Нефтяная война только начинается. Истина в модели [1]. Сланцевая нефть скоро вернется


ПравоТЭК - Новости - Сланцевая нефть скоро вернется

Сегодня, 25 мая, состоится саммит ОПЕК, на котором, как ожидается, будет продлено соглашение о сокращении добычи нефти. Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих в последнее время говорил, что практически все выступают за его продление на девять месяцев, до апреля 2018 г. В среду о поддержке этой позиции заявил Ирак.

Цена Brent из-за так называемой договоренности ОПЕК+ (в ней участвуют и ряд не входящих в картель стран, в том числе Россия) подскочила в ноябре — декабре с $45 до $57 за баррель. С тех пор котировки так и колеблются в этом коридоре, составив в среду к 20.30 мск $53,84. Если соглашение будет продлено на девять месяцев или объем сокращений увеличен с нынешних 1,8 млн баррелей в день, цена может подняться до $55-60, составив на конец года $60 или более за баррель, пишут в отчете аналитики Citigroup. Если же ОПЕК разочарует рынок (например, продлением лишь на полгода), цена может упасть — правда, считают в Citi, не сильно ниже $50, — а в III квартале снова пойдет вверх благодаря улучшению фундаментальных показателей.

Министерство энергетики России поддерживает продление соглашения на девять месяцев. А эксперты Минфина не разделяют позицию коллег. "Пакт производителей не имеет смысла", — говорится в презентации департамента бюджетной политики и стратегического планирования Минфина, с которой ознакомились "Ведомости" и которая озаглавлена "Цугцванг" (шахматный термин, означающий, что любое решение ведет к ухудшению ситуации). Продление пакта на второе полугодие 2017 г. сократит избыточные запасы нефти в странах ОЭСР на 250 млн баррелей, указывают эксперты Минфина (по данным ОПЕК за март, они превышают средний уровень за последние пять лет на 276 млн баррелей). В результате спрос превысит предложение на 1,9 млн баррелей в день, что поддержит "сланцевую революцию 2.0". "Расплатой за это будут значительный профицит (около 0,7 млн баррелей в день) в первом полугодии 2018 г., накопление запасов и обвал цен на нефть, — указывают эксперты Минфина. — Позднее осознание этого способно привести к чрезмерному провалу цен, примерно до $30".

В США скорость бурения и его текущая эффективность подразумевают темпы роста добычи на 1,5 млн баррелей в день (сырая нефть плюс конденсат), что опережает темпы роста мирового потребления (1,3 млн баррелей в день), отмечают эксперты Минфина. Сохранение нынешних темпов ввода в строй буровых уже в июле доведет темпы роста добычи до 2 млн баррелей в день, предостерегают они.

Сейчас, по данным Управления энергетической информации США (EIA), в стране работает 720 нефтяных установок, добывающих 9,3 млн баррелей сырой нефти в день (без учета конденсата). Это уже больше 8,9 млн баррелей в начале октября 2014 г., когда в стране работало рекордное количество буровых — 1609. Ровно год назад число установок достигло минимальных во время кризиса 316, и сейчас объемы бурения растут быстрее, чем на пике первой волны сланцевой революции в 2014 г. Рекорд добычи сырой нефти в 9,6 млн баррелей в день, установленный в июне 2015 г., может быть превышен уже этой осенью, считают в российском Минфине. EIA прогнозирует среднюю добычу в 2017 г. на уровне 9,3 млн, в 2018 г. — 10 млн баррелей в день.

Количество буровых может увеличиться до 1000 в ближайшие кварталы, считают аналитики Morgan Stanley, и мало что способно остановить этот рост. Цена должна снизиться до $40 с небольшим, чтобы оказать заметное воздействие на буровую активность, полагают в банке, но и тогда американские нефтяники реагируют на сильное падение цены с лагом в 4-5 месяцев. Исторически же даже ее снижение на 20% слабо влияет на число буровых, если она остается выше себестоимости добычи. Последняя же благодаря повышению эффективности в последние годы постоянно снижалась.

Так, во многих районах крупнейшего в США месторождения сланцевой нефти Permian себестоимость добычи может составлять около $35, хотя для его полной разработки требуется цена нефти в $55, гласят данные Wood Mackenzie.

В 2014 г. тогдашний генсек ОПЕК Абдалла аль-Бадри и вице-президент "Лукойла" Леонид Федун говорили, что половина сланцевой добычи вымрет при цене ниже $80. И даже Гарольд Хэмм, гендиректор Continental Resources, заявлял, что цены не смогут долгое время оставаться ниже $70, потому что этого не переживут ни Саудовская Аравия, ни сланцевая отрасль США. Теперь же Continental прогнозирует рост добычи на 20% в 2017 г. и может держать ее на стабильном уровне при цене $40 с небольшим.

ExxonMobil потратит в этом году $5,5 млрд (25% бюджета) на инвестиции в месторождения Permian и Bakken, где у нее есть 5500 скважин с себестоимостью добычи ниже $40. Pioneer Natural Resources прогнозирует средние темпы роста добычи не ниже 15% до 2026 г. По данным EIA, каждая буровая на Permian дает 662 барреля в день против 217 баррелей в конце 2014 г. В среднем каждая вводимая буровая в сланцевой отрасли США сейчас производит в 2,5 раза больше нефти, чем осенью 2014 г., указывает Джейми Уэбстер из BCG Center for Energy Impact.

Многие компании захеджировали поставки на 2017-й и начало 2018 г. на уровне $50-56 за баррель WTI. Рост цен в результате решения ОПЕК позволит им снова обезопасить себя от возможного будущего падения, указывает Энди Макконн, аналитик Wood Mackenzie.

В 2017 г. рост добычи в США, по прогнозам, может достичь почти 1 млн баррелей в день, а в 2018 г., по оценке JPMorgan Chase и Bank of America, превысить этот показатель. Бразилия и Канада в этом году могут добавить еще около 0,4 млн баррелей, показал недавний опрос аналитиков, проведенный The Wall Street Journal. В сумме это уже близко к сокращению ОПЕК и присоединившихся к ней стран. Рынок может отреагировать снижением цен в 2018 г. "Мы видим риски возвращения избытка нефти в следующем году", если ОПЕК и Россия вернутся к прежним объемам производства и продолжится "безудержный рост сланцевой добычи", предупреждают аналитики Goldman Sachs.

Для балансировки спроса и предложения лучше было бы иметь цены в $40 с лишним за баррель, считают эксперты Минфина. Правда, это не привело бы к сокращению избытка запасов.

Михаил Оверченко, Филипп Стеркин

www.lawtek.ru

Оптимизм американских сланцевиков быстро испарился - ЭкспертРУ

Сланцевые компании США, которым удалось устоять после кризиса на нефтяном рынке, пытаются восстановить свои позиции. Однако их оптимизм быстро сходит на нет при встрече с суровой реальностью

Ярким примером сланцевиков, вернувшихся на рынок после более чем года бездействия, вызванного обвалом цен на нефть, является, по мнению Bloomberg, компания SandRidge Energy Inc. из Оклахомы. Несмотря на реструктуризацию, которая помогла избавиться от 4-миллиардного долга, акции этой нефтегазовой компании после октября 2016 года подешевели на 37% . Известный инвестор Карл Айкан угрожает SandRidge поглощением, а на прошлой неделе она отказалась от слияния, в ходе которого еще недавно оцениваемая в 11 млрд долларов компания была оценена всего лишь в 589 млн долларов!

Подобные проблемы хорошо знакомы для очень многих сланцевиков, возвращающихся к работе после возобновления роста цен на нефть. Несмотря на стабилизацию нефтяного рынка такие нефтяные компании, как SandRidge и Ultra Petroleum Corp., понимают, что второе действие спектакля отнюдь не веселее и легче первого. Они пережили обвалы на бирже, чистки в руководстве, бунты акционеров и наконец поняли, что американская сланцевая революция не в состоянии спасти всех своих героев. Только в этом году стоимость акций SandRidge снизилась на 33%. Еще больше – 54% потери Ultra.

«Самая большая беда большинства таких компаний заключается в том,- говорит Лео Мариани, аналитик компании NatAlliance Securities из техасского Остина,- что они начинали без настоящих солидных активов. Невозможно пройти через банкротство и избавиться от долгов так, чтобы все потом было хорошо. Оставшиеся у них сейчас активы никого не привлекают».

По данным даласской юридической компании Haynes & Boone LLP, после обвала цен на нефть в 2014 году как минимум 134 американские нефтяные и газовые компании объявили себя банкротами. Часть из них по-прежнему добывает сланцевую нефть. Но у тех, кто со временем вернулся на рынок, дела идут далеко не блестяще, как может показаться из оптимистичных сообщений в американской прессе.

В ноябре прошлого года компания SandRidge предложила 750 млн долларов за Bonanza Creek Energy Inc., еще одну вернувшуюся на рынок после банкротства компанию. Однако Карл Айкан раскритиковал сделку и заявил, что цена сильно завышена. В конце декабря от идеи покупки пришлось отказаться. Еще через несколько недель президент компании Джеймс Д. Беннетт был вынужден покинуть свой пост.

В феврале 2018 г. группа инвесторов попыталась устроить слияние между SandRidge и другой в свое время обанкротившейся фирмой Midstates Petroleum Co. SandRidge отвергла 19 марта предложение, но заявила, что открыта для предложений.

Беды на нефтяном рынке у всех схожие, они отличаются лишь в деталях. Даже крепкие нефтяные компании, дела которых, на первый взгляд, идут хорошо, страдают от вялости на рынке, который боится нового избытка нефти и нового обвала цен. Однако в отличие от основных игроков у компаний, переживших банкротство, львиная доля площадок и месторождений находится за границами Пермианского бассейна в Техасе и Нью-Мехико, самого прибыльного и рентабельного из крупных месторождений сланцевой нефти. У SandRidge и Midstates, например, участки в Оклахоме, условия на которых и запасы нефти, по словам аналитика Mizuho Securities USA Тима Резвана, оставляют желать лучшего.

Немало проблем и с инвесторами.

«Некоторые кредиторы не понимают специфики сланцевого сектора и того, насколько низкая у сланцевиков прибыль,- объясняет Тим Резван.- Многие не понимают, что они могут себя чувствовать более-менее уверенно и комфортно лишь при цене 80 долларов за баррель. Тем компаниям, которые добывают нефть в нерентабельных месторождениях, не позавидуешь».

Многие нефтяные компании пытаются сейчас переходить на добычу газа, потому что на газовом рынке колебания были менее значительными, чем на нефтяном, но это помогает слабо.

После банкротств отсеиваются первоначальные акционеры, приходят новые. Большинство новых акционеров плохо знакомы с энергетическим сектором и не питают к «своим» нефтедобывающим фирмам по-настоящему теплых чувств, как их предшественники.

«Среди них много хедж-фондов и разочарованных одиночек, которые не устояли и с большой скидкой купили долги у прежних владельцев,- объясняет адвокат компании Haynes & Boone Чарльз Бекхэм.- В результате нефтяными компаниями сейчас фактически владеют группы разных людей с разными интересами и целями. Они не мечтают о развитии принадлежащих им компаний, да и капиталов для этого у них нет…»

Одна из главных идей банкротства состоит в том, чтобы в финансовом отношении компания начинала с чистого листа, но так происходит далеко не всегда. Ultra Petroleum, например, вернулась на рынок после банкротства в апреле 2017 года и быстро заняла около 2 миллиардов долларов, чтобы рассчитаться с частью кредиторов. Эта операция помогла сберечь для оставшихся инвесторов акции от дальнейшего обесценения, но повесила на эту компанию из Хьюстона новые обременительные долги, по которым приходится платить высокие проценты. После того, как крупнейший инвестор потребовал перемен в руководстве, председатель правления и гендиректор Майк Уотфорд, возглавлявший компанию 19 лет, объявил в январе этого года об отставке.

Сланцевая революция в Америке привела и к резкому развитию и усложнению кредитных линий и схем для финансирования сектора, что тоже мешает сланцевикам вновь становиться на ноги.

«Трудно понять, как избежать банкротства или как после него работать, потому что структуры капитала сейчас стали намного сложнее,- рассуждает Чарльз Бекхэм.- Долгое время главными действующими лицами в нефтяных компаниях были биржевые спекулянты. Сейчас же количество тех, кто хочет заказывать музыку, резко увеличилось. Появилось много новых, неизвестных людей с разными, порой противоположными интересами».

Перечисленные выше и многие другие причины сильно осложняют жизнь американским сланцевикам, вернувшимся к работе. Надежды, возникающие у подавляющего большинства после стабилизации рынка и роста цен на нефть, при встрече с суровой действительностью быстро рассеиваются.

expert.ru

Хайнберг: Новый рекорд добычи нефти в США! Теория пика нефти не подтвердилась! Нет

Добыча сланцевой нефти подтолкнула  общую добычу нефти в США  к 10 миллионов баррелей в день, что наблюдалось почти полвека назад. Это новый рекорд США.  График истории добычи нефти в США показывает явный пик добычи в 1970 г. и продолжительное ухабистое снижение после.Было мнение: как пошло в США, так и пошло бы в мире в какой-то момент в ближайшем будущем. Пик нефти - неизбежный момент, когда мировая добыча нефти начнет сохнуть, что  станет водоразделом  для индустриальных обществ и приведет к экономическим проблемам, геополитическим кризисам и социальным потрясениям.

Так что? Придется отказываться от теории? Производимое впечатление, безусловно, неблагоприятно для  теоретиков пика нефти. Прогнозы, очевидно, не увенчались успехом, поскольку никто  не ожидал нынешнего роста добычи в США.

Все согласны с тем, что всплеск добычи почти полностью обусловлен сланцевой нефтью (в мире также наблюдается рост битуминозной нефти в Канаде, глубоководной нефти и других нетрадиционных ресурсов). Применение гидроразрыва и горизонтального бурения в низкопроницаемых материнских породах в США показывают успех нефтяной промышленности - по крайней мере, в плане добычи сырой нефти. Но что привело к этому?

Вернемся к началу, в 2005 г. Именно тогда добыча традиционной нефти в мире перестала расти и достигла плато, на котором и находится по сей день. Цены на нефть уже начали идти вверх,  а к середине 2008 г. они достигли почти  $150 за баррель. И именно в этот момент разразился мировой финансовый кризис. По большому счету кризис  стал угрозой выживания индустриального общества./800/600/https/ic.pics.livejournal.com/vadim44622/33231898/20761/20761_900.pngЦентробанки  мира понимали, что  должны действовать смело, чтобы предотвратить полный крах. Их решением стало поддержка класса инвесторов, который и отправил мир в кризис. В течение следующих нескольких лет ФРС, Европейский центральный банк, Народный банк Китая и Банк Англии чудом нашли около $10 триллионов и выпустили их на счета инвесторов.

Именно в этот момент на сцене появились фрэкеры. У них была технология и у них были породы. Но им нужно было много денег для финансирования своих амбициозных бизнес-планов. Это потому, что породы  были неподатливыми. Поскольку эти породы не обладают проницаемостью, отдельные нефтяные скважины истощаются очень быстро – добыча из каждой скважины падает на 70-90% в течение первых трех лет. Это означало, что для добычи нефти оттуда потребуется  дорогостоящее бурение. Но фрэкеры пообещали, что с достаточно высокими ценами на нефть предприятие будет выгодно.

Часть стратегии центробанков по предотвращению экономического Армагеддона заключалась в удержании процентных ставок на низком уровне. Это облегчило получение денег. Но это также означало низки прибыли по бондам.  Инвесторы стремились пристроить поток денег и искали место. Лохи и аферисты  встретились.

Что произошло дальше?  Мощное бурение. Десятки тысяч  скважин в земле,  тонны взрывчатки, миллиарды галлонов воды и миллионы тон песка. И все было пробурено и взорвано с помощью чужих денег (скорее всего и ваших, если они находятся в пенсионном фонде). В целом, предприятие оказалось крайне невыгодным и  основывалось на гигантском долговом пузыре. И все только ухудшается. Как и все долговые пузыри, в какой-то момент и этот  пузырь лопнет. Никто не знает,  когда это случится: позднее в этом году, в следующем году или через пять лет. Но взрыв будет. И когда это произойдет, бойня распространится далеко за пределы самой отрасли.

Фрэкеры настаивают, что их технологии улучшаются. Это так: более длинные боковые ответвления, больше стадий ГРП, более плотная сетка скважин и бурение преимущественно в наиболее благоприятных местах. Все это увеличивает продуктивность отдельных скважин и снижает издержки. Но это также  означает, что основные районы истощаются еще быстрее, близкое расположенные скважины начинают мешать друг другу,  а это приводит к снижению продуктивности.  Свидетельства предполагают, что технологические новшества достигли точки убывания  отдачи.

Да, объем добываемой сланцевой нефти в США может  расти еще некоторое время - пока инвесторы выкладывают  деньги, или пока есть  «сладкие места», или если цены на нефть вырастут. Но затем добыча будет падать, а страна постепенно (или, возможно, быстро) вернется к зависимости от снижающейся добычи традиционной нефти.

Поскольку все это происходит, идея  приближающегося пика добычи нефти в мире была  дискредитирована.   До такой степени, что даже когда некоторые новостные медиа сообщили о сокращении новых  открытий, никто не посмел даже пробормотать слова «пик нефти». Сейчас говорят о «пике спроса на нефть». Логика выглядит примерно так:

-   Бум сланцевой нефти  означает, что мы вступаем  в эру изобилия нефти.-   Распространение электромобилей означает, что спрос на нефть достигнет максимума и начнет снижаться.-   Когда предложение превысит спрос, инвестиций в разведку и разработку нефти в будущем будет  недостаточно.-   Без достаточных инвестиций добыча будет снижаться.-   Но добыча будет снижаться не из-за проблем с истощением ресурсов,  мы переходим в эру изобилия нефти. Поэтому, если и добыча нефти и будет снижаться, это произойдет из-за других факторов.

Когда-то, в ближайшие несколько лет, глобальная добыча нефти действительно начнет падать, а факт  неоспорим,  причину, вероятно, будут связывать с финансовым или экономическим крахом. Дискуссии по пику нефти связаны с тем, чтоб заранее предупредить общество и  подготовиться к неизбежному моменту, когда  ударят экономические последствия истощения нефти. https://aftershock.news/?q=node/624365

anti-shale.livejournal.com

Ставки сделаны: сланцевая нефть вернется на рынок при цене 40 долларов за баррель

Для оптимистов - чтобы не слишком заряжались оптимизмом. И это далеко не все - просто еще один фрагмент к этому рынку.

Недавно мы уже писали о крупнейшей на данный момент победе Саудовской Аравии в войне с американскими добытчиками нефти и газа, приведшей к тому, что Whiting Petroleum, крупнейший производитель нефти в Северной Дакоте, и Continental Resources на неопределенное время приостановили свою деятельность по гидроразрыву нефтеносных пластов. Причина была простой: цены на нефть слишком низки для того, чтобы дополнительное бурение и выкачивание приносило прибыль, и вместо этого все больше сланцевых компаний переходят в режим гибернации, сокращая свои денежные затраты в виде дивидендов и капитальных расходов и надеясь таким образом пережить «нефтяной шторм», который уже и так затянулся гораздо дольше, чем предсказывали наиболее пессимистично настроенные ученые мужи.

Конечно же, это правильная реакция. Как говорится, лекарство от низких цен на нефть – низкие цены на нефть. По мере того, как все больше сланцевых компаний прекратят бурение, разведку и добычу, рынок нефти, который сейчас перенасыщен предложением на 3 млн бар/д, постепенно вернется в состояние равновесия. Однако, здесь есть и оборотная сторона: как только все эти компании, которые в последнее время законсервировали производство – или добровольно, или в результате банкротств, настигших их, когда нефть начала стоить $30 – вернутся на рынок, вместе с ними вернется и прежняя ситуация с переизбытком предложения, что снова надавит на цены на нефть.

Вопрос заключается в определении уровня рентабельности, при достижении которого американским производителям сланцевой нефти и газа имеет смысл возвращаться. Как сообщает Reuters, меньше года назад ведущие сланцевые нефтедобывающие компании заявляли, что для наращивания добычи им необходима нефть по цене, превышающей $60 за баррель. Однако всего за год эта цифра изменилась, и весьма ощутимо.

Уже много раз твердилось миру о том, что нефти грозит новая волна снижения, поскольку многие производители определили для себя гораздо более низкие уровни рентабельности. Тот ценовой ориентир по практически каждому сланцевому месторождению, который многими расценивался как разворотный, был понижен, причем значительно. Это также означает, что торговые роботы и трейдеры, которые раньше рефлекторно покупали актив на любом падении под $30, считая эту зону приближенной к переломной и ожидая, что на этих уровнях саудиты пойдут на попятный, теперь будут вынуждены передвинуть свои уровни поддержки на треть.

Теперь Reuters подтвердило эту оценку, сообщив, что ряд сланцевых компаний заявляет о своей готовности принять гораздо более низкие ценовые уровни в качестве сигнала к наращиванию объемов добычи после сильнейшего на памяти нынешнего поколения обвала цен на нефть. К числу таких компаний относится возглавляемая миллиардером Гарольдом Хэммом Continental Resources, бурящая скважины наудачу, без предварительных геологических исследований. Она готова увеличить капитальные расходы, если цена на американскую нефть достигнет диапазона $40-45, что позволит компании нарастить в 2017 г. добычу более чем на 10%, как сообщил главный финансовый представитель компании Джон Харт.

Ее конкурент Whiting Petroleum прекращает операции по гидроразрыву пласта в новых скважинах, однако будет "рассматривать вариант по завершению освоения части таких скважин и подготовке их к эксплуатации" в случае если цена на нефть достигнет $40-45 за баррель, заявил председатель и CEO Джим Волкер. Менее года назад, когда компания еще находилась в режиме затрат, Волкер утверждал, что она может задействовать больше буровых установок, если цена на нефть США вырастет до отметки $70.

Глава EOG Билл Томас не уточняет, какая цена побудит его компанию нарастить производство в этом году, но сообщает о наличии у нее в запасе 3200 скважин, которые могут повысить доход на 30% или выше при цене на нефть в $40.По прогнозам Apache Corp , в этом году объемы ее производства сократятся на 11%, однако при этом компания надеется удержаться на показателях добычи по Северной Америке за 2015 г., если в этом году средняя цена на нефть составит $45.

Какова причина столь низко опущенной планки уровня рентабельности? Мы уже называли ее 3 февраля: резкое повышение эффективности, которое «превратило сланцевую индустрию США, изначально воспринимавшуюся конкурентами как малоприбыльный и высокозатратный сегмент, в крупного рыночного игрока – и бельмо в глазу для крупных производителей ОПЕК».

Многие ожидали, что низкие цены на нефть спровоцируют сокращение объемов добычи, но практически никто не прогнозировал, что даже небольшой скачок цен (от текущих уровней до отметки $40 осталось всего $7) приведет в боевую  готовность львиную долю американских сланцевых нефтедобывающих компаний.

Угроза восстановления сланцевой индустрии «сдерживает рост цен», считает Джон Килдафф, партнер в Again Capital LLC. «Если же появятся бычьи прогнозы по уровню спроса в экономике, производители попытаются действовать на опережение и нарастят добычу еще раньше».

В свою очередь, это вынудит саудитов незамедлительно выступить с ответными мерами, отбросив в сторону все занимательные игры в «заморозку производства» и удвоив усилия по уничтожению сланцевиков. Собственно, некоторые производители уже начали хеджировать будущее производство с ценами на 2017 г. на уровне вблизи $45, что может установить нижний порог по любым сокращениям объемов добычи в будущем.  

Еще одним фактором риска для всех, кто надеется на умеренное восстановление нефти, является рекордное количество скважин, которые были уже пробурены, но еще не подвергнуты гидроразрыву, что пока не позволяет вести в них добычу нефти. В Северной Дакоте насчитывается 945 таких скважин против показателя 585 в середине 2014 г., когда цены на нефть достигли максимума, согласно последним доступным данным Департамента природных ресурсов. Это число увеличивается, поскольку такие компании, как Whiting продолжают бурение, но воздерживаются от операций по гидроразрыву пласта.

Вывод Reuters: Последние комментарии демонстрируют выдающуюся устойчивость отрасли, но при этом служат предупреждением конкурентам и трейдерам: спад активности в сфере добычи нефти в США, способный сократить переизбыток предложения на мировом рынке и позволить ценам восстановиться, может закончиться быстрее, чем ожидали некоторые.

Если ранее Саудовская Аравия ожидала, что отток ее валютных резервов будет лишь временным, при  уровнях рентабельности в диапазоне $40-50, то теперь ей придется продать гораздо больше резервов, хранимых в активах США (казначейские облигации или акции), чтобы профинансировать дефицит наличности, который будет сохраняться намного дольше, до тех пор, пока цены на нефть не дожмут самых низкозатратных американских производителей.

Это означает, что для того, чтобы одержать победу, саудитам придется допустить масштабный и продолжительный медвежий виток цен на нефть, который выведет из игры максимальное количество малорентабельных производителей. Ценовые войны на рынке нефти вот-вот войдут в новую, гораздо более зловещую и гораздо более летальную фазу, и хотя пока непонятно, кто в конечном счет выйдет из них победителем – сланцевики или саудиты – проигравший уже известен: все, кто открывал позиции на покупку в расчете на неизбежный отскок.

Однако настоящая кульминация не имеет ничего общего с ценовыми уровнями рентабельности, или с эффективностью, или балансами, поскольку если – и когда – ударит волна массовых дефолтов, и сотни американских корпораций начнут менять долговые бумаги на долевые, в результате чего держатели облигаций останутся с акциями, и тогда показатель общей себестоимости производства будет понижен еще сильнее ввиду того, что отпадет необходимость расходов на выплату процентов по облигациям.

В этом случае вероятен ошеломительный исход, при котором сланцевики США обернут тему «низкорентабельных производителей» против самих саудитов и спровоцируют мощный скачок переизбытка предложения, который сначала медленно, а потом все быстрее будет опустошать запасы валютных резервов Саудовской Аравии, пока сама страна не окажется выдавленной из лагеря низкозатратных производителей и вынуждена будет вместо этого справляться с куда менее приятными последствиями в виде общественных волнений и революции, поскольку она с трудом борется за сохранение и без того уже шаткого статуса государства всеобщего благосостояния в условиях почти полного прекращения поступления в госказну доходов от продажи нефти.

Неясно, что будет тогда с ценами на нефть, однако предельно понятно: для того, чтобы дойти до этой стадии, черное золото должно будет торговаться на гораздо, гораздо более низких уровнях, чем сейчас. И даже если этого не произойдет, теперь мы все равно имеем неофициальный ценовой потолок: каждый раз, когда стоимость барреля нефти будет приближаться к отметке $40, «малорентабельные» производители незамедлительно будут возобновлять добычу.

calm73.livejournal.com

Нефтяная война только начинается. Истина в модели [1]: slanceviy_glas

Прогнозы - дело неблагодарное. Но в ряде ситуаций будущее предсказуемо на концептуальном уровне благодаря опережающим индикаторам или инерции процессов. Прогнозировать цены на нефть или состояние нефтяного рынка вряд ли получится до наступления технологической сингулярности, но что-то уловить вполне реально.

Мир полон неожиданностей: всего лишь год назад обсуждался рост добычи нефти Саудовской Аравией (СА) и обвал “сланцевой” нефти в США из-за резкого снижения буровых установок, а теперь всё наоборот. СА вместе с другими странами пошли на сокращение добычи, а МинЭнерго США рапортует о росте и буровых установок на “сланцевых”  месторождениях и самой добычи. За броскими словами скрываются вполне существенные цифры: если ОПЕК и Ко недавно договорились сократить добычу на 1,75 млн. баррелей в сутки (МБ/д), то США за последние месяцы успели прибавить 0,6 МБ/д, тем самым отыграв половину своего предыдущего падения и треть от сокращений ОПЕК. Таким образом, запустился процесс обратный последним двум годам. Всё что было нажито ОПЕК непосильным трудом сейчас опять сокращается, а дополнительная выручка и инициатива уходят американским нефтяникам. Таким образом, нефтяная война не окончена, а только начинается - сланцевая добыча не обвалилась и опять перешла к росту.

2c7ddc1539f27395bf20773240bcc385.png

Но для наших читателей количество неожиданностей в происходящем должно быть меньше. Более года назад мы опубликовали модель добычи “сланцевой” нефти в США и неожиданные результаты, ещё тогда отвергнув вариант обрушения добычи. Моделирование показало, что даже при пятикратном сокращении фонда буровых установок на сланцевых месторождениях (с максимума 2014 года) снижение добычи к 2017 году составило бы лишь 20% от максимума. А при трёхкратном сокращении буровых добыча остановила бы своё снижение к 2017 году и со временем даже начала бы расти. Продвинутую версию этого роста мы и наблюдаем сейчас на графике выше.

Рост добычи продолжится

Раз модель получилась удачной и хорошо описала будущее “сланцев”, решили не останавливаться на достигнутом и обновили модель, заодно расширив пространство сценариев. Давайте посмотрим как будет вести себя сланцевая добыча в разных ситуациях. Для начала самый простой сценарий, в котором количество буровых установок на сланцевых месторождениях остаётся на текущем уровне (40% от максимума) на протяжении двух лет. На первом графике добыча нефти, на втором структура изменения добычи:

shale-modified.png

Модель, на наш взгляд, достаточно хорошо совпадает с реальностью. Незначительное расхождение за последние два года связано с тем, что часть пробуренных скважин не вводилась сразу в эксплуатацию, а оставалась “на потом”. Добыча уже начала расти, поэтому не удивительно, что при текущем значении рост продолжится. При данном сценарии (количество буровых установок не меняется) уже через несколько месяцев добыча сланцевой нефти вернётся к максимуму двухгодичной давности и далее рост продолжится. Со временем скорость роста будет замедляться: как известно, скважины на “сланцевую” нефть быстро теряют в добыче и раз количество буровых установок в данном сценарии не растёт, то компенсировать потери нечем.

Этот нюанс отражён на нижнем графике, где потери в добыче уже функционирующих скважин отражены голубым пунктиром, а добавка к добыче от новых скважин красным пунктиром. Разница между двумя линиями и представляет из себя месячное изменение добычи - если ввод добычи больше вывода, то идёт рост и наоборот. В пределе же вывод старой добычи всегда стремится уравновесить ввод новой добычи: больше новых скважин -> больше потери с них, меньше новых скважин -> меньше потери с них.

В качестве “проверки на адекватность” можно сравнить полученные данные с мнением ведущих консалтинговых агентств: прогнозы по росту добычи “сланцевой” нефти в 2017 году разнятся от 0,4 до 0,9 МБ/д и наши данные вписываются в этот диапазон.

Игрушки для гиков

Играясь с моделью можно увидеть, что на данный момент “сланцевую” добычу непросто развернуть к снижению: для этого нужно сократить количество буровых установок до 15% от максимума (с текущих 36%), а для существенного снижения до 5-10%. Если же буровые вернутся к историческим максимумам за следующие полтора года, тогда можно получить +3,7 МБ/д в ближайшие годы. Это маленькая цифра, если придётся спасать мир от энергетического голода (4% от мировой добычи нефти), но достаточная для дисбаланса нефтяного рынка. Два упомянутых противоположных сценария выглядят так:

shale.png

Сначала буровые установки полтора года изменяются до значения в сценарии, затем ещё столько же стагнируют

Утром цены - вечером нефть

Добыча нефти в США быстро отреагировала не только на снижение цен (уменьшением добычи), но и на рост (увеличением). Поэтому всё больше доводов в пользу концепции “сланцевого регулятора”, где эта нефть выступает в роли регулятора мировых цен, привязав их к своей себестоимости добычи. Нечто подобное уже происходит: добыча нефти в США быстро поползла вверх как только цены превысили $50 за баррель и теперь из-за этого опять начали снижаться.

Также можно отметить спорность коллективного решения ОПЕК и Ко искусственно сократить добычу. На момент окончания договорённости образовавшаяся пустота уже будет несколько заполнена “сланцевой” нефтью. А значит попытки ОПЕК и Ко вернуться к прежним уровням приведут опять к напряжённой ситуации на рынке.

Даже при текущих относительно низких ценах на нефть в $50 - $55, нефтяной рынок видит “лес рук” желающих увеличить добычу. Пожалуй, цены в $100 останутся в среднесрочной перспективе недосягаемы.

Ежемесячно МинЭнерго США уточняет данные за прошедшие полгода и выходят новые отчёты по “сланцевой” нефти - мы будем постоянно обновлять модель. Также, мы запустили бота (Celado_bot) в мессенджере “телеграм” и узнать добычу при определённом сценарии буровых установок теперь можно не вставая с дивана - достаточно отправить пару цифирок боту в чат. Несколько позже добавим эту опцию на сайт.

Отсюда: http://celado.ru/articles/neftyanaya-voyna-tolko-nachinaetsya-istina-v-model/

slanceviy-glas.livejournal.com


Смотрите также