Безопасность и независимость. Спрос и предложение нефти


Мировой рынок нефти – спрос и предложение : /800/600/http/www.uamconsult.com/800/600/http/www.uamconsult.com/800/600/http/www.uamconsult.com/800/600/http/www.uamconsult.comМеждународный рынок нефти и место России на нём

Мировой спрос на нефть за последние двадцать лет устойчиво повышался, и в целом увеличился с  490 тонн/сутки в 1991 г. до 560 тонн /сутки в  2001 г., или на 13,8%. Мировой ВВП за тот же период увеличился на 43,3%. Таким образом, в среднем за период 1992-2001 гг. рост мирового ВВП на 1% сопровождался ростом мирового спроса на нефть на 0,32%. Снижение темпов роста мировой экономики сопровождается падением мировых цен на нефть. Так, при темпах роста мирового ВВП менее 3% в год (такая ситуация имела место в 1991, 1993, 1998 и 2001 гг.) мировые цены на нефть неизменно падали, причем их годовое снижение превышало 10%.

Ведущую роль в формировании мирового спроса на нефть играет Северная Америка, на которую приходится 30,4% мирового потребления нефти. При этом 25,6% мирового потребления приходится на США. На Европу (без стран на территории бывшего СССР) приходится 21,4% мирового потребления, в том числе 18% - на страны ЕС. Третьим крупным центром мирового потребления являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Крупнейшим азиатским потребителем нефти является Япония, на которую приходится 7,2% мирового потребления. Крупными потребителями являются также Китай (6,8% мирового потребления) и Южная Корея (2,9%). Можно отметить, что одна Южная Корея потребляет почти столько же нефти, сколько вся Африка. Ведущую роль в формировании мирового спроса на нефть играют промышленно развитые страны. На страны ОЭСР в 2000 г. приходилось 62,4% мирового потребления нефти, при этом на США, страны ЕС и Японию – 50,8% мирового потребления. В России потребление нефти гораздо меньше, чем в Северной Америке и Европе, и оно составляет не более 4% от общего объема.

 

Роль ведущих промышленно развитых стран в формировании мирового спроса и, соответственно, в формировании цен на нефть на мировом рынке, может быть наглядно проиллюстрирована данными о структуре мирового импорта нефти и нефтепродуктов.

Структура закупок на международных рынках нефти и нефтепродуктов в 2000 г.

 

Нефть

Нефтепродукты

млн. т

%

млн. т

%

/800/600/http/www.uamconsult.com/800/600/http/www.uamconsult.com/800/600/http/www.uamconsult.com/800/600/http/www.uamconsult.comМеждународный рынок, всего

1660,7

100,0

451,2

100,0

США

446,0

26,9

103,6

23,0

Западная Европа

402,7

24,2

96,0

21,3

Япония

215,0

12,9

49,1

10,9

Остальные страны

597,0

35,9

202,5

44,9

Источник: BP Statistical Review of World Energy.

Предложение нефти на мировом рынке определяется спросом на нефтепродукты и, соответственно, теми факторами, которые формируют данный спрос. В то же время на объемы предложения (добычи) нефти влияют геолого-технологические факторы, отражающие геологические характеристики разрабатываемых и разведанных месторождений, государственная политика в нефтедобывающих странах в отношении нефтяного сектора, поведение нефтяных компаний - производителей нефти, а также некоторые случайные факторы.

Мировые запасы нефти в настоящее время составляют около 145 млрд. т и в целом позволяют обеспечить как текущий, так и перспективный мировой спрос на нефть (обеспеченность текущей мировой добычи нефти доказанными запасами в настоящее время составляет 40 лет). В то же время географическое распределение нефтяных запасов крайне неравномерно. Ряд стран, контролирующих значительные запасы нефти, объединились в  Организацию стран-экспортёров нефти (OPEC). В OPEC на сегодняшний день входят 11 государств: Алжир, Венесуэла, Индонезия, Иран, Ирак, Катар, Кувейт, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Саудовская Аравия. Подробнее об OPEC будет рассказано ниже.

Страны – члены  OPEC контролируют 78% доказанных мировых запасов нефти. Почти две трети доказанных мировых запасов нефти (65% в 2000 г.) сосредоточены в странах Ближнего Востока (регион Персидского залива). При этом четверть мировых запасов нефти приходится на Саудовскую Аравию.

Источник: BP Statistical Review of World Energy.

Мировое производство нефти следовало за растущим спросом и за последние десять лет увеличилось на 15,3%. Снижение мировой добычи нефти имело место лишь в 1999 г. как результат действий OPEC по сокращению добычи нефти, а также снижения инвестиций в отрасль в условиях падения мировых цен на нефть в 1998 г. Региональная структура добычи нефти показывает, что основная часть мировой добычи нефти (41,5% в 2000 г.) приходится на страны OPEC, в первую очередь на страны Ближнего Востока. Крупнейшими мировыми производителями нефти являются Саудовская Аравия, США и Россия. В 2000 г. на них приходилось соответственно 12,3%, 9,8% и 9,0% мировой добычи нефти.

Следует учитывать, что большая часть нефти, добываемой странами OPEC, экспортируется (например, Саудовская Аравия экспортирует более 85% производимой нефти), тогда как нефть, добываемая, например, в США, почти полностью поставляется на внутренний рынок (США являются импортером нефти). Поэтому влияние стран OPEC на мировом нефтяном рынке, то есть в мировом нефтяном экспорте, значительно выше, чем их доля в мировом производстве. Доля стран OPEC в международной торговле составляет около 66%. Именно это определяет возможности OPEC существенным образом влиять на формирование мировых цен на нефть. Как видно из приведенных данных по структуре мирового экспорта нефти и нефтепродуктов, ведущую роль в поставках нефти на мировой рынок играют страны Ближнего Востока, на которые приходится более 50% мирового экспорта нефти.

 

www.uamconsult.com

Нефть: да здравствует закон спроса и предложения! | Мир | ИноСМИ

Последние полгода цены на нефть катятся вниз. Так, стоимость барреля уменьшилась со 110 долларов в июне до 65 долларов в начале декабря. Общий спад составил почти 40%, а некоторые эксперты считают, что тенденция может продолжиться и до 50 долларов за баррель. И это, безусловно, лучшая новость для мировой экономики после финансового кризиса 2008 года и изменения геополитической ситуации в пользу западных стран. Тем не менее почти во всех звучащих комментариях слышится тревога.

Боятся сейчас много чего: нефтяной дефляции, развала ОПЕК, банкротства России и безудержного потребления углеводородов без заботы о потеплении климата.

Как бы то ни было, с фактом придется мириться: нефть будет дешевле еще какое-то время, и это, безусловно, к лучшему. Это увеличивает покупательную способность всех, кто импортирует нефть. Это словно уменьшение налогов для среднего класса. Это означает больший экономический рост и большую занятость по всему миру и особенно в Европе, которой это необходимо, как никогда. По мнению директора МВФ Критин Лагард, 25% снижение цен на нефть дает в среднем 0,8% роста мировой экономики. Во Франции речь идет о 0,2% с учетом высокого уровня налогообложения нефтепродуктов.

В США, где налоги на топливо значительно меньше, цена галлона (3,7 литра) бензина на заправках заметно пошла вниз: с 3,7 доллара в июне до 2,7 доллара сейчас. В годовом исчислении это будет означать сокращение расходов американских семей на 75 миллиардов долларов.

Бессилие нефтяного картеля

Резкое снижение стоимости барреля за последние месяцы иллюстрирует и бессилие картеля, который вот уже не первое десятилетие доминирует на нефтяном рынке. Цены на нефть сегодня определяются одним лишь законом спроса и предложения и больше не являются политическим объектом, который зависит от открытия и закрытия клапанов саудовским, иранским, иракским, российским или венесуэльским режимом...

Падение цен на нефть связано с необычайно широким предложением и спадом спроса, в частности в Китае и Европе. США и в меньшей степени Канада тоже сыграли заметную роль в резком изменении ситуации на нефтяном рынке. С 2005 года объемы добычи черного золота в США увеличились вдвое и достигли отметки в 9 миллионов баррелей в день. И это еще не предел. По данным международного энергетического агентства, проведенные инвестиции должны в будущем году вывести американскую отрасль к 10 миллионам баррелей в день, что позволит США обойти Саудовскую Аравию, крупнейшего производителя в мире на данный момент. Кроме того, ставшая настоящей революцией добыча сланцевого газа вот уже не первый год создает конкуренцию нефти, в том числе в сфере производства электроэнергии.

Поэтому Саудовская Аравия и ОПЕК просто смирились с неизбежным в данных условиях снижением цен. Картель сохранил объемы производства на отметке в 30 миллионов баррелей в день, так как уменьшение объемов привело бы лишь к потере рыночной доли без существенного воздействия на цены.

К тому же, предложение может еще больше расшириться: источником тому могут послужить США и Канада, а также Иран в случае подписания международного соглашения по его ядерной программе и даже Ирак и Ливия при условии прекращения в этих странах гражданской войны.

На собрании ОПЕК 27 ноября Иран, Ирак, Ангола и Венесуэла поначалу требовали сокращения производства, однако затем поддержали позицию саудовского министра нефти Али аль-Наими, признав, что сокращение производства не поднимет цены.

Дешевая нефть на ближайшие годы

Сейчас ОПЕК и Россия дожидаются «равновесия» рынка, то есть более или менее длительной нехватки топлива, которая вернет им утерянные позиции. Однако ожидание может оказаться долгим. Владимир Путин предполагает стабилизацию и подъем цен в середине следующего года. Однако это не самый вероятный сценарий. По некоторым (пусть и не самым реалистичным) прогнозам, бум сланцевой нефти и газа может продлиться до 2040-х годов. К тому моменту аккумуляторные технологии могут продвинуться далеко вперед и привести к массовой замене двигателей внутреннего сгорания электрическими, что существенно сократит потребности в углеводородах.

Никто сегодня не может сказать, когда спрос на нефть вырастет достаточно, чтобы поглотить нынешнее избыточное предложение. Производство сланцевой нефти в США и Канаде, безусловно, не продлится вечно, но точно предсказать его спад сейчас невозможно, и оно будет идти по нарастающей по меньшей мере до 2020-х годов.

В ближайшие недели и месяцы баррель продолжит движение вниз. «Замедление производства в США наступит не сразу», — считает Дэннис Гартман, признанный авторитет на финансовых рынках с 1987 года. По его мнению, разработка месторождений сланцевой нефти станет нерентабельной лишь при цене в 50-55 долларов за баррель.

Таким образом, в распоряжении Европы, США и Китая появилось несколько лет дешевой нефти, которые помогут им относительно безболезненно приспособить экономику к неизбежным переменам в энергетике и с более выгодных для себя позиций урегулировать ряд важных стратегических проблем. Им, вероятно, станет проще убедить Иран отказаться от разработки ядерного оружия и оказать давление на Владимира Путина, чтобы тот поумерил свои имперские амбиции.

К тому придется отбросить и несколько, казалось бы, нерушимых геополитических аксиом: ОПЕК и Россия контролируют нефтяной рынок, редкость ресурсов представляет собой растущий источник конфликтов между Западом и Китаем и т.д. Сейчас это уже не так... На какое-то время.

Такие резкие изменения могут оказаться очень опасными и породить, например, еще большую нестабильность на Ближнем Востоке. Снижение цен может также отрицательно сказаться на климате, вызвав увеличение спроса на нефть.

Но мы допустим страшную ошибку, если не попытаемся воспользоваться такой экономической и политической возможностью, которую никто и вообразить себе не мог еще полгода назад.

inosmi.ru

Баланс спроса и предложения нефти на рынке начал изменяться — Российская газета

Елена Телегина, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина

Минувший год войдет в историю как год резкого и на первый взгляд необъяснимого, а главное - мало кем спрогнозированного падения цен на нефть. О том, что ждет ресурсные рынки в ближайшем будущем, "РГ" рассказала член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Елена Телегина.

Российская газета: Как бы вы охарактеризовали сложившуюся в результате ситуацию?

Елена Телегина: Сегодня энергетические рынки, как никогда, подвержены флуктуации, и это противоречит принципам устойчивого развития, которое является необходимым условием поддержания энергетической безопасности в мире. Осложнена и реализация крупных проектов, которые нуждаются в глубокой кооперации. Эти события заставляют по-новому увидеть концепцию энергетической безопасности. Перед аналитиками в связи с падением цен встал вопрос: остаются ли решающими фундаментальные факторы спроса и предложения?

Главный драйвер увеличения спроса - рост мировой экономики. Она развивается поступательно, даже в переломном 2014 году ее рост составил 3,5%. Показатель главного потребителя энергоресурсов, Китая, больше - 7%. По прогнозам Всемирного банка, в ближайшие годы общий рост мировой экономики сохранится на уровне 3%, а для развивающихся рынков - больше 4%. То есть цена снижаться не должна. Тем не менее в 2014 году мы наблюдали существенное, даже драматическое ее падение. Похожие процессы наблюдаются и на других сырьевых рынках. Вывод очевиден: решающим оказался новый фактор - роль финансовых спекулянтов, их уход из сырьевых фьючерсов. То есть падение цен на сырье связано теперь с глобальной финансовой конъюнктурой в большей степени, чем с факторами спроса и предложения.

Уход спекулянтов из сырьевых фьючерсов связан с изменением политики количественного смягчения Федеральной резервной системы США. Как только подняли ставки, игра пошла на выход из спекулятивных бумаг. Это политика американских властей. Насколько она имела своей скрытой целью снижение цен, можно спорить, но то, что результат этого мы увидели, - факт.

РГ: Следует ли из этого, что и высокая цена предыдущих нескольких лет также определялась этим же фактором?

ЕТ: На фьючерсных рынках возник пузырь, который долгое время надувался. Цену очень сильно оторвало от справедливого ее уровня. А этот уровень в нефтяном сообществе определяется как величина, которая покрывает издержки и дает производителю маржу в размере 20%. Это около 90 долларов за баррель, если вести расчет, исходя из самых дорогих с точки зрения условий добычи проектов. Сейчас в результате схлопывания этого фьючерсного пузыря цена опустилась уже заметно ниже ее справедливого уровня.

РГ: И что с ней будет дальше?

ЕТ: Мы увидим колебания в районе 60-70 долларов за баррель в течение 2-3 лет, а затем поступательный рост. Цена должна в ближайшие 7-8 лет подняться до 100 долл. и выше. Но при этом стоит учитывать, что до 2030 года прогнозируется технологический перелом, когда начнется активное использование электродвигателя. Это будет совершенно новая ситуация.

РГ: А где же здесь проблема энергетической безопасности?

ЕТ: Стоит вспомнить, что сама концепция энергетической безопасности сформировалась в 1970-е годы. Это была реакция на нефтяной кризис 1973 года, когда ОПЕК заявила, что не будет поставлять нефть странам, поддержавшим Израиль в конфликте с Сирией и Египтом, прежде всего США и их союзникам в Западной Европе. В течение следующего года цена на нефть поднялась с 3 до 12 долл. за баррель.

До этих событий цена менялась очень слабо, находясь под контролем крупных американских корпораций. Нефть продавалась по долгосрочным контрактам. Это был в чистом виде рынок продавца. Когда же влияние ОПЕК усилилось, Международное энергетическое агентство в противовес выдвинуло концепцию энергетической безопасности. В ее основе лежит принцип гарантированности бесперебойных поставок нефти на рынок. Но затем формируется торговля нефтяными фьючерсами, и они становятся основным инструментом, приходя на смену долгосрочным контрактам. В 2000-е годы возникает новый фактор - массовый приход спекулятивного капитала в сырьевые фьючерсы за счет количественного смягчения на американском рынке дешевых денег.

Сегодня принципы глобальной энергетической безопасности - баланс спроса и предложения и бесперебойные поставки на рынок - претерпевают фундаментальные изменения. Цены не отражают баланс.

РГ: То есть когда спекулянты из сырьевых фьючерсов вышли, каждый стал играть сам за себя?

ЕТ: Скажем так: сегодня принципы глобальной энергетической безопасности вступают в противоречие с концепцией использования собственных ресурсов, пусть даже более дорогих. Вопрос энергетической независимости становится более важным, чем энергетическая безопасность.

Дает ли энергетическая независимость ощущение безопасности? Для разных регионов - разные ответы. Сегодня на рынке доминируют национальные энергетические компании, а не прежние американские и европейские "семь сестер". И национальные компании считают ресурсы важным геополитическим оружием. Они закрывают доступ к ресурсам своих стран независимым добывающим компаниям. И эта ситуация будет вызывать рост конкуренции и политических рисков.

С 1960-х годов мы наблюдаем недооценку многими последовательно возникавших новых решающих факторов: сначала - формирования арабского центра влияния, затем - сланцевой революции. Сегодня недооценивается влияние энергетической интеграции, идущей в Азии. В Китае может быть создана товарная биржа, где будет вестись торговля нефтяными фьючерсами в юанях. Это подорвет структуру существующих отношений, замкнутых на доллар как основное расчетное средство в торговле углеводородами.

РГ: Каковы перспективы России в этой ситуации?

ЕТ: Нужно понимать, что Россия подошла к падению цен, уже замедляясь в экономическом развитии. Доля ТЭК в экспорте - 70%. Причем у нас критическая зависимость именно от нефти и нефтепродуктов, а не от газа. Но вектор на Восток позволяет использовать альтернативные маршруты, портовую инфраструктуру. Еще один важный фактор энергетической интеграции и геополитического влияния - формирование Евразийского экономического союза. Он будет развиваться как противовес растущему влиянию США.

В этой ситуации крайне важны проекты "Транснефти" - "Балтийская трубопроводная система" и "ВСТО". БТС позволила избавиться от балтийского транзита и самостоятельно выйти на рынок стран Северной Европы, ВСТО открыл дорогу в Азию. Таким образом, сделано очень много для обеспечения устойчивости развития нашей страны и энергетической безопасности в Евразии.

rg.ru


Смотрите также