По особому тарифу: чем обернётся удорожание транзита российской нефти через Белоруссию. Транзит нефти через белоруссию


чем обернётся удорожание транзита российской нефти через Белоруссию » Мировое Политическое Шоу

По особому тарифу: чем обернётся удорожание транзита российской нефти через Белоруссию

Правительство Белоруссии резко — сразу в полтора раза — подняло тарифы на транзит российской нефти через белорусскую территорию к европейским потребителям. Это ставит снабжение европейцев нефтью на грань рентабельности. Решение об увеличении тарифов появилось сразу после двух событий: заявления российского вице-премьера Аркадия Дворковича о том, что цена на газ для Белоруссии снижаться не будет, и возвращения Александра Лукашенко из Пекина с договорённостями о новых финансовых вливаниях Китая в Белоруссию. При этом представитель «Транснефти» Игорь Демин заявил, что компания не получила уведомления об изменении тарифов, и сообщил о намерении обратиться в ФАС России. Прогноз развития ситуации — в материале RT.

Журналисты давно заметили: белорусские власти очень любят сообщать громкие новости либо в пятницу вечером, либо в субботу. Так произошло и на этот раз: в субботу, 1 октября, было предано огласке постановление Министерства антимонопольного регулирования и торговли, по которому тарифы на транзит нефти по магистральным трубопроводам через территорию Белоруссии вырастут на 50%. В последний раз расценки на эти услуги повышались 1 февраля 2016 года и в намного меньшем масштабе.

Речь идёт о транспортировке нефти из России в страны Европы по отрезкам магистрального трубопровода «Дружба», которые принадлежат белорусским предприятиям ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба». Тариф по маршруту Унеча (Высокое) — Адамова Застава вырастет с 267,32 до 400,98 российского рубля за тонну (без учёта НДС). По маршруту Унеча (Высокое) — Броды — со 114,82 до 172,23 российского рубля. Тариф по маршруту Невель (Великие Луки) — Полоцк — Высокое увеличится с 32,31 до 48,47 российского рубля (по этому маршруту приводится тариф на приём и дальнейшую транспортировку нефти в Германию, Чехию, Словакию, Польшу, Венгрию и на Украину).

Днём в субботу в СМИ появился комментарий вице-премьера РФ Аркадия Дворковича о белорусско-российских переговорах по цене на газ. По словам Дворковича, в начале следующей недели Россия и Белоруссия возобновят дискуссию, однако речь о скидке для Минска не идёт. А днём ранее министр энергетики России Александр Новак заявил, что долг Белоруссии за российский газ приблизился к $300 млн.

Слова российского вице-премьера фактически опровергают многочисленные заявления белорусского руководства о том, что «вопрос с Россией по газу почти решён», включая и звучавшие лично из уст Александра Лукашенко.

Показательно, что само постановление о повышении цен на транзит российской нефти было подписано 28 сентября — в день, когда Лукашенко отправлялся в Китай за новыми кредитами и инвестициями. Но держалось в секрете до 1 октября, то есть до возвращения президента Белоруссии домой. И опубликовано оно одновременно с заявлением Дворковича о безуспешности (для Белоруссии) переговоров по газу. Поверить в такие совпадения трудно.

«Александр Лукашенко вернулся из Пекина очень приободрённым, с ворохом подписанных договоров о китайских кредитах и инвестициях. И от китайских товарищей он услышал массу обещаний поддержать в трудную минуту, которым почему-то поверил, — сказала RT белорусский политик, глава гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач.

— Лукашенко бьёт по больному: резкий рост тарифа на транзит российской нефти через Беларусь напрямую скажется на её конкурентоспособности на европейских рынках. А там и без того всё невесело: например, Польша недавно приняла решение полностью заменить российскую нефть на более дешёвую иранскую. Даже нефтеперерабатывающие предприятия Польши уже перенастроены на нефть из Ирана. В такой ситуации российские нефтяники могли бы попытаться демпинговать, но Лукашенко их такой возможности лишает. Однако Александр Григорьевич и сам крупно рискует: ведь энергообеспечение Беларуси на 80% зависит от российского газа».

«Нефтегазовые» разногласия между Белоруссией и Россией возникли весной 2016 года. Сейчас цена на газ для Белоруссии составляет $132 за 1000 кубометров. В Минске, однако, считают справедливой цену на поставляемый в Беларусь российский газ в размере $73 за 1000 кубометров. Власти мотивируют это двумя вещами — общемировым падением цен на энергоносители и достигнутыми ранее политическими договорённостями о том, что российские и белорусские потребители (прежде всего промышленные) должны получать газ по одной и той же цене. В противном случае они оказываются в неравных конкурентных условиях, что противоречит духу Союзного государства России и Белоруссии.

Словом, с весны Минск стал платить за газ столько, сколько считает нужным. В свою очередь, «Газпром» начал насчитывать долг и жаловаться в Минэнерго. Переговоры ни к чему не приводили, и Аркадий Дворкович заявил, что Россия из-за недоплаты за поставки газа приняла решение о сокращении поставок нефти в Белоруссию. В третьем квартале поставки ощутимо сократились; из России поступило 3,5 млн. тонн нефти (против 5,8 млн. тонн в первом квартале и 5,7 млн. тонн во втором).

Это решение оказалось очень болезненным для Минска, так как средства от переработки беспошлинной российской нефти составляют существенную часть бюджетных поступлений. В белорусском правительстве заявили, что с такой позицией не согласны, и предложили не увязывать газовые вопросы с объёмами поставок нефти. А президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что снижение поставок Россией нефти в Белоруссию он расценивает как давление на его страну.

Теперь обсуждаются три варианта условий поставок газа в Белоруссию. Первый — вариант равнодоходных цен, второй — привязка к внутрироссийским ценам с рядом условий. Третий вариант предполагает определённые субсидии. Правда, такие переговоры могут тянуться до бесконечности, если не будет принято политическое решение на уровне президентов.

«Конечно, в Минске были бы рады компенсировать разницу между действующей и желаемой ценой на газ повышением для России тарифа на транзит этого самого газа, — говорит RT белорусский экономический аналитик Вадим Петрищенко. — Но поступить так с газом уже невозможно, поскольку белорусское госпредприятие «Белтрансгаз» ранее было продано белорусскими властями российскому «Газпрому» и стало называться «Газпром Трансгаз Беларусь». Тарифы на транзит оно устанавливает само, однако исправно платит налоги в белорусский бюджет. Так что решили надавить на транзит нефти».

Постановление о росте тарифов на транзит российской нефти через Белоруссию вступает в силу через 10 дней после официального опубликования. То есть у сторон конфликта остаётся примерно неделя, чтобы решить, получит ли Белоруссия скидку на поставляемый природный газ. К тому же статус этого постановления — решение одного из министерств — достаточно невысок, что позволит в случае чего президенту легко его отменить без какого-либо ущерба для собственной репутации.

Заметим, что политическое решение, похоже, придётся принимать. Ещё 23 сентября премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков сообщил журналистам, что в июле-августе на белорусской экономике сказался неожиданный фактор — ограничение российской стороной поставок нефти. «1,6 млн. тонн мы недополучили в третьем квартале. Как по цепочке, сократились объёмы промышленного производства и объёмы прежде всего оптовой торговли. Это уменьшило наш ВВП на 0,3%», — пояснил Кобяков.

«Снижение поставок нефти приводит к сокращению объёмов производства и экспорта белорусских нефтепродуктов, что, соответственно, отрицательно сказывается на объёме промышленного производства и динамике ВВП. С другой стороны, сокращение поставок нефти — это ещё и снижение поступлений в белорусский бюджет, куда зачисляются вывозные пошлины на нефтепродукты», — отметил в комментарии информационной компании «БелаПАН» директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

До конца 2014 года Белоруссия перечисляла в бюджет России экспортную пошлину при продаже за пределы Таможенного союза нефтепродуктов, изготовленных из беспошлинной российской нефти. С 2015-го вся пошлина пополняет бюджет Белоруссии, при этом нефть на белорусские НПЗ поступает из России по внутрироссийским ценам (без пошлин на экспорт нефти), а они значительно ниже мировых. Это и стало одним из основных факторов относительной сбалансированности белорусского бюджета. Теперь же российские ограничения на поставки нефти эту идиллию разрушают.

Денис Лавникевич, Минск

Оригинал RT на русском

mpsh.ru

Белоруссия против России: битва за Прибалтику

Накануне в поселке Пионерский Калининградской области, на совещании по развитию транспортной инфраструктуры Северо-Запада России, Владимир Путин предложил обязать белорусские нефтеперерабатывающие заводы использовать российскую железную дорогу и порты для экспортных поставок своей продукции. «Это нужно обсуждать в более широком формате. Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть, другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры», — заявил Путин.

Впрочем, первым эту инициативу озвучил глава РЖД Олег Белозеров, который пожаловался президенту, что белорусская сторона отказывается от услуг российских железных дорог в пользу транспортников из стран Балтии. «По нефтеналиву мы дали 50%-ю скидку для перевозки с белорусских заводов, но белорусские НПЗ пока не используют ни Усть-Лугу, ни Санкт-Петербург, а едут в республики Прибалтики. Мы ведем дискуссию, они говорят, что у них долгосрочные контракты на эту тему заключены, но мы стараемся выстраивать с ними диалог», — сказал Белозеров.

В свою очередь Владимир Путин подчеркнул: «Это не какие-то политические решения. Мы просто должны загружать свои собственные мощности, создавать здесь налоговую базу, мы должны рабочие места обеспечивать — именно в России, а не где-то в другом месте». При этом он, правда, отметил, что российские порты должны обеспечить конкурентоспособные условия. Также из его слов следует, что могут быть озвучены новые скидки на доставку грузов к портам по железной дороге.

Политика против географии

Переработка беспошлинной российской нефти с экспортом нефтепродуктов на Запад — одна из двух основ белорусской экономики. (Вторая  — экспорт калийных удобрений.) В 2016 году Белоруссия экспортировала с двух своих НПЗ 13 млн тонн нефтепродуктов. Базовый прогноз на 2018 год предусматривает переработку поставленных из России 23 млн тонн нефти, что даст прирост ВВП Белоруссии в размере 2,7%.

Фото с сайта president.gov.byВ Белоруссии «социализм» отменять не собираются?

При максимальной производительности нефтеперерабатывающих заводов 6 млн тонн нефтепродуктов используются для внутреннего потребления Белоруссии, остальные 10-12 миллионов идут на экспорт. При этом практически все 25 лет своей независимости Белоруссия направляет экспортный транзит  через порты Литвы и Латвии — это выгодно просто в силу географической близости. Также небольшие объемы экспортируются через Украину. Например, в 2016 году по железной дороге из Беларуси в Латвию было перевезено 15,6 млн тонн грузов, в том числе 5,4 млн тонн нефтепродуктов, что составило 79% всех нефтеналивных грузов, перевезенных по латвийской ж/д.

При этом белорусские экспортеры инвестируют немалые деньги в транспортную инфраструктуру стран Балтии. Так, «Белорусская нефтяная компания» в 2015 году заключила соглашение с SIA Woodison Terminal о покупке доли нефтеналивного терминала в Риге. А «Беларуськалий» в 2013-м купил 30% клайпедского терминала сыпучих грузов.

В то же время на фоне конфликта с Западом в Москве приняли решение к 2018 году прекратить экспорт российских нефтепродуктов через порты Клайпеды (Литва), Вентспилса и Риги (Латвия), загрузив свои собственные мощности на Балтийском и Черном море (Усть-Луга, Приморск и Новороссийск). Теперь российская сторона хочет как через снижение тарифов, так и через политическое давление заставить белорусских нефтепереработчиков перевести нефтяные грузы из прибалтийских портов в порты РФ.

«Российские железные дороги уже не раз пробовали перетянуть на себя одеяло белорусского транзитного экспорта, предлагали скидки — то в 25%, то в 50% на два года, — рассказал „Росбалту“ белорусский политолог Антон Платов. — Но в Беларуси отлично понимают, чем это чревато. Прибалтика ближе, с ней все отлажено, и к тому же прибалты очень тщательно выполняют все обязательства, ведь для них это вопрос экономического выживания. А российский перевозчик, говоря вежливо, не самый надежный партнер. Плюс сюда добавляется то, что зависимость белорусов от транзита Москва в любой момент может использовать в политических целях. Наконец, РЖД дает скидки только на два года, а что будет дальше?»

Фото с сайта gazprom.ruЭпоха газовых войн возвращается

Между тем, еще в сентябре прошлого года РБК сообщил, что российская «Транснефть» предложила закрепить в межправительственном соглашении, регламентирующем беспошлинные поставки нефти из России для переработки на белорусских НПЗ, обязательства Белоруссии экспортировать определенные объемы нефтепродуктов через российские порты. А в конце октября 2016-го на транспортировку белорусских нефтепродуктов в северо-западные порты России РЖД установила скидку в 25%, в марте увеличив ее до 50%. Но тогда министр транспорта и коммуникаций Белоруссии Анатолий Сивак ответил, что одних усилий РЖД для переориентации транзита белорусских нефтепродуктов недостаточно: нужно учитывать еще стоимость услуг в портах и расстояние перевозок морским путем.

Теперь официальный Минск фактически получил ультиматум: если он хочет и далее получать российскую беспошлинную нефть, то должен отправлять выработанные на НПЗ в Новополоцке и Мозыре нефтепродукты не через Клайпеду и Вентспилс, а через Усть-Лугу, Высоцк и Петербургский нефтяной терминал. Это давление со стороны России прямо противоречит белорусской политике диверсификации экспорта, которая официально закреплена на правительственном уровне. К тому же транзит через страны Балтии способствует укреплению отношений с Евросоюзом, в чем Минск особо заинтересован на фоне регулярных сложностей в отношениях с Россией.

В свою очередь Россия в данной ситуации может попытаться решить вопрос без политического давления на Минск. Например, создать условия, которые будут белорусским НПЗ выгодны: «пригладить» не только железнодорожные тарифы, но и тарифы в портах. А уже тогда, пользуясь монопольным положением поставщика в Белоруссию нефти, заложить порт транзита в пакетное соглашение. Такая практика в мире существует. Хотя, конечно, для переориентации белорусского экспорта на российские порты в соглашение должны быть заложены еще какие-то крупные компенсационные бонусы для Белоруссии.

История вопроса

Еще 11 апреля 2012 года белорусский посол в Вильнюсе Владимир Дражин отметил, что если Белоруссия прекратит поставки грузов через Клайпеду, потери Литвы составят 7 млрд литов ($2,66 млрд), а армия безработных вырастет на 12 тыс. человек. «Вот цена вопроса, и литовские политики должны над этой ценой задуматься. Вы, наверное, слышали, что Белоруссии уже приходится переориентировать грузы из портов Латвии. Для латвийской экономики это нанесет колоссальный ущерб — до $3 млрд», — добавил он.

Фото с сайта ldz.lvПрибалтика бьется за Китай

Тогда никто не понял, к чему был этот выпад. Но история неожиданно получила развитие в начале ноября того же года. На встрече с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко Александр Лукашенко заявил, что Белоруссия готова переориентировать перевалку больших объемов грузов с портов стран Балтии на порты Ленобласти.

«Мы очень серьезно обсуждали эту тему на последней встрече с президентом России Владимиром Путиным, — сказал тогда глава Белоруссии. — Мы приняли принципиальное решение о переориентации больших объемов грузов, в том числе калийных удобрений, с портов балтийских государств на ваши порты. Нам нужно очень серьезно проработать эту тематику. Президент России однозначно поддержал эту инициативу. Нам надо договориться с железнодорожниками Беларуси и России и побыстрее реализовать эти договоренности. Думаю, что если даже вы где-то пойдете на уступки белорусам, то в объемах вы значительно выиграете, потому что это не один десяток миллионов тонн грузов, которые мы переваливаем в портах балтийских государств. Мы с президентом договорились о том, что мы будем реализовывать эту программу».

Как отметил Лукашенко, Белоруссия находится на перекрестке транзитных путей между Востоком и Западом, а Ленинградская область располагает мощным транспортно-логистическим потенциалом в виде четырех морских портов. «Это для нас интересно с точки зрения реализации совместных транзитных проектов, в том числе взаимной перевалки товаров в третьи страны морским и сухопутным путем», — сказал белорусский президент.

В свою очередь губернатор Ленинградской области отметил, что необходимо договориться о справедливых тарифах. «Если нам удастся сделать справедливые тарифы или, как мы говорили с правительством Беларуси, чтобы тарифы были хотя бы в ноль по сравнению со странами Балтии, — сказал он. — Экономики Ленинградской области, России, Беларуси от этого только бы выиграли. Мы сегодня готовы через наши портовые сооружения переваливать и технику, и минеральные удобрения, и нефтепродукты, и многое другое. Мы должны максимум приложить усилий для того, чтобы были справедливые тарифы».

Фото с сайта kprf.ruМинск перестал бояться «акул империализма»?

Буквально неделю спустя мне довелось с глазу на глаз побеседовать с тогдашним министром экономики Белоруссии Николаем Снопковым. На вопрос о планах перенаправить грузопотоки белорусского экспорта на многие миллиарды долларов из портов Литвы и Латвии в порты Ленинградской области он ответил: «Ситуация меняется — и в жизни, и в экономике, — всегда. Да, действительно, логистика по прибалтийским портам отличная. Другой вопрос — куда идут грузопотоки уже от Клайпеды? Ведь грузопотоки также нестабильны, они могут перенаправляться. Например, из Китая в Южную Америку. Разные направления, соответственно, может быть выгоднее из Санкт-Петербурга, а может быть выгоднее из Прибалтики. Здесь вопрос только один на мой взгляд, на взгляд министра экономики: выгодность. Стоимость транзита до порта, соответственно, цена фрахта ну и все. Выгодность, она диктует те или эти решения, которые будут приниматься нашими операторами».

На практике тогда, в 2012-м, это означало отказ переводить белорусский транзит в порты Ленобласти. «История давняя. Россия много раз пыталась заставить Беларусь поставлять нефтепродукты через Калининград, Усть-Лугу. Однако логистика проигрывает даже при 50%-й скидке нежели нынешние поставки через Клайпеду и Ригу. Однако если вопрос будет поставлен ребром, Минску некуда деваться: придется принять условия российской стороны. Хотя они не выгодны ни Беларуси, ни странам Балтии, — сказал в интервью изданию „Белорусская правда“ известный в стране экономист Лев Марголин. — Вопрос поднимается уже не первый год, и не первый год мы от него успешно отбиваемся. Но Кремль прекрасно понимает: заменив дешевую российскую нефть другой, весь выигрыш от логистики поставки нефтепродуктов мы потеряем на логистике по доставке нефти. Думаю, Лукашенко будет сопротивляться до последнего, потому что нефть — последнее прибежище для падающей белорусской экономики. Цены на нефть в обозримом будущем, думаю, будут постепенно снижаться, а дополнительные потери на логистике ощутимо ударят по белорусской экономике».

Наращивая противостояние

«Очень показательно, что Владимир Путин фактически предъявил ультиматум насчет переключения путей белорусского транзита буквально за месяц до начала учений „Запад-2017“, то есть накануне того момента, когда в Беларусь войдут российские войска. Что само по себе уже давно вызывает большую напряженность в регионе, — прокомментировал ситуацию „Росбалту“ эксперт по экономике гражданской кампании „Наш Дом“ Андрей Аксенов. — Но и у Минска есть аргументы, чтобы защищаться. Например, в прошлом году, в разгар „нефтегазового конфликта“, Минск в полтора раза поднял тарифы на транзит российской нефти через свою территорию. И только когда проблемный вопрос в сфере поставок энергоносителей был урегулирован, Беларусь вернула прежние тарифы на транзит российской нефти».

Действительно, сегодня через Белоруссию транзитом проходит 25% российского газа, поставляемого в Европу, и 30% экспортируемой российской нефти. То есть «транзитная война», если она разгорится, будет крайне невыгодна обеим сторонам — и Москве, и Минску. Другое дело, что для России это будут просто временные неприятности, а вот белорусская экономика в такой ситуации вполне может скоропостижно скончаться.

Денис Лавникевич, Минск  

www.rosbalt.ru

Закон Времени - По особому тарифу: чем обернётся удорожание транзита российской нефти через Белоруссию

Правительство Белоруссии резко — сразу в полтора раза — подняло тарифы на транзит российской нефти через белорусскую территорию к европейским потребителям. Это ставит снабжение европейцев нефтью на грань рентабельности. Решение об увеличении тарифов появилось сразу после двух событий: заявления российского вице-премьера Аркадия Дворковича о том, что цена на газ для Белоруссии снижаться не будет, и возвращения Александра Лукашенко из Пекина с договорённостями о новых финансовых вливаниях Китая в Белоруссию. При этом представитель «Транснефти» Игорь Демин заявил, что компания не получила уведомления об изменении тарифов, и сообщил о намерении обратиться в ФАС России. Прогноз развития ситуации — в материале RT.

Журналисты давно заметили: белорусские власти очень любят сообщать громкие новости либо в пятницу вечером, либо в субботу. Так произошло и на этот раз: в субботу, 1 октября, было предано огласке постановление Министерства антимонопольного регулирования и торговли, по которому тарифы на транзит нефти по магистральным трубопроводам через территорию Белоруссии вырастут на 50%. В последний раз расценки на эти услуги повышались 1 февраля 2016 года и в намного меньшем масштабе.

Речь идёт о транспортировке нефти из России в страны Европы по отрезкам магистрального трубопровода «Дружба», которые принадлежат белорусским предприятиям ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба». Тариф по маршруту Унеча (Высокое) — Адамова Застава вырастет с 267,32 до 400,98 российского рубля за тонну (без учёта НДС). По маршруту Унеча (Высокое) — Броды — со 114,82 до 172,23 российского рубля. Тариф по маршруту Невель (Великие Луки) — Полоцк — Высокое увеличится с 32,31 до 48,47 российского рубля (по этому маршруту приводится тариф на приём и дальнейшую транспортировку нефти в Германию, Чехию, Словакию, Польшу, Венгрию и на Украину).

Днём в субботу в СМИ появился комментарий вице-премьера РФ Аркадия Дворковича о белорусско-российских переговорах по цене на газ. По словам Дворковича, в начале следующей недели Россия и Белоруссия возобновят дискуссию, однако речь о скидке для Минска не идёт. А днём ранее министр энергетики России Александр Новак заявил, что долг Белоруссии за российский газ приблизился к $300 млн.

Слова российского вице-премьера фактически опровергают многочисленные заявления белорусского руководства о том, что «вопрос с Россией по газу почти решён», включая и звучавшие лично из уст Александра Лукашенко.

Показательно, что само постановление о повышении цен на транзит российской нефти было подписано 28 сентября — в день, когда Лукашенко отправлялся в Китай за новыми кредитами и инвестициями. Но держалось в секрете до 1 октября, то есть до возвращения президента Белоруссии домой. И опубликовано оно одновременно с заявлением Дворковича о безуспешности (для Белоруссии) переговоров по газу. Поверить в такие совпадения трудно.

«Александр Лукашенко вернулся из Пекина очень приободрённым, с ворохом подписанных договоров о китайских кредитах и инвестициях. И от китайских товарищей он услышал массу обещаний поддержать в трудную минуту, которым почему-то поверил, — сказала RT белорусский политик, глава гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач. — Лукашенко бьёт по больному: резкий рост тарифа на транзит российской нефти через Беларусь напрямую скажется на её конкурентоспособности на европейских рынках. А там и без того всё невесело: например, Польша недавно приняла решение полностью заменить российскую нефть на более дешёвую иранскую. Даже нефтеперерабатывающие предприятия Польши уже перенастроены на нефть из Ирана. В такой ситуации российские нефтяники могли бы попытаться демпинговать, но Лукашенко их такой возможности лишает. Однако Александр Григорьевич и сам крупно рискует: ведь энергообеспечение Беларуси на 80% зависит от российского газа».

«Нефтегазовые» разногласия между Белоруссией и Россией возникли весной 2016 года. Сейчас цена на газ для Белоруссии составляет $132 за 1000 кубометров. В Минске, однако, считают справедливой цену на поставляемый в Беларусь российский газ в размере $73 за 1000 кубометров. Власти мотивируют это двумя вещами — общемировым падением цен на энергоносители и достигнутыми ранее политическими договорённостями о том, что российские и белорусские потребители (прежде всего промышленные) должны получать газ по одной и той же цене. В противном случае они оказываются в неравных конкурентных условиях, что противоречит духу Союзного государства России и Белоруссии.

Словом, с весны Минск стал платить за газ столько, сколько считает нужным. В свою очередь, «Газпром» начал насчитывать долг и жаловаться в Минэнерго. Переговоры ни к чему не приводили, и Аркадий Дворкович заявил, что Россия из-за недоплаты за поставки газа приняла решение о сокращении поставок нефти в Белоруссию. В третьем квартале поставки ощутимо сократились; из России поступило 3,5 млн. тонн нефти (против 5,8 млн. тонн в первом квартале и 5,7 млн. тонн во втором).

Это решение оказалось очень болезненным для Минска, так как средства от переработки беспошлинной российской нефти составляют существенную часть бюджетных поступлений. В белорусском правительстве заявили, что с такой позицией не согласны, и предложили не увязывать газовые вопросы с объёмами поставок нефти. А президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что снижение поставок Россией нефти в Белоруссию он расценивает как давление на его страну.

Теперь обсуждаются три варианта условий поставок газа в Белоруссию. Первый — вариант равнодоходных цен, второй — привязка к внутрироссийским ценам с рядом условий. Третий вариант предполагает определённые субсидии. Правда, такие переговоры могут тянуться до бесконечности, если не будет принято политическое решение на уровне президентов.

«Конечно, в Минске были бы рады компенсировать разницу между действующей и желаемой ценой на газ повышением для России тарифа на транзит этого самого газа, — говорит RT белорусский экономический аналитик Вадим Петрищенко. — Но поступить так с газом уже невозможно, поскольку белорусское госпредприятие «Белтрансгаз» ранее было продано белорусскими властями российскому «Газпрому» и стало называться «Газпром Трансгаз Беларусь». Тарифы на транзит оно устанавливает само, однако исправно платит налоги в белорусский бюджет. Так что решили надавить на транзит нефти».

Постановление о росте тарифов на транзит российской нефти через Белоруссию вступает в силу через 10 дней после официального опубликования. То есть у сторон конфликта остаётся примерно неделя, чтобы решить, получит ли Белоруссия скидку на поставляемый природный газ. К тому же статус этого постановления — решение одного из министерств — достаточно невысок, что позволит в случае чего президенту легко его отменить без какого-либо ущерба для собственной репутации.

Заметим, что политическое решение, похоже, придётся принимать. Ещё 23 сентября премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков сообщил журналистам, что в июле-августе на белорусской экономике сказался неожиданный фактор — ограничение российской стороной поставок нефти. «1,6 млн. тонн мы недополучили в третьем квартале. Как по цепочке, сократились объёмы промышленного производства и объёмы прежде всего оптовой торговли. Это уменьшило наш ВВП на 0,3%», — пояснил Кобяков.

«Снижение поставок нефти приводит к сокращению объёмов производства и экспорта белорусских нефтепродуктов, что, соответственно, отрицательно сказывается на объёме промышленного производства и динамике ВВП. С другой стороны, сокращение поставок нефти — это ещё и снижение поступлений в белорусский бюджет, куда зачисляются вывозные пошлины на нефтепродукты», — отметил в комментарии информационной компании «БелаПАН» директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

До конца 2014 года Белоруссия перечисляла в бюджет России экспортную пошлину при продаже за пределы Таможенного союза нефтепродуктов, изготовленных из беспошлинной российской нефти. С 2015-го вся пошлина пополняет бюджет Белоруссии, при этом нефть на белорусские НПЗ поступает из России по внутрироссийским ценам (без пошлин на экспорт нефти), а они значительно ниже мировых. Это и стало одним из основных факторов относительной сбалансированности белорусского бюджета. Теперь же российские ограничения на поставки нефти эту идиллию разрушают.

Источник: rt.com

zakonvremeni.ru

Россия смирилась с транзитом белорусских нефтепродуктов через Прибалтику?

Минск, 4 октября 2017, 10:54 — REGNUM  Несмотря на переговоры о переориентации белорусских нефтепродуктов с прибалтийских портов на российские, порты Усть-Луги и Санкт-Петербурга решили не рекламировать себя в Белоруссии. Так, 3 октября в Минске открылась 11-я Международная специализированная выставка «Транспорт и логистика» в рамках Белорусской транспортной недели, однако стенды российских портов представлены не были, сообщает Sputnik.

Российские порты не разместили свои стенды на выставке. Зато одно из центральных мест здесь заняла реклама литовских железных дорог, а также литовского Клайпедского порта. Латвия тоже представила свои стенды Рижского и Вентспилского портов.

Между тем, как сообщало ИА REGNUM, Латвия и Эстония договариваются с Белоруссией об увеличении объемов грузоперевозок между странами, а также о совместном поиске новых клиентов, желая встроиться в «Новый Шелковый путь». В частности, 3 октября «Белорусская железная дорога» и «Латвийская железная дорога» подписали меморандум о сотрудничестве в области развития перевозок ускоренными поездами по сообщению Белоруссия — Латвия. С Эстонией белорусская сторона договорилась нарастить объемы перевозок внешнеторговых грузов и обмениваться информацией во время перевозок грузов в международном железнодорожном грузовом сообщении.

Читайте подробнее: Транзит нефтепродуктов: Белоруссия выпрашивает у России новые скидки

Напомним, ранее президент России Владимир Путин заявил, что белорусские нефтепродукты, которые полностью производятся из российской нефти, должны поставляться в другие страны не через порты Прибалтики, а через российские северо-западные. Для этого Путин предложил увязать поставки нефти на белорусские НПЗ с транспортировкой выработанных нефтепродуктов через Россию.

Белорусская сторона, в свою очередь, не исключает возможности переориентации транзита нефтепродуктов на российские порты. Однако, по словам заместителя премьер-министра Белоруссии Владимира Семашко, изменение маршрута поставок будет возможно только тогда, когда Россия предложит более выгодные условия, чем те, на которых сегодня осуществляется транспортировка нефтепродуктов через порты Прибалтики. Переговоры по этому поводу до сих пор ведутся. Как ранее передавало ИА REGNUM, председатель Белорусского государственного концерна по нефти и химии Игорь Ляшенко заявил, что РЖД уже предоставила 50%-ную скидку для транспортировки белорусских грузов, но этого мало, поэтому российская сторона должна снизить стоимость транспортировки для покрытия расстояния, а также пересмотреть стоимость перевалки грузов.

Россия уже начала уводить свои грузы из Прибалтики и к 2018 году планирует полностью отказаться от перевозки своих грузов, в частности нефтепродуктов, через прибалтийские в пользу российских портов. Это результат, во-первых, реализации планов правительства по развитию собственных портов в Усть-Луге, Приморске, Санкт-Петербурге и Новороссийске. Во-вторых, такое решение обусловлено сильной русофобской политикой.

Поэтому прибалтийские порты предоставляют различные скидки и готовы и дальше снижать стоимость для транспортировки белорусских грузов. Ведь если отсюда уйдет и транзит нефтепродуктов из Белоруссии, то Прибалтике это грозит обернуться экономической катастрофой. Минск успешно пользуется своим положением.

По мнению экспертов, требование о переориентации поставок белорусских нефтепродуктов на порты в Усть-Луге и Санкт-Петербурге логично, особенно в условиях Союзного государства России и Белоруссии. Однако то, что Минск до сих не идет навстречу в этом вопросе, может стать поводом для нового конфликта между РБ и РФ. Ранее гендиректор Фонда национальной энергобезопасности Константин Симонов обращал внимание на то, что белорусская сторона просто торгуется, стремясь получить для себя очередные преференции.

Читайте развитие сюжета: Никаких транзитных «подарков» Россия от Белоруссии не получит?

regnum.ru

Транзит нефти через Украину на белорусские НПЗ: альтернатива или игра?

Транзит нефти в ЕС из России через Украину с каждым годом ухудшается. Результаты девяти месяцев 2016-го неутешительны: снижение объемов транзита на 15% ─ с 11,67 млн тонн до 9,97 млн тонн нефти. Ситуацию могла бы улучшить очередная попытка реанимации трубопровода «Одесса-Броды» и налаживание транзита нефти для Беларуси. Сейчас Минск организовывает поставки «черного золота» через морские порты Украины с последующей транспортировкой по железной дороге. Но причиной этого является не желание увеличивать товарооборот с Украиной, а очередной конфликт с Россией, пишет Forbes.

На днях Одесский порт принял первый танкер с 84 700 тонн азербайджанской нефти, которая дальше была отправлена железнодорожным транспортом на Мозырский НПЗ. Накануне организации поставок нефти через Украину президент Беларуси Александр Лукашенко выразил оптимизм по поводу использования транзитного потенциала: «Сейчас мы ведем переговоры с Ираном, который просто мечется в поисках, куда поставить нефть. И готов нам снижать цену, вплоть до того, что мы им предоставим все возможности на Мозырском или другом заводе: перерабатывайте свою нефть, продавайте, где считаете нужным. Они это воспринимают. Мы договорились, что сегодня загруженный танкер идет в Одессу, и начнем поставлять через Украину на Мозырский нефтеперерабатывающий завод».

Действительно, эта информация свидетельствует о том, что речь идет о договоренности не только транспортировать нефть по железной дороге, но и загрузить нефтепровод «Одесса-Броды». Сейчас объем транзита может составить от 1 до 2 млн т нефти в течение летнего периода с возможным увеличением объема до 4 млн т в год. Речь идет о договоренностях Беларуси по поставкам или сразу азербайджанской нефти, или путем своп-схемы замещения иранской нефти на азербайджанскую.

Ранее президент Украины Петр Порошенко встречался с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем, и они обсуждали вопрос транспортировки нефти в таком же контексте.

Белорусско-российский конфликт как окно возможностей для Украины

Однако стоит заметить, что Беларусь и ее президент могут круто изменить политический вектор и отказаться от выполнения достигнутых договоренностей. Поэтому со стороны Украины расценивать попытку Минска второй раз использовать нефтепровод «Одесса-Броды» в качестве жеста доброй воли ─ может оказаться ошибкой.

Собственно, формальной причиной белорусской активности в направлении Украины стал очередной, на этот раз глубокий конфликт с Россией. В нем переплелись нефтяные и газовые интересы. Первопричиной стал спор Минска и Москвы касательно формирования цены на газ и выплаты долга за газ со стороны Беларуси. Для усиления своих позиций Беларусь решила поднять на 50% ставки на транзит российской нефти. Но это только ухудшило переговорный процесс.

Как результат ─ Россия приняла решение в третьем квартале 2016 года на треть ограничить поставки нефти для Беларуси (до 3,5 млн тонн), что уже вылилось в потери для последней объемом 0,3% ВВП (примерно 130 млн долларов).

Со второй декады октября Беларусь и Россия начали постепенно договариваться о путях выхода из нефтегазового конфликта. Сначала Минск отменил решение о повышении тарифов на транзит российской нефти. Россия частично восстановила поставки нефти, но ожидает от Беларуси выплаты задолженности за газ на сумму 280-300 млн долларов. Белорусский министр энергетики Владимир Потупчик говорит о 281 млн долларов, а вице-премьер России Аркадий Дворкович ─ о 300 млн долларов. В то же время по состоянию на конец октября противостояние продолжается, и Беларусь не погашает задолженность.

Между тем белорусские заводы «Нафтан» и Мозырский НПЗ перерабатывали вместе ежемесячно 1,9 млн тонн нефти. Российские ограничения заставили эти предприятия фактически вдвое сократить переработку ─ до 1 млн т. И даже если конфликт будет исчерпан, то только по итогам 2016 года белорусские НПЗ снизят переработку на 4 млн тонн.

В рамках двусторонних соглашений в 2016 году Россия должна поставить в Беларусь 24 млн тонн нефти. Соответственно, бизнес-планы «Нафтана» и Мозырского НПЗ рассчитывают на примерно такой объем сырья. Поэтому закономерным выглядит желание белорусских нефтепереработчиков компенсировать потери и получить в 2016-2017 годах дополнительно если не 4 млн, то хотя бы 2-3 млн нефти через Украину.

В пользу Киева играет и общая неопределенность истории взаимоотношений Минска и Москвы в вопросе получения «черного золота». Представители Беларуси прямо заявляют, что изучают возможности замещения российской нефти после завершения в России «налогового маневра».

«Мы отрабатываем разные режимы, когда завершится налоговый маневр. Остается один год. Пока мы в режиме ожидания», ─ сказал руководитель концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко. Дополнительным фактором должен также выступить план «заморозки» добычи нефти, к которому присоединилась Россия.

Нефтяные грабли  «Укртранснафты»

При всех «плюсах» единственной большой проблемой для Украины остается то, что Беларусь может использовать сотрудничество с Украиной как метод давления на Россию. А после новых договоренностей Минск снова прекратит транзит нефти по украинской территории.

В то же время, существует достаточно высокий риск того, что «Укртранснафта» снова столкнется с ситуацией, имевшей место 2011-2012 годах. Пять лет назад Беларусь использовала транзит через Украину как один из факторов переговоров с Россией.

«Компания «БНК» (Белорусская нефтяная компания) в 2011-2012 годах должна была поставить не менее 8 млн тонн нефти (по 4 млн тонн в год) марки Azeri Light на МНТ «Южный» для дальнейшей прокачки этой нефти на Мозырский НПЗ по маршруту «Южный-Броды-Мозырь» в режиме «качай или плати». Из запланированных 4 млн тонн в 2011 году поставлено и прокачано было лишь около 900 000 тонн», ─ подтверждал генеральный директор «Укртранснафты» Николай Гавриленко. Всего через Украину на Мозырский НПЗ тогда поставили 1,4 млн тонн.

Безусловно, сейчас ситуация совершенно иная. К тому же, даже несмотря на риск невыполнения соглашений со стороны Беларуси, «Укртранснафта» заинтересована в дополнительных транзитных объемах. Это также объясняется тем, что с 2015 года в компании произошли кадровые изменения, в результате которых ее топ-менеджмент стал ближе к окружению президента Петра Порошенко. Поэтому властный админресурс может быть эффективно использован в целях лоббирования решения о возвращении к сотрудничеству с Беларусью, даже несмотря на значительные риски и возможные финансовые потери.

В подтверждение готовности «Укртранснафты» обеспечить транзит сырья через «Одесса-Броды» было сделано даже соответствующее заявление: «Инфраструктура компании технически готова к организации транспортировки азербайджанской нефти. Магистральный нефтепровод «Одесса-Броды» заполнен технологической нефтью сорта Azeri Light и готов обеспечить поставку нефти до станции Броды».

В то же время, факт непосредственного вреда от последней работы «Одесса-Броды» в 2011-2012 годах констатировал Николай Гавриленко: «При этом был дополнительно подписан договор компенсации качественных потерь, поскольку «БНК» поставляла в «Южный» Azeri Light, а в Мозыре из нефтепровода вытеснялась нефть Urals, которая считается более дешевым сортом нефти. Так вот, на поставленном объеме получилось, что мы должны компенсировать компании «БНК» за потерю качества более 31 млн долларов. При этом общая выручка за транспортировку, которую мы получили, составила всего 8 млн долларов. Таким образом, прямой экономический эффект для «Укртранснафты» от этой операции составил «минус» 23 млн долларов. Да, мы имеем нефть Azeri Light в нефтепроводе «Одесса-Броды», но имеем открытую проблему во взаиморасчетах с «БНК».

Однако, несмотря на все предостережения, заместитель директора по товарно-транспортным операциям «Укртранснафты» Александр Мележик в конце сентября этого года признавал, что «Одесса-Броды» снова будет работать для белорусов: «Сейчас обсуждаются технические вопросы осуществления транзита иранской нефти через нефтепровод «Одесса-Броды» ─ до станции Броды с последующей поставкой сырья как в Европу, так и на белорусские НПЗ. Технически это возможно. Нами уже обработан вопрос замещений технологической нефти (легкой азербайджанской), которая находится в нефтепроводе, на другие сорта».

Придется рисковать

Кстати, технологическая нефть и консервант на участке нефтепровода «Дружба» ─ слабое место проекта поставок через «Одесса-Броды». Особенно это касается участка «Мозырь-Броды», которую нужно будет заполнить технологической нефтью. Кто будет это оплачивать ─ Украина или Беларусь?

Мележик также подтвердил, что главная причина, почему Украина планирует ввязываться в очередную транзитную авантюру с Беларусью ─ необходимость «спасать» транзит нефти через Украину, который с каждым годом снижается: «Сегодня мы перекачиваем всего 14% от своей номинальной пропускной мощности. Падение прокачки связано с тем, что Россия проводит интенсивную работу по налаживанию транзита нефти в обход Беларуси, Польши и Украины, используя собственные порты».

Практически десять лет назад, в 2007 году, «Укртрнаснафта» обеспечивала транзит 40 млн тонн нефти. В 2010-м транзит уже составил 20 млн тонн. В 2015 году объем снизился до 15,1 млн тонн. И теперь можно говорить о печальной перспективе дальнейшего сокращения транзита до уровня 10-12 млн т ─ это «минус» 30-40 млн долларов дохода. И в этой ситуации 4 млн т могут сыграть важную роль. Также надо учитывать, что простой и обслуживание нефтепровода «Одесса-Броды» ежегодно наносит ущерб «Укртранснафте» примерно на 8 млн долларов.

Поэтому, возможно, в нынешних условиях дальнейшего скатывания «Укртранснафты» в транзитный кризис и уменьшения объемов транспортировки нефти единственным выходом являются подобные рискованные операции. Ведь единственная альтернатива сотрудничества с Беларусью в виде НПЗ Чехии, Австрии или Польши остается нереализованной исключительно из-за отсутствия бизнес-предложений со стороны европейских НПЗ.

belarus-mt.ru

чем обернётся удорожание транзита российской нефти через Белоруссию :: Москва :: RusNews

По особому тарифу: чем обернётся удорожание транзита российской нефти через БелоруссиюЭкономика

Правительство Белоруссии резко — сразу в полтора раза — подняло тарифы на транзит российской нефти через белорусскую территорию к европейским потребителям. Это ставит снабжение европейцев нефтью на грань рентабельности.

Решение об увеличении тарифов появилось сразу после двух событий: заявления российского вице-премьера Аркадия Дворковича о том, что цена на газ для Белоруссии снижаться не будет, и возвращения Александра Лукашенко из Пекина с договорённостями о новых финансовых вливаниях Китая в Белоруссию. При этом представитель «Транснефти» Игорь Демин заявил, что компания не получила уведомления об изменении тарифов, и сообщил о намерении обратиться в ФАС России.

Журналисты давно заметили: белорусские власти очень любят сообщать громкие новости либо в пятницу вечером, либо в субботу. Так произошло и на этот раз: в субботу, 1 октября, было предано огласке постановление Министерства антимонопольного регулирования и торговли, по которому тарифы на транзит нефти по магистральным трубопроводам через территорию Белоруссии вырастут на 50%. В последний раз расценки на эти услуги повышались 1 февраля 2016 года и в намного меньшем масштабе.

Речь идёт о транспортировке нефти из России в страны Европы по отрезкам магистрального трубопровода «Дружба», которые принадлежат белорусским предприятиям ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба». Тариф по маршруту Унеча (Высокое) — Адамова Застава вырастет с 267,32 до 400,98 российского рубля за тонну (без учёта НДС). По маршруту Унеча (Высокое) — Броды — со 114,82 до 172,23 российского рубля. Тариф по маршруту Невель (Великие Луки) — Полоцк — Высокое увеличится с 32,31 до 48,47 российского рубля (по этому маршруту приводится тариф на приём и дальнейшую транспортировку нефти в Германию, Чехию, Словакию, Польшу, Венгрию и на Украину).

Днём в субботу в СМИ появился комментарий вице-премьера РФ Аркадия Дворковича о белорусско-российских переговорах по цене на газ. По словам Дворковича, в начале следующей недели Россия и Белоруссия возобновят дискуссию, однако речь о скидке для Минска не идёт. А днём ранее министр энергетики России Александр Новак заявил, что долг Белоруссии за российский газ приблизился к $300 млн.

Слова российского вице-премьера фактически опровергают многочисленные заявления белорусского руководства о том, что «вопрос с Россией по газу почти решён», включая и звучавшие лично из уст Александра Лукашенко.

Показательно, что само постановление о повышении цен на транзит российской нефти было подписано 28 сентября — в день, когда Лукашенко отправлялся в Китай за новыми кредитами и инвестициями. Но держалось в секрете до 1 октября, то есть до возвращения президента Белоруссии домой. И опубликовано оно одновременно с заявлением Дворковича о безуспешности (для Белоруссии) переговоров по газу. Поверить в такие совпадения трудно.

«Александр Лукашенко вернулся из Пекина очень приободрённым, с ворохом подписанных договоров о китайских кредитах и инвестициях. И от китайских товарищей он услышал массу обещаний поддержать в трудную минуту, которым почему-то поверил, — сказала RT белорусский политик, глава гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач. — Лукашенко бьёт по больному: резкий рост тарифа на транзит российской нефти через Беларусь напрямую скажется на её конкурентоспособности на европейских рынках. А там и без того всё невесело: например, Польша недавно приняла решение полностью заменить российскую нефть на более дешёвую иранскую. Даже нефтеперерабатывающие предприятия Польши уже перенастроены на нефть из Ирана. В такой ситуации российские нефтяники могли бы попытаться демпинговать, но Лукашенко их такой возможности лишает. Однако Александр Григорьевич и сам крупно рискует: ведь энергообеспечение Беларуси на 80% зависит от российского газа».

«Нефтегазовые» разногласия между Белоруссией и Россией возникли весной 2016 года. Сейчас цена на газ для Белоруссии составляет $132 за 1000 кубометров. В Минске, однако, считают справедливой цену на поставляемый в Беларусь российский газ в размере $73 за 1000 кубометров. Власти мотивируют это двумя вещами — общемировым падением цен на энергоносители и достигнутыми ранее политическими договорённостями о том, что российские и белорусские потребители (прежде всего промышленные) должны получать газ по одной и той же цене. В противном случае они оказываются в неравных конкурентных условиях, что противоречит духу Союзного государства России и Белоруссии.

Словом, с весны Минск стал платить за газ столько, сколько считает нужным. В свою очередь, «Газпром» начал насчитывать долг и жаловаться в Минэнерго. Переговоры ни к чему не приводили, и Аркадий Дворкович заявил, что Россия из-за недоплаты за поставки газа приняла решение о сокращении поставок нефти в Белоруссию. В третьем квартале поставки ощутимо сократились; из России поступило 3,5 млн. тонн нефти (против 5,8 млн. тонн в первом квартале и 5,7 млн. тонн во втором).

Это решение оказалось очень болезненным для Минска, так как средства от переработки беспошлинной российской нефти составляют существенную часть бюджетных поступлений. В белорусском правительстве заявили, что с такой позицией не согласны, и предложили не увязывать газовые вопросы с объёмами поставок нефти. А президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что снижение поставок Россией нефти в Белоруссию он расценивает как давление на его страну.

Теперь обсуждаются три варианта условий поставок газа в Белоруссию. Первый — вариант равнодоходных цен, второй — привязка к внутрироссийским ценам с рядом условий. Третий вариант предполагает определённые субсидии. Правда, такие переговоры могут тянуться до бесконечности, если не будет принято политическое решение на уровне президентов.

«Конечно, в Минске были бы рады компенсировать разницу между действующей и желаемой ценой на газ повышением для России тарифа на транзит этого самого газа, — говорит RT белорусский экономический аналитик Вадим Петрищенко. — Но поступить так с газом уже невозможно, поскольку белорусское госпредприятие «Белтрансгаз» ранее было продано белорусскими властями российскому «Газпрому» и стало называться «Газпром Трансгаз Беларусь». Тарифы на транзит оно устанавливает само, однако исправно платит налоги в белорусский бюджет. Так что решили надавить на транзит нефти».

Постановление о росте тарифов на транзит российской нефти через Белоруссию вступает в силу через 10 дней после официального опубликования. То есть у сторон конфликта остаётся примерно неделя, чтобы решить, получит ли Белоруссия скидку на поставляемый природный газ. К тому же статус этого постановления — решение одного из министерств — достаточно невысок, что позволит в случае чего президенту легко его отменить без какого-либо ущерба для собственной репутации.

Заметим, что политическое решение, похоже, придётся принимать. Ещё 23 сентября премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков сообщил журналистам, что в июле-августе на белорусской экономике сказался неожиданный фактор — ограничение российской стороной поставок нефти. «1,6 млн. тонн мы недополучили в третьем квартале. Как по цепочке, сократились объёмы промышленного производства и объёмы прежде всего оптовой торговли. Это уменьшило наш ВВП на 0,3%», — пояснил Кобяков.

«Снижение поставок нефти приводит к сокращению объёмов производства и экспорта белорусских нефтепродуктов, что, соответственно, отрицательно сказывается на объёме промышленного производства и динамике ВВП. С другой стороны, сокращение поставок нефти — это ещё и снижение поступлений в белорусский бюджет, куда зачисляются вывозные пошлины на нефтепродукты», — отметил в комментарии информационной компании «БелаПАН» директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

До конца 2014 года Белоруссия перечисляла в бюджет России экспортную пошлину при продаже за пределы Таможенного союза нефтепродуктов, изготовленных из беспошлинной российской нефти. С 2015-го вся пошлина пополняет бюджет Белоруссии, при этом нефть на белорусские НПЗ поступает из России по внутрироссийским ценам (без пошлин на экспорт нефти), а они значительно ниже мировых. Это и стало одним из основных факторов относительной сбалансированности белорусского бюджета. Теперь же российские ограничения на поставки нефти эту идиллию разрушают.

Источник: https://russian.rt.com/article/323983-po-osobomu-tarifu-chem-obernyotsya-udorozhanie-tranzita

Больше новостей

rusnews.biz

По особому тарифу: чем обернётся удорожание транзита российской нефти через Белоруссию, что значит платить через транзит.

2 октября 2016, 19:01

Правительство Белоруссии резко — сразу в полтора раза — подняло тарифы на транзит российской нефти через белорусскую территорию к европейским потребителям. Это ставит снабжение европейцев нефтью на грань рентабельности. Решение об увеличении тарифов появилось сразу после двух событий: заявления российского вице-премьера Аркадия Дворковича о том, что цена на газ для Белоруссии снижаться не будет, и возвращения Александра Лукашенко из Пекина с договорённостями о новых финансовых вливаниях Китая в Белоруссию. При этом представитель «Транснефти» Игорь Демин заявил, что компания не получила уведомления об изменении тарифов, и сообщил о намерении обратиться в ФАС России. Прогноз развития ситуации — в материале RT.

Журналисты давно заметили: белорусские власти очень любят сообщать громкие новости либо в пятницу вечером, либо в субботу. Так произошло и на этот раз: в субботу, 1 октября, было предано огласке постановление Министерства антимонопольного регулирования и торговли, по которому тарифы на транзит нефти по магистральным трубопроводам через территорию Белоруссии вырастут на 50%. В последний раз расценки на эти услуги повышались 1 февраля 2016 года и в намного меньшем масштабе.

Речь идёт о транспортировке нефти из России в страны Европы по отрезкам магистрального трубопровода «Дружба», которые принадлежат белорусским предприятиям ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба». Тариф по маршруту Унеча (Высокое) — Адамова Застава вырастет с 267,32 до 400,98 российского рубля за тонну (без учёта НДС). По маршруту Унеча (Высокое) — Броды — со 114,82 до 172,23 российского рубля. Тариф по маршруту Невель (Великие Луки) — Полоцк — Высокое увеличится с 32,31 до 48,47 российского рубля (по этому маршруту приводится тариф на приём и дальнейшую транспортировку нефти в Германию, Чехию, Словакию, Польшу, Венгрию и на Украину).

Днём в субботу в СМИ появился комментарий вице-премьера РФ Аркадия Дворковича о белорусско-российских переговорах по цене на газ. По словам Дворковича, в начале следующей недели Россия и Белоруссия возобновят дискуссию, однако речь о скидке для Минска не идёт. А днём ранее министр энергетики России Александр Новак заявил, что долг Белоруссии за российский газ приблизился к $300 млн.

Слова российского вице-премьера фактически опровергают многочисленные заявления белорусского руководства о том, что «вопрос с Россией по газу почти решён», включая и звучавшие лично из уст Александра Лукашенко.

Показательно, что само постановление о повышении цен на транзит российской нефти было подписано 28 сентября — в день, когда Лукашенко отправлялся в Китай за новыми кредитами и инвестициями. Но держалось в секрете до 1 октября, то есть до возвращения президента Белоруссии домой. И опубликовано оно одновременно с заявлением Дворковича о безуспешности (для Белоруссии) переговоров по газу. Поверить в такие совпадения трудно.

«Александр Лукашенко вернулся из Пекина очень приободрённым, с ворохом подписанных договоров о китайских кредитах и инвестициях. И от китайских товарищей он услышал массу обещаний поддержать в трудную минуту, которым почему-то поверил, — сказала RT белорусский политик, глава гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач. — Лукашенко бьёт по больному: резкий рост тарифа на транзит российской нефти через Беларусь напрямую скажется на её конкурентоспособности на европейских рынках. А там и без того всё невесело: например, Польша недавно приняла решение полностью заменить российскую нефть на более дешёвую иранскую. Даже нефтеперерабатывающие предприятия Польши уже перенастроены на нефть из Ирана. В такой ситуации российские нефтяники могли бы попытаться демпинговать, но Лукашенко их такой возможности лишает. Однако Александр Григорьевич и сам крупно рискует: ведь энергообеспечение Беларуси на 80% зависит от российского газа».

«Нефтегазовые» разногласия между Белоруссией и Россией возникли весной 2016 года. Сейчас цена на газ для Белоруссии составляет $132 за 1000 кубометров. В Минске, однако, считают справедливой цену на поставляемый в Беларусь российский газ в размере $73 за 1000 кубометров. Власти мотивируют это двумя вещами — общемировым падением цен на энергоносители и достигнутыми ранее политическими договорённостями о том, что российские и белорусские потребители (прежде всего промышленные) должны получать газ по одной и той же цене. В противном случае они оказываются в неравных конкурентных условиях, что противоречит духу Союзного государства России и Белоруссии.

Словом, с весны Минск стал платить за газ столько, сколько считает нужным. В свою очередь, «Газпром» начал насчитывать долг и жаловаться в Минэнерго. Переговоры ни к чему не приводили, и Аркадий Дворкович заявил, что Россия из-за недоплаты за поставки газа приняла решение о сокращении поставок нефти в Белоруссию. В третьем квартале поставки ощутимо сократились; из России поступило 3,5 млн. тонн нефти (против 5,8 млн. тонн в первом квартале и 5,7 млн. тонн во втором).

Это решение оказалось очень болезненным для Минска, так как средства от переработки беспошлинной российской нефти составляют существенную часть бюджетных поступлений. В белорусском правительстве заявили, что с такой позицией не согласны, и предложили не увязывать газовые вопросы с объёмами поставок нефти. А президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что снижение поставок Россией нефти в Белоруссию он расценивает как давление на его страну.

Теперь обсуждаются три варианта условий поставок газа в Белоруссию. Первый — вариант равнодоходных цен, второй — привязка к внутрироссийским ценам с рядом условий. Третий вариант предполагает определённые субсидии. Правда, такие переговоры могут тянуться до бесконечности, если не будет принято политическое решение на уровне президентов.

«Конечно, в Минске были бы рады компенсировать разницу между действующей и желаемой ценой на газ повышением для России тарифа на транзит этого самого газа, — говорит RT белорусский экономический аналитик Вадим Петрищенко. — Но поступить так с газом уже невозможно, поскольку белорусское госпредприятие «Белтрансгаз» ранее было продано белорусскими властями российскому «Газпрому» и стало называться «Газпром Трансгаз Беларусь». Тарифы на транзит оно устанавливает само, однако исправно платит налоги в белорусский бюджет. Так что решили надавить на транзит нефти».

Постановление о росте тарифов на транзит российской нефти через Белоруссию вступает в силу через 10 дней после официального опубликования. То есть у сторон конфликта остаётся примерно неделя, чтобы решить, получит ли Белоруссия скидку на поставляемый природный газ. К тому же статус этого постановления — решение одного из министерств — достаточно невысок, что позволит в случае чего президенту легко его отменить без какого-либо ущерба для собственной репутации.

Заметим, что политическое решение, похоже, придётся принимать. Ещё 23 сентября премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков сообщил журналистам, что в июле-августе на белорусской экономике сказался неожиданный фактор — ограничение российской стороной поставок нефти. «1,6 млн. тонн мы недополучили в третьем квартале. Как по цепочке, сократились объёмы промышленного производства и объёмы прежде всего оптовой торговли. Это уменьшило наш ВВП на 0,3%», — пояснил Кобяков.

«Снижение поставок нефти приводит к сокращению объёмов производства и экспорта белорусских нефтепродуктов, что, соответственно, отрицательно сказывается на объёме промышленного производства и динамике ВВП. С другой стороны, сокращение поставок нефти — это ещё и снижение поступлений в белорусский бюджет, куда зачисляются вывозные пошлины на нефтепродукты», — отметил в комментарии информационной компании «БелаПАН» директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

До конца 2014 года Белоруссия перечисляла в бюджет России экспортную пошлину при продаже за пределы Таможенного союза нефтепродуктов, изготовленных из беспошлинной российской нефти. С 2015-го вся пошлина пополняет бюджет Белоруссии, при этом нефть на белорусские НПЗ поступает из России по внутрироссийским ценам (без пошлин на экспорт нефти), а они значительно ниже мировых. Это и стало одним из основных факторов относительной сбалансированности белорусского бюджета. Теперь же российские ограничения на поставки нефти эту идиллию разрушают.

Денис Лавникевич, Минск

ndpr.ru


Смотрите также