для нефти, а прежняя, старая норма.

На мировом рынке только что закончился восьмилетний исторический период высоких цен на нефть — самых высоких за период с 1979 по 1983 годы, когда в результате иранской революции и ирано-иракской войны были сорваны поставки нефти из этих самых крупных в мире стран-экспортеров. И эти цены приведены с учетом инфляции.

Начиная с 1960-х годов цены на нефть достигали исторических максимумов в 2008, 2011, 2012 и 2013 годах.

Поэтому, когда люди говорят о дешевой нефти, они имеют в виду нефть, которая все равно дороже по сравнению со средней ценой в период с 1986 по 2004 годы.

Цены на нефть падали до потрясающе низкого уровня дважды. В июле 1986 года цены обрушились до 10,91 доллара (23,79 доллара с учетом инфляции), и в декабре 1998 года они упали до уровня 9,39 доллара за баррель (или 13,64 доллара с учетом инфляции).

Во-вторых, между ценовым сигналом и реальными изменениями спроса и предложения существует временной интервал. За последние четыре года на фоне очень высоких цен на нефть мы наблюдали отчаянное стремление инвестировать в новые проекты, начиная от месторождений в Северной Дакоте до российской Арктики. Добыча нефти в районе этих месторождений по-прежнему выходит на передний план даже при том, что работы по дальнейшим изысканиям сворачиваются. В ноябре Petrobras (бразильская государственная нефтяная компания — прим. пер.) объявила об открытии нового огромного шельфового месторождения. В декабре — даже на фоне падения цен — ежедневный объем добычи нефти в Ираке увеличился примерно на полмиллиона баррелей, что стало возможным благодаря многолетним инвестициям.

Со временем будет наблюдаться обратный ценовой эффект, поскольку разведочные работы по месторождениям будут приостановлены, а уровень потребления вырастет. Однако, судя по последней информации для инвесторов, предоставленной банком Barclays, в ближайшие несколько месяцев перепроизводство нефти может увеличиться на 1 миллион баррелей в день.

В-третьих, есть еще Саудовская Аравия. Это королевство является инициатором снижения цен, поскольку ему надоело сокращать собственную добычу для того, чтобы искусственно поддерживать цены на том уровне, который устраивает другие страны — входящие в состав ОПЕК, и особенно те, которые не является ее членами.

Насколько решительно настроена Саудовская Аравия? Очень решительно. Она сейчас надеется, что падение цен затруднит привлечение инвестиций в такие новые проекты, как разработка месторождений в российской Арктике, освоение нефтеносных песков в Канаде, разработка сланцевых месторождений в США и дорогостоящих подсолевых глубоководных месторождений у берегов Бразилии. Да, это долгосрочные проекты, рассчитанные на будущие цены на нефть, однако компании по-прежнему внимательно следят за сегодняшней ситуацией.

И Саудовская Аравия может себе позволить ждать. Даже на фоне резкого падения цен Саудовская Аравия, как и Венесуэла, обладает огромными средствами, накопленными за последние годы, и может долго существовать в условиях низких цен. По прогнозам правительства, поступления в бюджет от нефтедобывающего сектора может сократиться на 32%. Кроме того, затраты на добычу нефти в Саудовской Аравии самые низкие в мире, и сопоставимы лишь с затратами в Ираке и на некоторых месторождениях России. Как недавно заявил аль-Наими, производственная себестоимость нефти в Саудовской Аравии составляет 4-5 долларов за баррель.

Интервью министра нефти Саудовской Аравии в Argus Global Markets должно заставить изрядно поволноваться производителей нефти. Он отметил, что «рано или поздно, как бы они ни старались держаться» такие дорогостоящие проекты, как подсолевые месторождения, месторождения у африканского побережья и в неприступной Арктике придется свернуть в результате падения цен. «Когда это произойдет — через полгода, год, два или три года? Никто не знает, — сказал аль-Наими. — Я считаю, что страны Персидского залива, и особенно Саудовская Аравия в состоянии продержаться».

Аль-Наими также отказался принимать во внимание тяжелое положение России и Ирана, утверждая, что они испытывают трудности не только из-за падения цен на нефть, но и в результате «своих политических действий», которые стали причиной введения санкций. «Их трудности имеют более принципиальный характер, они гораздо серьезнее, чем цены на нефть», — сказал он.

Сколько придется ждать аль-Наими? Объемы перепроизводства нефти составляют всего лишь небольшую долю от объемов мирового потребления, поэтому вполне возможно, что сокращение поставок, скажем в Ливии и увеличения объемов потребления в США, Европе и Китае могут сбалансировать спрос и предложение. Однако уровень потребления влияет не только на цены на нефть. В Индии и Индонезии резко сократились субсидии на бензин, стандарты топливной экономичности способствуют развитию автомобилестроения в США, а европейская экономика остается в состоянии глубокой депрессии.

А пока продолжается эксплуатация новых месторождений. Возьмем, к примеру, MEG Energy — канадскую нефтедобывающую компанию, занимающуюся дорогостоящей разработкой нефтеносных или битуминозных песков. В этом году компания сократила смету капитальных затрат на 75%, однако объемы добычи по-прежнему будут расти на 20%.

Пожалуй, самым существенным фактором является сланцевый бум в США. По предварительной оценке, в 2014 году ежедневная добыча жидких углеводородов в мире выросла на 1,8 миллиона баррелей и достигла 92 миллионов баррелей. В 2014 году лишь внутренняя добыча сланцевой нефти в США увеличилась на 1,2 миллиона баррелей в день, что на 16% больше по сравнению с 2013 годом. Всего лишь за шесть лет добыча сланцевой нефти в США увеличилась на 4 миллиона баррелей в день, что больше, чем производит любая страна-член ОПЕК за исключением Саудовской Аравии. Учитывая объем ежедневной добычи на уровне 8,6 миллиардов, США достигли максимальных объемов производства нефти почти за 30-летний период.

Насколько быстро начнется спад в области добычи сланцевой нефти? Пока темпы спада невысоки. Парк буровых установок по разработке шельфовых месторождений компании The Baker Hughes составляет 1684 установок, что по сравнению с прошлой неделей меньше на 60 единиц, но все-таки это на 7 установок больше, чем год назад. Поскольку за последние полтора-два года добыча на сланцевых месторождениях сократилась примерно наполовину, можно считать, что объемы добычи очень очень зависят от уровня цен.

Однако снижение стоимости буровых работ, постоянное совершенствование методов фрекинга и ориентир на более рентабельные месторождения позволяют компенсировать негативное воздействие падения цен. В декабре, по данным Службы энергетической информации (EIA), «прогнозируемые цены на нефть по-прежнему остаются достаточно высокими, чтобы проводить буровые работы в районе месторождений в Баккене, Игл-Форд в бассейне реки Найобрэра, а также в районе отложений пермского периода (на западе штата Техас и на юго-востоке штата Нью-Мексико — прим. пер.), которые обеспечивают большую часть роста добычи нефти в США». По прогнозам EIA, объем добычи нефти в США к 2015 году составит в среднем 9,3 миллиона баррелей в день. Это на 200 тысяч баррелей меньше, чем EIA прогнозировала до этого, однако по сравнению с объемами добычи в 2014 году рост составит 700 тысяч баррелей в день.

Хотя в конечном итоге цены начнут расти. Во время интервью изданию Argus аль-Наими говорил уверенно и невозмутимо. «Речь идет не о том, произойдет ли повышение цен, а о том, когда они начнут повышаться» — сказал он.

inosmi.ru

Как долго еще будет дешеветь нефть? ("The Washington Post", США)

В понедельник цена на нефть достигла минимального уровня за последние пять с половиной лет, и это при том, что крупнейшие финансовые конгломераты Goldman Sachs и Societe Generale корректируют свои прогнозы в сторону дальнейшего понижения.

Прогнозировать цены на нефть — дело рискованное. В июне 2014 года банк Barclays предсказывал на четвертый квартал цену 109 долларов за баррель, что оказалось почти на 50 пунктов выше уровня, до которого в действительности упала средняя цена в этот период. В понедельник на торгах в Лондоне цена за баррель нефти международной эталонной марки Brent упала до уровня ниже 48 долларов. На минувшей неделе цены на бензин на Среднем Западе и побережье Мексиканского залива опустились ниже двух долларов за галлон (3,785 литра).

В интервью, опубликованном в минувшую пятницу в авторитетном отраслевом еженедельнике Argus Global Markets, министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими (Ali al-Naimi), отвечая на вопрос, можно ли ожидать, что цена на нефть вновь поднимется до отметки 100 долларов за баррель, ответил: «Маловероятно».

В этом отношении следует учесть следующие факторы:

Во-первых, важно сохранить на будущее сегодняшние цены. Сегодняшний уровень цен — и резкие циклические колебания цен, наблюдаемые с июня, — это не «новая норма» для нефти, а прежняя, старая норма.

На мировом рынке только что закончился восьмилетний исторический период высоких цен на нефть — самых высоких за период с 1979 по 1983 годы, когда в результате иранской революции и ирано-иракской войны были сорваны поставки нефти из этих самых крупных в мире стран-экспортеров. И эти цены приведены с учетом инфляции.

Начиная с 1960-х годов, цены на нефть достигали исторических максимумов в 2008, 2011, 2012 и 2013 годах.

Поэтому, когда люди говорят о дешевой нефти, они имеют в виду нефть, которая все равно дороже по сравнению со средней ценой в период с 1986 по 2004 годы.

Цены на нефть падали до потрясающе низкого уровня дважды. В июле 1986 года цены обрушились до 10,91 доллара (23,79 доллара с учетом инфляции), и в декабре 1998 года они упали до уровня 9,39 доллара за баррель (или 13,64 доллара с учетом инфляции).

Во-вторых, между ценовым сигналом и реальными изменениями спроса и предложения существует временной интервал. За последние четыре года на фоне очень высоких цен на нефть мы наблюдали отчаянное стремление инвестировать в новые проекты, начиная от месторождений в Северной Дакоте до российской Арктики. Добыча нефти в районе этих месторождений по-прежнему выходит на передний план даже при том, что работы по дальнейшим изысканиям сворачиваются. В ноябре Petrobras (бразильская государственная нефтяная компания — прим. перев.) объявила об открытии нового огромного шельфового месторождения. В декабре — даже на фоне падения цен — ежедневный объем добычи нефти в Ираке увеличился примерно на полмиллиона баррелей, что стало возможным благодаря многолетним инвестициям.

Со временем будет наблюдаться обратный ценовой эффект, поскольку разведочные работы по месторождениям будут приостановлены, а уровень потребления вырастет. Однако, судя по последней информации для инвесторов, предоставленной банком Barclays, в ближайшие несколько месяцев перепроизводство нефти может увеличиться на 1 миллион баррелей в день.

В-третьих, есть еще Саудовская Аравия. Это королевство является инициатором снижения цен, поскольку ему надоело сокращать собственную добычу для того, чтобы искусственно поддерживать цены на том уровне, который устраивает другие страны — входящие в состав ОПЕК, и особенно те, которые не является ее членами.

Насколько решительно настроена Саудовская Аравия? Очень решительно. Она сейчас надеется, что падение цен затруднит привлечение инвестиций в такие новые проекты, как разработка месторождений в российской Арктике, освоение нефтеносных песков в Канаде, разработка сланцевых месторождений в США и дорогостоящих подсолевых глубоководных месторождений у берегов Бразилии. Да, это долгосрочные проекты, рассчитанные на будущие цены на нефть, однако компании по-прежнему внимательно следят за сегодняшней ситуацией.

И Саудовская Аравия может себе позволить ждать. Даже на фоне резкого падения цен Саудовская Аравия, как и Венесуэла, обладает огромными средствами, накопленными за последние годы, и может долго существовать в условиях низких цен. По прогнозам правительства, поступления в бюджет от нефтедобывающего сектора может сократиться на 32%. Кроме того, затраты на добычу нефти в Саудовской Аравии самые низкие в мире, и сопоставимы лишь с затратами в Ираке и на некоторых месторождениях России. Как недавно заявил аль-Наими, производственная себестоимость нефти в Саудовской Аравии составляет 4-5 долларов за баррель.

Интервью министра нефти Саудовской Аравии в Argus Global Markets должно заставить изрядно поволноваться производителей нефти. Он отметил, что «рано или поздно, как бы они ни старались держаться» такие дорогостоящие проекты, как подсолевые месторождения, месторождения у африканского побережья и в неприступной Арктике придется свернуть в результате падения цен. «Когда это произойдет — через полгода, год, два или три года? Никто не знает, — сказал аль-Наими. — Я считаю, что страны Персидского залива, и особенно Саудовская Аравия в состоянии продержаться».

Аль-Наими также отказался принимать во внимание тяжелое положение России и Ирана, утверждая, что они испытывают трудности не только из-за падения цен на нефть, но и в результате «своих политических действий», которые стали причиной введения санкций. «Их трудности имеют более принципиальный характер, они гораздо серьезнее, чем цены на нефть», — сказал он.

Сколько придется ждать аль-Наими? Объемы перепроизводства нефти составляют всего лишь небольшую долю от объемов мирового потребления, поэтому вполне возможно, что сокращение поставок, скажем в Ливии и увеличения объемов потребления в США, Европе и Китае могут сбалансировать спрос и предложение. Однако уровень потребления влияет не только на цены на нефть. В Индии и Индонезии резко сократились субсидии на бензин, стандарты топливной экономичности способствуют развитию автомобилестроения в США, а европейская экономика остается в состоянии глубокой депрессии.

А пока продолжается эксплуатация новых месторождений. Возьмем, к примеру, MEG Energy — канадскую нефтедобывающую компанию, занимающуюся дорогостоящей разработкой нефтеносных или битуминозных песков. В этом году компания сократила смету капитальных затрат на 75%, однако объемы добычи по-прежнему будут расти на 20%.

Пожалуй, самым существенным фактором является сланцевый бум в США. По предварительной оценке, в 2014 году ежедневная добыча жидких углеводородов в мире выросла на 1,8 миллиона баррелей и достигла 92 миллионов баррелей. В 2014 году лишь внутренняя добыча сланцевой нефти в США увеличилась на 1,2 миллиона баррелей в день, что на 16% больше по сравнению с 2013 годом. Всего лишь за шесть лет добыча сланцевой нефти в США увеличилась на 4 миллиона баррелей в день, что больше, чем производит любая страна-член ОПЕК за исключением Саудовской Аравии. Учитывая объем ежедневной добычи на уровне 8,6 миллиардов, США достигли максимальных объемов производства нефти почти за 30-летний период.

Насколько быстро начнется спад в области добычи сланцевой нефти? Пока темпы спада невысоки. Парк буровых установок по разработке шельфовых месторождений компании The Baker Hughes составляет 1684 установок, что по сравнению с прошлой неделей меньше на 60 единиц, но все-таки это на 7 установок больше, чем год назад. Поскольку за последние полтора-два года добыча на сланцевых месторождениях сократилась примерно наполовину, можно считать, что объемы добычи очень очень зависят от уровня цен.

Однако снижение стоимости буровых работ, постоянное совершенствование методов фрекинга и ориентир на более рентабельные месторождения позволяют компенсировать негативное воздействие падения цен. В декабре, по данным Службы энергетической информации (EIA), «прогнозируемые цены на нефть по-прежнему остаются достаточно высокими, чтобы проводить буровые работы в районе месторождений в Баккене, Игл-Форд в бассейне реки Найобрэра, а также в районе отложений пермского периода (на западе штата Техас и на юго-востоке штата Нью-Мексико — прим. перев.), которые обеспечивают большую часть роста добычи нефти в США». По прогнозам EIA, объем добычи нефти в США к 2015 году составит в среднем 9,3 миллиона баррелей в день. Это на 200 тысяч баррелей меньше, чем EIA прогнозировала до этого, однако по сравнению с объемами добычи в 2014 году рост составит 700 тысяч баррелей в день.

Хотя в конечном итоге цены начнут расти. Во время интервью изданию Argus аль-Наими говорил уверенно и невозмутимо. «Речь идет не о том, произойдет ли повышение цен, а о том, когда они начнут повышаться» — сказал он.Источник

 

www.pravda-tv.ru

Сколько еще продержится Россия при низких ценах на нефть? | Экономика | ИноСМИ

Atlantico: Резервный фонд, о котором говорит Высшая школа экономики, сейчас составляет 30,6 миллиарда долларов против 88,8 миллиарда в 2014 году. Что может сделать Кремль? В мае Россия выпустила долларовые облигации, причем успешно, несмотря на экономические санкции. Может ли это стать подходящим решением?

Дан-Сильвестр Монгренье: Ресурсы резервного фонда уменьшились втрое. Если судить по сведениям экономических источников, при таком темпе он иссякнет через два года.

Разумеется, российское правительство могло бы начать политику займов, но нужно понимать, что задолженность страны куда больше, чем кажется. Долг самого государства невелик (порядка 20% ВВП): Владимир Путин воспользовался периодом высоких цен на нефть и экономического роста, чтобы заранее расплатиться по займам. В то же время к долгам федерального центра следует приплюсовать и долги регионов. Наконец, крупнейшие российские предприятия, госкорпорации, должны кредиторам немалые суммы, а санкции ограничили их доступ к мировому рынку капиталов.

В любом случае, кредиты для финансирования текущих расходов не могут быть устойчивым и подходящим решением. В случае России такое решение обострило бы внутренние противоречия в ее политическом проекте и стратегии. Стремление восстановить эксклюзивную сферу влияния посредством Евразийского союза подразумевает определенную самодостаточность в экономическом плане. Но об этом говорить не приходится. В настоящий момент экономическая и финансовая ситуация подчеркивают зависимость России от экспорта сырья. Иначе говоря, Россию нельзя считать экономически закрытым государством, о котором мечтают неосоветские националисты и евразийцы. Ее экономика опирается на доступ к мировому рынку со всеми его возможностями и ограничениями. Отметим также, что Китай и развивающиеся азиатские страны не смогут стать заменой Западу. — Как российское правительство могло бы отреагировать на ситуацию? Например, сократить расходы?

— Сокращение государственных расходов трудносовместимо с характером политического режима и практиками российского политического класса. Чтобы обеспечить себе переизбрание в марте 2012 года и смягчить недовольство населения (прежде всего, городского среднего класса и тех, кому пришлась не по душе рокировка Путина и Медведева), Путин смешал усиление репрессий против оппозиции с государственными щедротами. Зарплаты в госсекторе и социальные расходы ощутимо выросли, и это висит тяжелым грузом на бюджетах, как центра, так и регионов. В целом, российская авторитарная система опирается на политические манипуляции с экономикой, клиентелизм и коррупцию, с самых низов до верхов. Все это обходится недешево. Кроме того, легитимность системы зиждется на восстановлении мощи советской эпохи, что предполагает финансирование ВПК и субсидии для союзников за границей. В начале месяца Рауль Кастро обратился к российскому коллеге с просьбой предоставить нефть, которую больше не в состоянии дать Венесуэла.

Рецессия в экономике ставит под сомнение негласный договор власти и населения 2000-х годов (ограничение свобод в обмен на рост уровня жизни), а также утверждения о том, что Путин привел страну к мощи и процветанию после ельцинских лет. По всем этим причинам, а также потому, что власть ведет подготовку к выборам в обстановке, напоминающей конец 1990-х, уменьшить госрасходы будет трудно. Но, возможно, придется. Если Путин намеревается оставить в силе масштабную программу перевооружения, ему придется объяснять гражданам, почему он выбрал пушки, а не масло. Контроль над гражданским обществом усиливается, что сокращает внутриполитические риски. Даже основанное Андреем Сахаровым общество «Мемориал» теперь считается «иностранным агентом». Только вот ни один режим, даже самый что ни на есть авторитарный, не может закрывать глаза на общественное мнение. Заместитель наследного принца королевства Саудовская Аравия и министр обороны Мухаммад бин Салман Аль СаудForbes13.09.2016Gazeta Wyborcza08.09.2016CNBC06.09.2016Haqqin.az14.08.2016Kutab03.08.2016Forbes01.08.2016Atlantico28.07.2016NoonPost26.07.2016— Как сложности России могут отразиться на международной обстановке?

— Силовое присоединение Крыма и его последствия в плане строительства инфраструктуры (масштабные и дорогостоящие работы), гибридная война в Донбассе, постоянное военное давление на украинском фронте, операция в Сирии и политика мощи Путина — все это стоит недешево. Кроме того, сложности носят не только инфраструктурный характер и свидетельствуют о необходимости пересмотра российской экономической модели, которая опирается на экспорт энергоносителей и сырья (90% российского экспорта и половина бюджетных ресурсов).

Сложность заключается в том, что описанный выше политический режим, раздел нефтяной ренты между находящимися на орбите Кремля кланами и «государственный капитализм» тесно связаны. Иначе говоря, переориентация российской экономики, свобода предпринимательства и развитие инноваций потребовали бы правового государства, соблюдения личных свобод и гарантий прав собственности. А это означало бы отход от ведущейся уже 15 лет политики построения вертикали, который потенциально мог бы поставить под сомнение всю систему. Разумеется, по такому пути никто не пойдет: сохранение режима встает выше приписываемого президенту «прагматизма».

За три недели до запланированной на конец сентября неформальной встречи ОПЕК Россия стремится договориться с Саудовской Аравией и рассчитывает на подъем цен на нефть как решение ее экономических проблем. Главы энергетических отраслей двух стран Александр Новак и Халид аль-Фалих 5 сентября подписали соглашение о расширении сотрудничества на полях саммита G20 в Китае. Однако большинство стран ОПЕК, по всей видимости, все еще против заморозки добычи. Необходимо также учитывать геополитические конфликты сторон в Сирии, Ираке и на Ближнем Востоке (поиск хотя бы минимальной договоренности не означает масштабного сближения). На бумаге экономику и политику можно рассматривать по отдельности, но в реальной жизни все не так просто.

Многие аналитики исключают ощутимый рост цен в будущем году. Кроме того, американские поставки сжиженного природного газа скажутся на ценах и, следовательно, на российской экономике. Если цены на нефть не займут устойчивого положения выше отметки в 50 долларов, перед Россией встанет дилемма «бедной державы». Получается, что политическое и стратегическое соперничество отражается и на геоэкономике.

inosmi.ru


Смотрите также