Сланцевая нефть для России неподъемна. Сланцевая нефть в сибири


Сланцевая революция в Сибири

14793

Россия может сохранить высокий уровень добычи нефти за счет нетрадиционных месторождений

Российская Федерация вполне способна повторить сланцевую революцию в области добычи нефти, которая произошла в США. По мнению вице-президента ЛУКОЙЛа Леонида Федуна, Россия может добывать 10 млн баррелей нефти в день, если займется разработкой месторождений баженовской свиты, где будут применены сланцевые технологии.

Задачу держать добычу нефти на уровне 10 млн баррелей в день до 2020 года поставил президент России Владимир Путин, и эта задача, по мнению Федуна, вполне выполнима.

Постепенное истощение старых нефтяных полей может быть компенсировано нефтью с расположенных в Западной Сибири месторождений баженовской свиты, сказал Леонид Федун в интервью Financial Times. Но он при этом добавил, что для достижения поставленных целей нужны существенные налоговые льготы.

По данным Bank of America Merrill Lynch, на месторождениях баженовской свиты можно добывать полмиллиона баррелей нефти в день, что составляет около 5% текущего производства нефти в России. Это даст государству около 7 млрд налоговых поступлений в год.

Большая часть российских крупных нефтяных компаний, таких как ЛУКОЙЛ, Роснефть, Газпром нефть, имеют собственные участки на баженовской свите и уже запустили проекты по добыче. Но они столкнутся с большими трудностями. Дело в том, что установки, предназначенные для бурения горизонтальных скважин, не так распространены в Сибири, как в США. И геологические условия месторождений также остаются неопределенными.

«Баженовская свита – это кот в мешке, – отмечает старший директор отдела российской и каспийской энергетики фирмы IHS CERA Тэйн Густафсон. – Необходимо проведение множества пробных исследований, прежде чем мы узнаем, каков потенциал месторождений».

Но даже скептики признают, что ресурсная база месторождений баженовской свиты может оказаться огромной. Энергетическая консалтинговая компания Wood Mackenzie оценивает ее в 2 трлн баррелей нефти, а это в пять раз превышает установленные запасы месторождения Баккен в США. «Баженов – это наш Баккен», – сказал Федун. Рост добычи на месторождении Баккен растет в два раза каждые полтора года, и сейчас там добывается 10% всей американской нефти.

Как пишет издание, есть серьезные основания для повторения в России сланцевой революции, произошедшей в США. Там технологии гидравлического разрыва пластов, так называемый фракинг, и горизонтальное бурение привели к началу освоения целого ряда месторождений, ранее считавшихся нерентабельными. Это вылилось в настоящий бум в области добычи сланцевого газа и нефти.

Эксперты давно считают, что именно Россия стоит первой в очереди на повторение сланцевой революции по американским лекалам. Она обладает огромными нетрадиционными запасами, развитой нефтяной промышленностью и слабой экологической оппозицией, которая, к примеру, в Европе сильна настолько, что блокирует использование сланцевых технологий в нескольких странах.

Надо сказать, не только Федун говорил о том, что сланцевая нефть в России – очень перспективное направление. Осенью прошлого года с подобным заявлением выступил глава Газпрома Алексей Миллер. Причем он подчеркнул, что ему интересна именно сланцевая нефть, но не газ. «В отличие от сланцевого газа, добыча которого в России совсем неактуальна, направление сланцевой нефти представляет для Газпрома заметный интерес, и мы намерены этим вопросом активно заниматься», – сказал Алексей Миллер.

По мнению экспертов, в долгосрочной перспективе при росте цен на нефть Россия может стать одним из основных игроков на этом рынке. Сейчас ситуация складывается так, что основные крупные запасы нефти находятся либо на арктических шельфах, либо на труднодоступных восточносибирских просторах. Запасы нефти на небольших расстояниях от транспортной инфраструктуры ограничены. Поэтому для нефтяных компаний альтернативой освоения труднодоступных (по расстоянию и условиям) месторождений Арктики и Восточной Сибири вполне может оказаться освоение трудноизвлекаемых запасов Западной Сибири.

Леонид Федун сказал, что будет гораздо дешевле для российских нефтяников разрабатывать месторождения на материке, а не на Арктическом шельфе. По его словам, проблемы компании Royal Dutch Shell в водах Аляски, где она потратила 5 млрд долларов, чтобы пробурить одну скважину, стали предупреждающим сигналом для всей индустрии.

«Если кто-нибудь попросит меня вложить деньги в исследование и разработку Арктики, я бы не дал ни копейки, – сказал Федун. – У нас есть много возможностей для инвестиций, которые несут меньшие риски».

«В настоящее время российские нефтяные компании только начали развивать технологии по добыче трудноизвлекаемых запасов нефти. Так, Газпром нефть совместно с Shell будет разрабатывать Верхне-Салымское месторождение. Роснефть вместе с американской компанией ExxonMobil уже в текущем году планирует начать исследования участков баженовской и ачимовской свит, принадлежащих Роснефти», – сказала газете ВЗГЛЯД аналитик Инвесткафе Юлия Войтович.

По ее словам, общие запасы трудноизвлекаемой нефти баженовской и ачимовской свиты в России могут достигать 50 млрд тонн нефти. «Таким образом, в долгосрочной перспективе с развитием технологий при помощи зарубежных компаний российские ВИНК также смогут существенно развить добычу трудноизвлекаемых запасов нефти. К примеру, Газпром нефть рассчитывает, что уже к 2020 году объемы добываемой компанией трудноизвлекаемой нефти могут составить 10–15% от общей добычи (в 100 млн тонн нефти)», – отмечает аналитик.

Источник

www.narodsobor.ru

Месторождения Западной Сибири обеспечат Россию сланцевой нефтью — Российская газета

По оценке экспертов, начало добычи сланцевого газа - самое важное событие в энергобизнесе за последние 50 лет. Его результатом стало перепроизводство газа и обвал цен в Северной Америке. Благодаря разработкам сланцевого газа США обогнали Россию по объемам добычи природного газа. При этом американский газ стоит существенно дешевле, чем в России, которая обладает крупнейшими в мире разведанными запасами газа.

В числе факторов, положительно влияющих на перспективы добычи сланцевого газа - близость месторождений к рынкам сбыта; значительные запасы; заинтересованность властей ряда стран в снижении зависимости от импорта топливно-энергетических ресурсов. В то же время у сланцевого газа есть множество недостатков, негативно влияющих на перспективы его добычи. Среди таких недостатков - относительно высокая себестоимость; непригодность для транспортировки на большие расстояния; быстрая истощаемость месторождений; низкий уровень доказанных запасов в общей структуре запасов; значительные экологические риски при добыче.

По словам главного исполнительного директора Royal DutchShell Питера Возера, ученые знали об изобилии запасов газа в сланцевых залежах и коллекторах с низкой проницаемостью. Проблема состояла в том, что газ заперт в очень плотной породе, из которой его нельзя извлекать в промышленных объемах без применения специальных методов разработки. Для стимулирования притока газа используется так называемый гидроразрыв пласта. Концерн Shell, который осуществляет разведку и добычу сланцевого газа почти во всех перспективных странах, всегда придерживался строгого соблюдения соответствующих нормативных актов и процедур для обеспечения безопасности технологического процесса.

Добыча сланцевого газа в настоящее время производится только в США и Канаде. Наиболее значительна она в США, где ее доля в общей добыче газа в стране в 2009 году составила 11,36%. Согласно последним прогнозам департамента по энергетике США, добыча сланцевого газа в стране будет увеличиваться в период до 2035 года со среднегодовым приростом 5,3%, в то время как импорт газа будет снижаться на 2,6% в год.

В то же время перспективные газоносные сланцы присутствуют во многих странах мира. Наиболее активно оценка их газового потенциала осуществляется в странах Европы и Китае, где созданы научно-исследовательские коллективы и крупнейшие газовые компании мира получили лицензии на производство геолого-разведочных работ. По мнению специалистов, в ближайшие 10-15 лет развитие газосланцевой индустрии может привести к снижению импорта газа в основных потребляющих странах мира. Польша, например, намерена начать промышленную добычу сланцевого газа в 2014 году, а техническая ведется уже сейчас. Освоение месторождений полным ходом идет и в Китае.

"Газпром" не раз заявлял о том, что сланцевый газ, как направление развития, не интересен группе, однако по сланцевой нефти сформулирована совсем другая позиция. "В отличие от сланцевого газа, добыча которого в России совсем неактуальна, направление сланцевой нефти представляет для группы "Газпром" заметный интерес, и мы намерены этим вопросом активно заниматься", - заявил председатель совета директоров "Газпром нефти" и председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер.

Речь идет прежде всего о Баженовской свите. Это горизонт горных пород в Западной Сибири на глубинах более двух километров. При существенной площади распространения, более 1 млн кв. километров, она имеет сравнительно небольшую толщину: 20-30 метров. Запасы в пластах Баженовской свиты, по оптимистичным оценкам, превышают 140 млрд тонн. Промышленная ценность залежей состоит в их высокой нефтенасыщенности и высоком качестве нефти: добывается легкая низкосернистая нефть с малым количеством примесей, близкая к Brent. В пользу освоения Баженовской свиты говорит и ее географическое расположение - Западная Сибирь, уже оборудованная всей необходимой инфраструктурой нефтедобычи.

Верхне-Салымское месторождение свиты было открыто в 1966 году, полная эксплуатация начата в 2004 году. Начальные запасы нефти оцениваются в 25 млн тонн. Месторождение разрабатывает СП "Газпром нефти" и Shell Salym Petroleum Development.

Специалисты компаний-партнеров в этом проекте подготовили "дорожную карту" мероприятий, направленных на разработку Баженовской свиты в промышленных масштабах. Как сообщается в материалах компании, сколь-либо существенные объемы добычи нефти Баженовской свиты могут быть достигнуты в районе 2021 года, в 2022-2025 годах добыча будет превышать 1 млн тонн в год.

rg.ru

Российская сланцевая нефть: иностранный опыт для сибирских месторождений

Несмотря на надежды, связанные с развитием возобновляемой энергетики, еще долгие десятилетия основой нашей энергетической пирамиды будет углеводородное топливо. Потому задача обеспечения его добычи стоит остро как никогда, ведь самые легкие пути уже пройдены. Наступило время новых решений и мобилизации всего опыта прошлых лет. 

Нефть на Земле еще не кончилась, но нужно понимать, что легких месторождений, которые только ждали своих первооткрывателей, уже не будет. Тем не менее, наша цивилизация как никогда нуждается в стабильных поставках углеводородов. Поэтому продолжается неустанный поиск новых месторождений и новых решений для старых промыслов. 

Это важно для всех нефтегазодобывающих стран, и, разумеется, это важно для России. Прошло уже полвека после того, как забили фонтаны нефти Западной Сибири. Западносибирская нефть сделала Россию одним из крупнейших ее экспортеров. Но для того, чтобы быть лидером завтра, нужно уже сегодня подготовить для этого основу, то есть разведать новые месторождения.

Нефтегазоразведчики всегда и везде внимательно следили за успехами и неудачами своих коллег — мировой рынок предполагает и глобальную конкуренцию. С другой стороны, именно в этой области наблюдается весьма плодотворная кооперация и обмен опытом. Например, еще в середине 70-х годов прошлого века советские специалисты задались вопросом «А что дальше?» после ошеломляющих открытий в Западной Сибири. Они обратили внимание на активное введение в эксплуатацию месторождений на шельфе Северного моря и Мексиканского залива. И уже в конце 70-х годов начались изыскательские работы на Дальнем Востоке, близ острова Сахалин и в Арктике — в Печорском, Баренцевом и Карском морях, в том числе в рамках международной кооперации. 

Именно с шельфом долгое время и в Советском Союзе, и в России были связаны основные надежды на нефть и газ XXI века. Тем более что сахалинские проекты, объединив усилия компаний многих стран, успешно работают, начала функционировать платформа в Печорском море, в сентябре 2014 года была успешно пробурена разведочная скважина в Карском море, которая дала нефть высокого качества, что подтвердило прогнозы российских и американских геологов.

Но кроме шельфа у России есть еще как минимум два резерва, о которых говорят гораздо реже, но которые могут оказаться весьма актуальными в современных условиях. Речь идет о российской сланцевой нефти и ее остатках в старых месторождениях. Применение международного опыта для этих залежей обещает не только сохранение существующего уровня добычи, но и возможный его рост. 

Так называемые сланцевая нефть и сланцевый газ, то есть углеводороды, распределенные в плотных породах, таких как сланцы, не являются новинкой. Еще в 1821 году американский оружейник Уильям Харт пробурил вблизи городка Фридония в штате Нью-Йорк скважину в сланцах глубиной 21 метр специально для получения природного газа. Однако он же обнаружил, что источник, достаточно изобильный в первый момент, иссякает очень быстро. Интерес к углеводородам из сланцевых толщ пропал почти на два столетия, до начала текущего века, когда применение технологии гидроразрыва пласта и направленного горизонтального бурения совершило «сланцевую революцию» в США. 

В России имеется грандиозная нефтесодержащая формация, известная как Баженовская свита. Это набор горных пластов примерно одного возраста и происхождения, который располагается на глубине 2–3 километров на гигантской территории той же Западной Сибири — от Уральских гор на западе до плато Путорана на востоке, распространяясь даже на шельф Карского моря. Это наследие древнего океана, существовавшего на заре Юрского периода. Площадь, которую занимает эта свита, составляет более 1 млн кв. километров. По оценкам различных экспертных компаний (как российских, так и зарубежных), она может содержать более триллиона баррелей нефти, однако по поводу объема технически извлекаемых запасов существует огромный разброс в оценках. 

Причина в известной загадочности Баженовской свиты, которая отличается от иных залежей своей малой предсказуемостью. Ведь разбуривание этой свиты началось достаточно давно — еще в 1966 году, когда с целью изучения потенциальной нефтеносности юрских отложений начались работы в районе Салыма. Пробуренные скважины давали незначительные нефтяные дебиты — порядка двух десятков кубометров в сутки. Однако в 1968 году близ поселка Горноправдинска на скважине 12-Р произошел мощных выброс нефти. Оценочный дебит скважины составил около 700 кубометров в сутки. Специалисты были удивлены тем, что фонтан возник буквально из толщи плотных глинистых пород. 

Для изучения этого явления было принято решение о бурении новой разведочной скважины, которая в 1969 году, дойдя до Баженовской свиты, дала фонтан с дебитом до 400 кубометров в сутки. Но менее чем через десять лет первоначальный оптимизм рассеялся — более чем в двух третях пробуренных затем скважин нефти не было или было очень мало. Оказалось, что эта свита совсем не похожа на привычные месторождения, где нефть может относительно легко фильтроваться в пределах ловушки. На фоне стабильного роста запасов обычной нефти интерес к сланцевой нефти Баженовской свиты пропал, ведь было трудно даже приблизительно оценить запасы. 

Однако, по счастью, Баженовская свита залегает там же, где и другие месторождения Западной Сибири, — в этом еще одна ее уникальность. Вы можете продолжать работу в том же регионе, но на других горизонтах. В конце 80-х годов ХХ века близ того же городка Салыма были найдены другие месторождения нефти, залегающие выше, чем Баженовская свита. В 1996 году для разработки этих месторождений была создана компания «Салым Петролеум Девелопмент» (SPD) как совместное предприятие корпорации Shell и российских партнеров. Компания взялась за работу, объединив опыт своих акционеров. И, хотя первоначально работа по сланцевой нефти не ставилась целью SPD, пройти мимо «загадки Баженовской свиты» они никак не могли. 

Примерно в эти же годы американские специалисты начали работать над вскрытием нефтеносной сланцевой формации Баккен в штате Монтана. Сходство двух формаций заключается в том, что в обоих случаях в пластах растет давление в связи с процессом преобразования исходного органического материала в нефть. Но в Баккене существуют прослои доломитов и песчаников, бурение и гидроразрыв в которых позволяет освободить «запертую» нефть. В Баженовской свите нужен иной подход — здесь нужен геофизический поиск естественных высокопродуктивных зон, в которых уже и применять такие методы, как гидроразрыв пласта. Поэтому копировать американский опыт в Западной Сибири нельзя, но применять технологию и новые методики можно. 

Но есть и еще один подход, который может оказаться очень востребованным в текущем столетии, — это методы повышения нефтеотдачи месторождений. К сожалению, при использовании естественной энергии пласта на поверхность можно поднять максимум треть от залегающей в нем нефти. Поэтому необходимо использовать как методы повышения давления в пласте путем закачивания в него воды или газа, так и более современные методы, включая использование специальных реагентов. 

В настоящее время российские нефтяники начинают внедрять опыт зарубежных коллег, применяемый на месторождениях Канады, Китая, Омана и других стран. В сочетании с методом гидроразрыва пластов это позволит увеличить коэффициент нефтеотдачи до 50–60%.

Нетрудно заметить, что в случае с разработкой шельфа требуется создание как самих платформ, так и развитой береговой структуры, причем в условиях сложного арктического климата. В свою очередь разработка Баженовской свиты, а также симуляция уже существующих месторождений происходит там, где уже давно существует вся производственная и социальная инфраструктура, что позволит обеспечить работой население Западной Сибири еще на многие годы вперед, а страну — стабильным источником дохода и основой ее энергетической независимости. 

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Google+

tek360.rbc.ru

Сланцевая нефть для России неподъемна

​В России огромные запасы сланцевой нефти, однако, несмотря на истощение зрелых месторождений, активизировать ее добычу страна не может. Почему — попыталась разобраться корреспондент немецкого издания DW.

Ресурсная база традиционных российских запасов нефти и газа позволит добывать сегодняшние 500 млн тонн нефти ежегодно лишь 5-7 лет, делает прогноз Институт геологии и разработки горючих ископаемых (ИГиРГИ). Затем нефтедобыча будет сокращаться быстрыми темпами. Изменить ситуацию могли бы помочь российские трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ), которые, например, находятся в баженовской свите. Но пока их разработка ведется ни шатко ни валко. Также эксперты не ждут в среднесрочной перспективе и ускорения в освоении уникальных российских сланцевых залежей, пишет DW. Почему?

Согласно данным Управления энергетической информации США (EIA), РФ занимает лидирующую позицию в мире по запасам сланцевой нефти: мировые извлекаемые запасы сланцевой нефти оцениваются в 345 млрд баррелей, из них на долю РФ приходится 75 млрд.СШ​А находятся на втором месте — запасы этой страны оцениваются в 58 млрд баррелей, далее следует Китай — 32 млрд баррелей.

Главная ресурсная база сланцевой нефти в России — баженовская свита, где сосредоточена группа нетрадиционных содержащих нефть пластов горных пород. Месторождения находятся на территории в приблизительно миллиард квадратных километров в Западной Сибири. Изучение баженовской свиты началось еще во времена СССР, в 1960-е годы, однако до сих пор имеющихся данных не хватает для того, чтобы определить точный объем этих ресурсов.

По оценке американских экспертов, технически извлекаемые запасы баженовской свиты составляют порядка 74,6 млрд баррелей, а геологические ресурсы превышают 1 трлн баррелей. Российская наука располагает иными данными. Самая оптимистичная оценка баженовской свиты дается завкафедрой геологии, нефти и газа Тюменского нефтегазового университета Иваном Нестеровым, который утверждает, что геологических запасов в этом регионе 140 млрд тонн, что более 1 трлн баррелей. Согласно данным ученых Института нефтегазовой геологии и геофизики имени А.А. Трофимука, на баженовскую свиту приходится 18-60 млрд тонн извлекаемых ресурсов — это примерно 131-440 млрд баррелей нефти.

Тем не менее, отмечает издание, этот гигантский потенциал сегодня практически не востребован в России, поскольку на баженовской свите добывается всего около 500 тыс тонн нефти (3,7 млн баррелей) ежегодно, тогда как если сравнить показатели США​, то в 2014 году, согласно данным американского департамента энергетики, в Штатах было добыто 234 млн тонн сланцевой нефти. C 2011 года, с момента активной фазы сланцевой революции, США увеличили нефтедобычу на 175 млн тонн. Что касается России, то этот показатель за аналогичный период гораздо меньше — всего на 8 млн.

По мнению некоторых экспертов, если не будут активизированы работы по разработке ТРИЗ в России, то добыча начнет стагнировать, а затем будет и вовсе сокращаться. Руководитель дирекции по научной работе ИГиРГИ Евгений Грунис полагает, что активных запасов «черного золота» в России хватит на 5-7 лет, если все останется так, как есть сегодня.

Он считает, что удержать установившийся уровень нефтедобычи в долгосрочной перспективе, в течение 15-20 лет, поможет только ответственный подход к недропользованию — достоверная оценка нефтяных запасов, увеличение коэффициента нефтеотдачи на действующих месторождениях, активизация геологоразведки, участие государства в подготовке запасов.

Немецкое издание напоминает, что залогом успеха сланцевой революции в США стало сочетание целого ряда факторов: высоких цен на нефть,свободной (либеральной) модели рынка, развитой инфраструктуры, наличия водных ресурсов, технологий и техники.

«В мире сланцевую нефть добывают всего четыре страны — США, Канада, Россия и Китай. А успех пришел только к североамериканцам», — отмечает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков, по мнению которого сланцевую революцию в США сделали мелкие компании — в нефтегазовом сегменте США их работает примерно 10 тысяч.

«После того, как догадались одновременно применить две технологии (гидроразрыв пласта и горизонтальное бурение), стало добываться много сланцевого газа, а затем и нефти. Гидроразрыв подразумевает закачку воды, в Северной Америке ее хватает, а вот у Китая воды нет, поэтому повторить американский успех ему не удалось», — разъясняет ситуацию Юшков.

По его мнению, большую роль в «сланцевом успехе» в США ​сыграло и то, что в Америке хорошо развит рынок аренды буровых установок — никакого дефицита техники нет: сланцевые скважины долго не живут, поэтому компании, добывающие сланцевые углеводороды,обычно берут технику в аренду — это выгоднее.

Что касается России, то здесь ситуация иная: техники, например, для горизонтального бурения, явно мало, отмечает начальник аналитического отдела инвесткомпании «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских. А после введения западных санкций российским недропользователям приходится искать замену импортным агрегатам, поскольку наладить производство собственных аналогов можно, но произойдет это не так быстро.

Остается проблема и с технологиями. DW цитирует слова директор Института проблем нефти и газа РАН Анатолия Дмитриевского, который отмечает, что российская и американская сланцевая нефть совсем не одинаковы, поэтому даже американские технологии не подойдут для извлечения российской сланцевой нефти.

«Для баженовской свиты не подходит многостадийный гидроразрыв, и все технологии, которые сейчас пробуют, не тянут», — резюмирует академик.

Нет на баженовской свите и соответствующей инфраструктуры. Так, Подлевских отмечает, что в США за разработку сланцевых углеводородов могли взяться многие мелкие компании, так как для этого были созданы транспортные условия — многократно увеличились перевозки нефти по ж/д и автодорогам. В России же такая инфраструктура отсутствует, нет и разветвленной сети трубопроводов в районе залегания сланцевой нефти.

А снижение цен на нефть в последний год и вовсе ставит крест на добыче сланцевой нефти в России, добыча на «трудных» месторождениях становится попросту нерентабельной. Подлевских считает, что активная разработка баженовской свиты начнется не раньше, чем цены на «черное золото» вернутся к 100-долларам за баррель. И пока это не произойдет, «компании будут изображать кипучую деятельность, но их приоритетом будут оставаться традиционные, пусть и истощаемые, месторождения», уверен эксперт. 

Текст NewsB​ox

www.sib-science.info


Смотрите также