AT: вместо доллара нефть, юани и золото — Путин намекнул на новую сенсацию от БРИКС. Триада нефть юань золото


вместо доллара нефть, юани и золото — Путин намекнул на новую сенсацию от БРИКС — ИноТВ

Несмотря на свои проблемы, БРИКС уже представляет «существенную помеху» для существования однополярного мирового порядка, считает обозреватель Asia Times Пепе Эскобар. В подкрепление этому партнёры готовят проект, который поможет им обойти доллар и американские санкции.

Ежегодный саммит БРИКС, который на этот раз проходит в китайском Сямэне, «не мог прийтись на более накалённую геополитическую обстановку», считает обозреватель Asia Times Пепе Эскобар.

Автор статьи напоминает, что ядро БРИКС по-прежнему составляют Россия и Китай вместе со своим стратегическим партнёрством. И, конечно, если говорить о глобальных вопросах, то главным для двух этих стран на сегодня предстаёт северокорейский кризис, поскольку они имеют общую границу с КНДР.

Как подчёркивает журналист, Пхеньян осуществил свои ядерные испытания спустя лишь три дня после того, как рядом полетали американские и японские истребители и бомбардировщики. Всем, кто знаком с раскладом сил на Корейском полуострове, ясно, что КНДР не оставит это без ответа. А это возвращает нас к «единственному здравому предложению» по урегулированию кризиса — «двойному замораживанию» (военной активности — со стороны США, Японии и Южной Кореи; ядерной и ракетной программ — со стороны Северной Кореи), о котором говорят Китай и Россия.

Но, кажется, например, Дели не слишком доволен такой активностью, особенно со стороны Пекина. Так, в преддверии БРИКС в спешном порядке Индии и Китаю пришлось разруливать кризис на общей границе в районе плато Доклам в Гималаях. При этом, как утверждает Эскобар, в прошлом году премьер-министр Индии Нарендра Моди тоже пробовал подобные манёвры, перед саммитом БРИКС на Гоа потребовав, чтобы Пакистан объявили «террористическим государством».

Кроме того, Моди «явно бойкотировал» майский саммит «Нового шёлкового пути» в китайском Ханчжоу, главным образом потому, что Пекин активно привлекает к этому проекту Пакистан. В свою очередь Дели и Токио мечтают о собственной альтернативе «Новому шёлковому пути». У них даже есть своя программа, которая должна связать Азию и Африку. Однако думать, что они смогут украсть лавры у «Шёлкового пути», было бы весьма самонадеянно, комментирует автор.

И хотя не все страны БРИКС готовы активно играть на международной арене, как та же Бразилия, которая больше занята своими внутренними проблемами, а Новый банк развития пока далеко не все воспринимают всерьёз, организация уже «представляет большую помеху для существования однополярного мирового устройства». Как вежливо выразился глава КНР Си Цзиньпин на саммите в Сямэне, «пять стран должны играть более активную роль в управлении миром».

Поэтому именно сейчас БРИКС объявляет о своих «диалогах» с Мексикой, Египтом, Таиландом, Новой Гвинеей и Таджикистаном. Это и есть начало движения к «БРИКС Плюс» — концепции по расширению партнёрства, которую разработал Пекин.

И здесь же президент России Владимир Путин объявляет настоящую «сенсацию БРИКС». Российский лидер делает упор на честном многополярном мире и критикует протекционизм и новые барьеры для мировой торговли.

В таком многополярном мире конфликт в Сирии решается во многом благодаря России. Именно Москва и Пекин предлагают «здравое решение» для северокорейского кризиса, а также для проблемы Афганистана, которой, по их мнению, должна заниматься Азия, а не Запад.

И вот «решающий довод». «Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. <…> Мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют», — заявил Владимир Путин.

«Преодоление чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют» — очень вежливый способ выразить то, о чём страны БРИКС говорят уже несколько лет: как обойти доллар США, а также нефтедоллар.

Но Пекин готов вступить в игру. Вскоре Китай намерен запустить свой фьючерсный контракт на нефть, номинированный не в долларах, как всё до этого, а в юанях, который, помимо прочего, можно будет конвертировать в золото. А это значит, что Россия, а также Иран, «другой ключевой узел евразийской интеграции», смогут обойти американские санкции в торговле энергоресурсами в собственной валюте или в юанях. «Новая триада нефти, юаня и золота»  выгодна всем, а главное — что она обходит доллар.

По мнению Пепе Эскобара, это очень смелые долгосрочные экономические планы, которые точно не придутся по вкусу многим в Вашингтоне. 

russian.rt.com

Вести Экономика ― Конец нефтедоллара: Китай делает следующий шаг

Распечатать

16.02.2018 13:26

Москва, 16 февраля - "Вести.Экономика". После десятилетий гегемонии доллара крупнейший в мире покупатель нефти, Китай, сможет запустить фьючерсы на нефть в юанях. При этом первая попытка предпринять эти шаги была осуществлена еще в 1993 г. После успешного пробного запуска в декабре и вызова, брошенного мировым эталонным маркам нефти Brent и WTI, Китай запустит фьючерсы на сырьевые товары в Шанхае 26 марта согласно государственному регулятору ценных бумаг.

Несмотря на то что уже опубликован ряд деталей, такие как объем (1 тыс. баррелей на лот), информация, касающаяся данных о складах, будет объявлена по мере приближения даты запуска.

В прошлом году Китай обошел США в качестве крупнейшего в мире импортера нефти: объем закупок составил 8,43 млн баррелей в день, чтобы удовлетворить спрос со стороны правительственных и независимых нефтеперерабатывающих компаний.

Объем накопленных стратегических нефтяных резервов страны составил миллионы баррелей. Вместо того чтобы покупать желаемый объем нефти, частные компании должны придерживаться квот, установленных правительством для их покупок. И в этом году эти квоты расширились.

"Китайский фьючерсный товарный рынок – глубокий пул ликвидности, доступ к которому международные трейдеры требовали в течение многих лет", - отметил Джон Браунинг, управляющий партнер в BANDS Financial Ltd.

Хотя международные инвесторы могут сохранять осторожность, нет никаких сомнений в том, что китайцы с энтузиазмом воспримут нефтяные фьючерсы в юанях.

Агентство Bloomberg отметило, что международные торговые палаты, такие как Mercuria Energy Group, Vitol Group и Glencore, потенциально могут использовать фьючерсы для арбитражных операций и хеджирования согласно мнению Чен Тонга, аналитика из First Futures Co. Контракт может быть привлекательным и для финансовых учреждений, таких как инвестиционные банки и фонды, отметил он:

"Во-первых, необходим большой и активный объем торгов, тогда отечественные нефтеперерабатывающие предприятия смогут использовать его в качестве ориентира для торговли, В целях интернационализации юаня это вполне соответствует миссии, направленной на то, чтобы все больше нефтедобывающих стран ушли от контрактов на нефть в долларах".

Как сообщает The South China Morning Post, начало торгов в конце марта повторило предыдущие предположения рынка о том, что контракты на нефть не получат одобрения до конца ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей, которая начнется 5 марта.

"Это будет всего лишь шаг на пути к повышению цен на нефть, - отметил Ван Фэн, председатель Ye Lang Capital. - Высокий оборот не обязательно трансформируется в настоящий ценовой ориентир".

Хуанг добавил: "Глобализация - долгий процесс... Контракт на нефть на Шанхайской бирже просто предоставляет собой инструмент хеджирования в юанях для отечественных нефтяных компаний и потребителей. Потребуется несколько лет, прежде чем контракт получит статус регионального эталона".

Тем не менее, как сообщает Bloomberg, скептики считают, что этого не произойдет, пока валюта контролируется центральным правительством:

"Хотя этот процесс создаст еще один импульс для либерализации юаня, существуют большие препятствия, связанные с волатильностью и оттоком капитала, которые будут определять темпы".

Аналитики отмечают, что доллар является валютой, в которой торговля нефтью осуществляется на протяжении десятилетий, а старые привычки умирают с трудом. Но дело не только в привычке, речь идет и о прозрачности операций. Пекин откровенно дал понять о своем намерении превратить юань в международную валюту, однако стремление правительства к контролю потоков капитала вряд ли привлечет иностранных инвесторов, несмотря на усилия, предпринимаемые Китаем для обеспечения прозрачности и свободы своих финансовых рынков.

Инфографика

Золотовалютные резервы Китая в 2017 году

В долгосрочной перспективе было бы целесообразно, чтобы многие нефтяные сделки проводились в валюте основного импортера. Но на то, что юань вытеснит доллар, уйдут годы.

Китай хочет, чтобы юань стал новой международной резервной валютой, но тогда стране придется перейти от статуса крупного экспортера к статусу крупного импортера, что укрепило бы валюту, но и привело бы к торговому дефициту.

Неизбежным следствием международного статуса юаня была бы более низкая конкурентоспособность местных товаров, идущих на экспорт, что вряд ли возможно в Пекине, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Однако инициатива "Один пояс - одна дорога" - это долгосрочный комплексный проект по расширению присутствия Китая в мире и его влиянию на различные отрасли.

И за те годы, пока юань трансформируется в нефтеюань, местные отрасли промышленности успеют приспособиться к новым реалиям. Китай уже перешел от тяжелой промышленности к сфере услуг. Теперь ему придется ускорить и расширить этот процесс.

Некоторые считают, что гегемония доллара продолжится. Однако некоторые аналитики подозревают, что снижение объемов торговли в юанях на мировом уровне – еще одна причина, для того чтобы Китай достиг прогресса раньше.

Как сказал президент России Владимир Путин почти два месяца назад на саммите БРИКС в Сямыне: "Россия разделяет озабоченность стран БРИКС по поводу несправедливости глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает растущий вес стран с формирующимся рынком. Мы готовы работать в сотрудничестве с нашими партнерами в целях содействия проведению реформ международного финансового регулирования и преодоления чрезмерного господства ограниченного числа резервных валют".

Как недавно заметил Пепе Эскобар, "преодоление чрезмерного господства ограниченного количества резервных валют - это самый верный политический способ представить то, что БРИКС обсуждал уже много лет: как обойти влияние доллара и нефтедоллара".

Пекин готов активизировать действия. Вскоре Китай запустит контракты на нефть в юанях. Это значит, что Россия, а также Иран, другой ключевой игрок в процессе интеграции в Евразию, могут обойти санкции США за счет торгов в сфере энергетических товаров в своих валютах или в юане.

Юань, по мнению некоторых, будет полностью конвертирован в золото как на Шанхайской, так и на Гонконгской биржах.

Новая триада нефть-юань-золото – это стопроцентная победа. Не будет никаких проблем, если поставщики энергетики предпочтут платить физическим золотом, а не юанем. Самое главное – возможность обойти доллар.

Планы Китая приблизились к реальной возможности реализации спустя более 20 лет, когда в 1993 г. была выдвинута идея о том, чтобы создать почву для развития нефтеюаня.

Как отметил Адам Левинсон, менеджер хедж-фонд Graticule Asset Management Asia, это станет "знаком пробуждения" для инвесторов, которые не обратили внимания на эти планы.

Тем не менее далеко не все уверены в том, что именно нефтеюань станет ключевым фактором в падении нефтедоллара. Майк Шедлок из Mish Talk отметил, что неважно, в чем будет оцениваться нефть, но даже Mish не воспринимает положительно выживание нефтедоллара.

Это конец доллара на Ближнем Востоке? Да, но юань не имеет к этому никакого отношения.

Если США больше не будут вести торговые отношения с Ближним Востоком, им больше не нужно будет накапливать резервы в долларах США.

В настоящее время Китай является крупнейшим импортером нефти в мире. Если в Китае установится безнадежный торговый дефицит со странами ОПЕК, для ОПЕК будет смысл сохранять резервы в юанях, пока страны ОПЕК доверяют юаню.

www.vestifinance.ru

вместо доллара нефть, юани и золото — Путин намекнул на новую сенсацию от БРИКС — Рамблер/новости

Ежегодный саммит БРИКС, который на этот раз проходит в китайском Сямэне, «не мог прийтись на более накалённую геополитическую обстановку», считает обозреватель Asia Times Пепе Эскобар.

Автор статьи напоминает, что ядро БРИКС по-прежнему составляют Россия и Китай вместе со своим стратегическим партнёрством. И, конечно, если говорить о глобальных вопросах, то главным для двух этих стран на сегодня предстаёт северокорейский кризис, поскольку они имеют общую границу с КНДР.

Как подчёркивает журналист, Пхеньян осуществил свои ядерные испытания спустя лишь три дня после того, как рядом полетали американские и японские истребители и бомбардировщики. Всем, кто знаком с раскладом сил на Корейском полуострове, ясно, что КНДР не оставит это без ответа. А это возвращает нас к «единственному здравому предложению» по урегулированию кризиса — «двойному замораживанию» (военной активности — со стороны США, Японии и Южной Кореи; ядерной и ракетной программ — со стороны Северной Кореи), о котором говорят Китай и Россия.

Но, кажется, например, Дели не слишком доволен такой активностью, особенно со стороны Пекина. Так, в преддверии БРИКС в спешном порядке Индии и Китаю пришлось разруливать кризис на общей границе в районе плато Доклам в Гималаях. При этом, как утверждает Эскобар, в прошлом году премьер-министр Индии Нарендра Моди тоже пробовал подобные манёвры, перед саммитом БРИКС на Гоа потребовав, чтобы Пакистан объявили «террористическим государством».

Кроме того, Моди «явно бойкотировал» майский саммит «Нового шёлкового пути» в китайском Ханчжоу, главным образом потому, что Пекин активно привлекает к этому проекту Пакистан. В свою очередь Дели и Токио мечтают о собственной альтернативе «Новому шёлковому пути». У них даже есть своя программа, которая должна связать Азию и Африку. Однако думать, что они смогут украсть лавры у «Шёлкового пути», было бы весьма самонадеянно, комментирует автор.

И хотя не все страны БРИКС готовы активно играть на международной арене, как та же Бразилия, которая больше занята своими внутренними проблемами, а Новый банк развития пока далеко не все воспринимают всерьёз, организация уже «представляет большую помеху для существования однополярного мирового устройства». Как вежливо выразился глава КНР Си Цзиньпин на саммите в Сямэне, «пять стран должны играть более активную роль в управлении миром».

Поэтому именно сейчас БРИКС объявляет о своих «диалогах» с Мексикой, Египтом, Таиландом, Новой Гвинеей и Таджикистаном. Это и есть начало движения к «БРИКС Плюс» — концепции по расширению партнёрства, которую разработал Пекин.

И здесь же президент России Владимир Путин объявляет настоящую «сенсацию БРИКС». Российский лидер делает упор на честном многополярном мире и критикует протекционизм и новые барьеры для мировой торговли.

В таком многополярном мире конфликт в Сирии решается во многом благодаря России. Именно Москва и Пекин предлагают «здравое решение» для северокорейского кризиса, а также для проблемы Афганистана, которой, по их мнению, должна заниматься Азия, а не Запад.

И вот «решающий довод». «Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. <…> Мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют», — заявил Владимир Путин.

«Преодоление чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют» — очень вежливый способ выразить то, о чём страны БРИКС говорят уже несколько лет: как обойти доллар США, а также нефтедоллар.

Но Пекин готов вступить в игру. Вскоре Китай намерен запустить свой фьючерсный контракт на нефть, номинированный не в долларах, как всё до этого, а в юанях, который, помимо прочего, можно будет конвертировать в золото. А это значит, что Россия, а также Иран, «другой ключевой узел евразийской интеграции», смогут обойти американские санкции в торговле энергоресурсами в собственной валюте или в юанях. «Новая триада нефти, юаня и золота» выгодна всем, а главное — что она обходит доллар.

По мнению Пепе Эскобара, это очень смелые долгосрочные экономические планы, которые точно не придутся по вкусу многим в Вашингтоне.

Читайте также

news.rambler.ru

Китайский "золотой стандарт": нефть – юань – золото

Подготовка к замещению доллара юанем идёт давно и незаметно

Хорошо известно, что важнейшей вехой в установлении гегемонии доллара США в мире стал массовый переход в торговле нефтью на эту валюту. Одновременно с ликвидацией золотодолларового стандарта в 70-е годы ХХ века происходило формирование валютного стандарта, который базируется на нефтедолларе. Решающую роль в рождении такого стандарта сыграл тогдашний государственный секретарь США Генри Киссинджер, который провёл серию переговоров с руководителями Саудовской Аравии и других стран-экспортеров нефти. Он убедил их перейти к продаже чёрного золота исключительно за доллары США, обещая взамен политическую и военную поддержку. При этом предлагалось получаемые нефтедоллары размещать в американских банках под приличный процент. Уже к концу 70-х гг. монополия доллара США как валюты цены и валюты расчётов на мировом рынке чёрного золота была безраздельной.

За четыре десятилетия мир сильно изменился. Возникли серьёзные риски для долларовой гегемонии. Всё большее количество стран заявляют о необходимости освобождаться от засилья американской валюты, которая из скромного инструмента платежей, расчётов и инвестирования превратилась в инструмент политического шантажа Вашингтона. Одно из приоритетных направлений дедолларизации – переход стран в международных расчётах на национальные валюты стран - участниц торгово-экономических отношений. Наибольшими возможностями здесь располагают те страны, которые являются крупными экспортёрами и импортёрами нефти.

В мире есть уже немало примеров успешной эмансипации от доллара США. Например, Иран. В силу экономических санкций, введённых Вашингтоном, Тегеран был вынужден в торговле с другими странами переходить на бартерные схемы, а также иранский риал, национальные валюты стран-партнёров и монетарное золото.

Другой пример – Китай. Его стремление перейти к использованию в международных расчётах юаня обусловлено не экономическими санкциями, а далеко идущими планами превращения в мирового экономического и финансового лидера. Подготовка к замещению доллара юанем идёт давно и незаметно. Важной вехой в этом процессе стало получение юанем статуса резервной валюты, входящей в «корзину СДР». Решение об этом было принято МВФ в декабре 2015 года и вступило в силу  1 октября 2016 года. Доля юаня в этой корзине  – 11 процентов, он занял третье место после доллара США (40%) и евро (31%), опередив британский фунт стерлингов и японскую иену.  На момент получения юанем статуса резервной валюты он уже входил в состав официальных валютных резервов 38 из 130 центральных банков мира.

Получение юанем статуса резервной валюты – событие важное, но, скорее, символическое.  Нет признаков того, что какие-то центробанки бросились наращивать долю юаня в своих валютных резервах. За 11 месяцев после вступления в силу решения МВФ позиции юаня в международных расчётах и международных резервах мало изменились, они остаются весьма скромными.  По данным международной расчетной системы SWIFT, на середину текущего года доля юаня в международных расчётах составляла 1,98%. Это шестое место после доллара США (40,47%), евро (32,89%), британского фунта стерлингов (7,29%), японской иены (3,16%), канадского доллара (2,04%). В августе 2015 года китайская валюта впервые поднималась на четвёртое место по популярности для международных расчётов, опередив японскую иену и канадский доллар. Последующее проседание позиций юаня отчасти можно объяснить ухудшением отношений между США и Китаем после прихода в Белый дом Трампа.

Тем не менее Пекин упорно борется за повышение доли юаня в международных расчётах. На начало IV квартала прошлого года число стран-торговых партнёров Китая и Гонконга, которые не менее 10% расчётов осуществляли в юанях, достигло 57. За два года число таких стран увеличилось на 7. В целом же число стран, использовавших в своих расчетах юань, год назад достигло 101.

Одним из заметных шагов в деле превращения юаня в международную валюту стали следующие события на китайских биржах.

В начале сентября китайские СМИ сообщили, что в Китае начинается торговля фьючерсами на сырую нефть. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме летом этого года.

Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. А для этого на двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях.

Эксперты оценивают указанные события как революционные. Через некоторое время они могут преобразовать не только китайскую, но и мировую экономику.

Во-первых, может начаться поэтапный демонтаж торговли чёрным золотом, основанной на монопольном положении доллара США. Постепенно всё большее количество контрактов на поставки нефти (не только фьючерсных, но и на условиях «спот») будет заключаться в юанях. Примеру Китая могут последовать другие крупные страны-экспортёры и импортёры нефти, можно ожидать появления контрактов в индийских рупиях, иранских риалах, российских рублях и т. п.

Во-вторых, предоставленную Китаем участникам сделок по нефти опцию конвертировать выручку в золотые фьючерсы некоторые эксперты расценивают как гарантии обеспечения юаня золотом. И делаются далеко идущие прогнозы возможного возрождения золотого стандарта сначала в Китае, а потом и в некоторых других странах.  Напомню, что в 1944 году на конференции в Бреттон-Вудсе был утверждён золотодолларовый стандарт, который предусматривал фиксированное содержание жёлтого металла в долларе США (35 долларов США за тройскую унцию золота). В китайской схеме юань просто обеспечивается золотом, которое можно приобрести на рынке. Это, как считают эксперты, модель нового «мягкого» золотого стандарта.

Справедливости ради надо признать, что торги нефтяными фьючерсами за национальную валюту первым начал не Китай. Такая идея родилась в России четверть века назад, первые попытки были предприняты в начале 90-х годов на Московской нефтяной бирже. Тогда они не увенчались успехом. И вот вторая попытка: 29 ноября 2016 года торговля за рубли была запущена на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. На питерской бирже была задумана торговля экспортными фьючерсами, т.е. это площадка для иностранных покупателей. Предполагается, что в Петербурге будет происходить ценообразование на нефть сорта Urals; участники сделок с российской нефтью смогут наконец освободиться от привязки к лондонской цене марки Brent.

Пока, правда, масштабных операций с рублёвыми нефтяными фьючерсами замечено не было. Это и понятно: российская валюта характеризуется повышенной волатильностью. Ею могут играть спекулянты, но она не удобна для тех, кому нужна физическая нефть. Волатильность юная существенно ниже, чем рубля. К тому же юань подстраховывается золотом. В России золотого обеспечения нефтяных фьючерсов нет.  В результате рубль  пока остаётся лишь «транзитной» валютой, рублёвая выручка будет конвертироваться в доллары, евро, другие валюты. Доллары и другие иностранные валюты нужны российским экспортёрам для покрытия своих валютных издержек, которые зачастую превышают рублёвые издержки.

На сегодняшний день Китай – крупнейший в мире импортер чёрного золота. Ведущие поставщики нефти в Китай  – Россия, Венесуэла, Катар, Ангола, как полагают эксперты, без особых возражений согласятся перейти на получение китайской валюты за свой товар.  Иран так уже сделал. Под вопросом Саудовская Аравия, крупный поставщик нефти в Китай.  Китай, как сообщают некоторые источники, уже давно ведёт секретные переговоры с Эр-Риядом по теме расчётов за нефть в юанях.  Эксперты полагают, что Пекину удастся «дожать» Эр-Рияд в этом вопросе.

Нефть – лишь первая ласточка в далеко идущих планах Пекина по превращению юаня в международную валюту.    В ближайшие десять лет значительная часть внешней торговли Китая может осуществляться в юанях.   Уже готовятся проекты биржевой торговли в юанях по таким товарам, как природный газ, медь, другие цветные металлы. Оказывать содействие в выведении юаня на мировую орбиту будет и Народный банк Китая, который поддержит стабильный курс юная с помощью валютных интервенций (если потребуется). Китайские эксперты рассчитывают, что вытеснение доллара юанем будет облегчено в связи с плохими перспективами американской экономики, сохранением большого дефицита торгового и платёжного баланса США и ожидаемым ослаблением американского доллара.

Запуск торговли нефтяными и золотыми фьючерсами на китайских биржах повлёк много публикаций, посвящённых оценке золотых запасов Китая. Согласно официальным данным, золотые резервы КНР на конец августа текущего года составили 1842,6 тонны.Это пятое место в мире после США, Германии, Италии, Франции. Однако китайская статистика лукава, Пекин не раскрывает действительных масштабов золотых резервов государства. Оценки экспертов, основанные на статистике добычи золота и внешней торговли жёлтым металлом, в несколько раз превышают официальные данные. Минимальные экспертные оценки – 5 тысяч тонн. Чаще называется цифра 10 тысяч тонн. А это больше официального золотого запаса США, который в конце августа 2017 года был равен 8133,5 тонны. Кроме того, имеются большие резервы золота у банков, фондов, частных компаний и населения. Суммарная величина накопленного в Китае золота оценивается в 20 тысяч тонн. Такие гигантские объёмы драгоценного металла могут стать хорошей подпорой юаню в период превращения его в мировую валюту.

Взято тут

greenchelman-3.livejournal.com

Китайский треугольник: нефть — юань — золото

Подготовка к замещению доллара юанем идёт давно и незаметно. Хорошо известно, что важнейшей вехой в установлении гегемонии доллара США в мире стал массовый переход в торговле нефтью на эту валюту. Одновременно с ликвидацией золотодолларового стандарта в 70-е годы ХХ века происходило формирование валютного стандарта, который базируется на нефтедолларе. Решающую роль в рождении такого стандарта сыграл тогдашний государственный секретарь США Генри Киссинджер, который провёл серию переговоров с руководителями Саудовской Аравии и других стран-экспортеров нефти. Он убедил их перейти к продаже чёрного золота исключительно за доллары США, обещая взамен политическую и военную поддержку.

При этом предлагалось получаемые нефтедоллары размещать в американских банках под приличный процент. Уже к концу 70-х гг. монополия доллара США как валюты цены и валюты расчётов на мировом рынке чёрного золота была безраздельной. За четыре десятилетия мир сильно изменился. Возникли серьёзные риски для долларовой гегемонии. Всё большее количество стран заявляют о необходимости освобождаться от засилья американской валюты, которая из скромного инструмента платежей, расчётов и инвестирования превратилась в инструмент политического шантажа Вашингтона.

Одно из приоритетных направлений дедолларизации — переход стран в международных расчётах на национальные валюты стран — участниц торгово-экономических отношений. Наибольшими возможностями здесь располагают те страны, которые являются крупными экспортёрами и импортёрами нефти. В мире есть уже немало примеров успешной эмансипации от доллара США. Например, Иран.

В силу экономических санкций, введённых Вашингтоном, Тегеран был вынужден в торговле с другими странами переходить на бартерные схемы, а также иранский риал, национальные валюты стран-партнёров и монетарное золото. Другой пример — Китай. Его стремление перейти к использованию в международных расчётах юаня обусловлено не экономическими санкциями, а далеко идущими планами превращения в мирового экономического и финансового лидера. Подготовка к замещению доллара юанем идёт давно и незаметно. Важной вехой в этом процессе стало получение юанем статуса резервной валюты, входящей в «корзину СДР». Решение об этом было принято МВФ в декабре 2015 года и вступило в силу 1 октября 2016 года.

Доля юаня в этой корзине — 11 процентов, он занял третье место после доллара США (40%) и евро (31%), опередив британский фунт стерлингов и японскую иену. На момент получения юанем статуса резервной валюты он уже входил в состав официальных валютных резервов 38 из 130 центральных банков мира. Получение юанем статуса резервной валюты — событие важное, но, скорее, символическое. Нет признаков того, что какие-то центробанки бросились наращивать долю юаня в своих валютных резервах.

За 11 месяцев после вступления в силу решения МВФ позиции юаня в международных расчётах и международных резервах мало изменились, они остаются весьма скромными. По данным международной расчетной системы SWIFT, на середину текущего года доля юаня в международных расчётах составляла 1,98%. Это шестое место после доллара США (40,47%), евро (32,89%), британского фунта стерлингов (7,29%), японской иены (3,16%), канадского доллара (2,04%). В августе 2015 года китайская валюта впервые поднималась на четвёртое место по популярности для международных расчётов, опередив японскую иену и канадский доллар.

Последующее проседание позиций юаня отчасти можно объяснить ухудшением отношений между США и Китаем после прихода в Белый дом Трампа. Тем не менее Пекин упорно борется за повышение доли юаня в международных расчётах. На начало IV квартала прошлого года число стран-торговых партнёров Китая и Гонконга, которые не менее 10% расчётов осуществляли в юанях, достигло 57. За два года число таких стран увеличилось на 7. В целом же число стран, использовавших в своих расчетах юань, год назад достигло 101. Одним из заметных шагов в деле превращения юаня в международную валюту стали следующие события на китайских биржах. В начале сентября китайские СМИ сообщили, что в Китае начинается торговля фьючерсами на сырую нефть. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний.

Торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме летом этого года. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. А для этого на двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Эксперты оценивают указанные события как революционные. Через некоторое время они могут преобразовать не только китайскую, но и мировую экономику.

Во-первых, может начаться поэтапный демонтаж торговли чёрным золотом, основанной на монопольном положении доллара США. Постепенно всё большее количество контрактов на поставки нефти (не только фьючерсных, но и на условиях «спот») будет заключаться в юанях. Примеру Китая могут последовать другие крупные страны-экспортёры и импортёры нефти, можно ожидать появления контрактов в индийских рупиях, иранских риалах, российских рублях и т. п.

Во-вторых, предоставленную Китаем участникам сделок по нефти опцию конвертировать выручку в золотые фьючерсы некоторые эксперты расценивают как гарантии обеспечения юаня золотом. И делаются далеко идущие прогнозы возможного возрождения золотого стандарта сначала в Китае, а потом и в некоторых других странах. Напомню, что в 1944 году на конференции в Бреттон-Вудсе был утверждён золотодолларовый стандарт, который предусматривал фиксированное содержание жёлтого металла в долларе США (35 долларов США за тройскую унцию золота).

В китайской схеме юань просто обеспечивается золотом, которое можно приобрести на рынке. Это, как считают эксперты, модель нового «мягкого» золотого стандарта. Справедливости ради надо признать, что торги нефтяными фьючерсами за национальную валюту первым начал не Китай.

Такая идея родилась в России четверть века назад, первые попытки были предприняты в начале 90-х годов на Московской нефтяной бирже. Тогда они не увенчались успехом. И вот вторая попытка: 29 ноября 2016 года торговля за рубли была запущена на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. На питерской бирже была задумана торговля экспортными фьючерсами, т. е. это площадка для иностранных покупателей. Предполагается, что в Петербурге будет происходить ценообразование на нефть сорта Urals; участники сделок с российской нефтью смогут наконец освободиться от привязки к лондонской цене марки Brent. Пока, правда, масштабных операций с рублёвыми нефтяными фьючерсами замечено не было.

Это и понятно: российская валюта характеризуется повышенной волатильностью. Ею могут играть спекулянты, но она не удобна для тех, кому нужна физическая нефть. Волатильность юная существенно ниже, чем рубля. К тому же юань подстраховывается золотом. В России золотого обеспечения нефтяных фьючерсов нет. В результате рубль пока остаётся лишь «транзитной» валютой, рублёвая выручка будет конвертироваться в доллары, евро, другие валюты. Доллары и другие иностранные валюты нужны российским экспортёрам для покрытия своих валютных издержек, которые зачастую превышают рублёвые издержки. На сегодняшний день Китай — крупнейший в мире импортер чёрного золота. Ведущие поставщики нефти в Китай — Россия, Венесуэла, Катар, Ангола, как полагают эксперты, без особых возражений согласятся перейти на получение китайской валюты за свой товар. Иран так уже сделал. Под вопросом Саудовская Аравия, крупный поставщик нефти в Китай. Китай, как сообщают некоторые источники, уже давно ведёт секретные переговоры с Эр-Риядом по теме расчётов за нефть в юанях.

Эксперты полагают, что Пекину удастся «дожать» Эр-Рияд в этом вопросе. Нефть — лишь первая ласточка в далеко идущих планах Пекина по превращению юаня в международную валюту. В ближайшие десять лет значительная часть внешней торговли Китая может осуществляться в юанях. Уже готовятся проекты биржевой торговли в юанях по таким товарам, как природный газ, медь, другие цветные металлы. Оказывать содействие в выведении юаня на мировую орбиту будет и Народный банк Китая, который поддержит стабильный курс юная с помощью валютных интервенций (если потребуется). Китайские эксперты рассчитывают, что вытеснение доллара юанем будет облегчено в связи с плохими перспективами американской экономики, сохранением большого дефицита торгового и платёжного баланса США и ожидаемым ослаблением американского доллара. Запуск торговли нефтяными и золотыми фьючерсами на китайских биржах повлёк много публикаций, посвящённых оценке золотых запасов Китая.

Согласно официальным данным, золотые резервы КНР на конец августа текущего года составили 1842,6 тонны. Это пятое место в мире после США, Германии, Италии, Франции. Однако китайская статистика лукава, Пекин не раскрывает действительных масштабов золотых резервов государства. Оценки экспертов, основанные на статистике добычи золота и внешней торговли жёлтым металлом, в несколько раз превышают официальные данные. Минимальные экспертные оценки — 5 тысяч тонн. Чаще называется цифра 10 тысяч тонн. А это больше официального золотого запаса США, который в конце августа 2017 года был равен 8133,5 тонны. Кроме того, имеются большие резервы золота у банков, фондов, частных компаний и населения. Суммарная величина накопленного в Китае золота оценивается в 20 тысяч тонн. Такие гигантские объёмы драгоценного металла могут стать хорошей подпорой юаню в период превращения его в мировую валюту.

rusnext.ru

вместо доллара нефть, юани и золото — Путин намекнул на новую сенсацию от БРИКС

Ежегодный саммит БРИКС, который на этот раз проходит в китайском Сямэне, «не мог прийтись на более накалённую геополитическую обстановку», считает обозреватель Asia Times Пепе Эскобар.

Автор статьи напоминает, что ядро БРИКС по-прежнему составляют Россия и Китай вместе со своим стратегическим партнёрством. И, конечно, если говорить о глобальных вопросах, то главным для двух этих стран на сегодня предстаёт северокорейский кризис, поскольку они имеют общую границу с КНДР.

Как подчёркивает журналист, Пхеньян осуществил свои ядерные испытания спустя лишь три дня после того, как рядом полетали американские и японские истребители и бомбардировщики. Всем, кто знаком с раскладом сил на Корейском полуострове, ясно, что КНДР не оставит это без ответа. А это возвращает нас к «единственному здравому предложению» по урегулированию кризиса — «двойному замораживанию» (военной активности — со стороны США, Японии и Южной Кореи; ядерной и ракетной программ — со стороны Северной Кореи), о котором говорят Китай и Россия.

Но, кажется, например, Дели не слишком доволен такой активностью, особенно со стороны Пекина. Так, в преддверии БРИКС в спешном порядке Индии и Китаю пришлось разруливать кризис на общей границе в районе плато Доклам в Гималаях. При этом, как утверждает Эскобар, в прошлом году премьер-министр Индии Нарендра Моди тоже пробовал подобные манёвры, перед саммитом БРИКС на Гоа потребовав, чтобы Пакистан объявили «террористическим государством».

Кроме того, Моди «явно бойкотировал» майский саммит «Нового шёлкового пути» в китайском Ханчжоу, главным образом потому, что Пекин активно привлекает к этому проекту Пакистан. В свою очередь Дели и Токио мечтают о собственной альтернативе «Новому шёлковому пути». У них даже есть своя программа, которая должна связать Азию и Африку. Однако думать, что они смогут украсть лавры у «Шёлкового пути», было бы весьма самонадеянно, комментирует автор.

И хотя не все страны БРИКС готовы активно играть на международной арене, как та же Бразилия, которая больше занята своими внутренними проблемами, а Новый банк развития пока далеко не все воспринимают всерьёз, организация уже «представляет большую помеху для существования однополярного мирового устройства». Как вежливо выразился глава КНР Си Цзиньпин на саммите в Сямэне, «пять стран должны играть более активную роль в управлении миром».

Поэтому именно сейчас БРИКС объявляет о своих «диалогах» с Мексикой, Египтом, Таиландом, Новой Гвинеей и Таджикистаном. Это и есть начало движения к «БРИКС Плюс» — концепции по расширению партнёрства, которую разработал Пекин.

И здесь же президент России Владимир Путин объявляет настоящую «сенсацию БРИКС». Российский лидер делает упор на честном многополярном мире и критикует протекционизм и новые барьеры для мировой торговли.

В таком многополярном мире конфликт в Сирии решается во многом благодаря России. Именно Москва и Пекин предлагают «здравое решение» для северокорейского кризиса, а также для проблемы Афганистана, которой, по их мнению, должна заниматься Азия, а не Запад.

И вот «решающий довод». «Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. <…> Мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют», — заявил Владимир Путин.

«Преодоление чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют» — очень вежливый способ выразить то, о чём страны БРИКС говорят уже несколько лет: как обойти доллар США, а также нефтедоллар.

Но Пекин готов вступить в игру. Вскоре Китай намерен запустить свой фьючерсный контракт на нефть, номинированный не в долларах, как всё до этого, а в юанях, который, помимо прочего, можно будет конвертировать в золото. А это значит, что Россия, а также Иран, «другой ключевой узел евразийской интеграции», смогут обойти американские санкции в торговле энергоресурсами в собственной валюте или в юанях. «Новая триада нефти, юаня и золота» выгодна всем, а главное — что она обходит доллар.

По мнению Пепе Эскобара, это очень смелые долгосрочные экономические планы, которые точно не придутся по вкусу многим в Вашингтоне.

putin24.info

вместо доллара нефть, юани и золото — Путин намекнул на новую сенсацию от БРИКС

Ежегодный саммит БРИКС, который на этот раз проходит в китайском Сямэне, «не мог прийтись на более накалённую геополитическую обстановку», считает обозреватель Asia Times Пепе Эскобар.

Автор статьи напоминает, что ядро БРИКС по-прежнему составляют Россия и Китай вместе со своим стратегическим партнёрством. И, конечно, если говорить о глобальных вопросах, то главным для двух этих стран на сегодня предстаёт северокорейский кризис, поскольку они имеют общую границу с КНДР.

Как подчёркивает журналист, Пхеньян осуществил свои ядерные испытания спустя лишь три дня после того, как рядом полетали американские и японские истребители и бомбардировщики. Всем, кто знаком с раскладом сил на Корейском полуострове, ясно, что КНДР не оставит это без ответа. А это возвращает нас к «единственному здравому предложению» по урегулированию кризиса — «двойному замораживанию» (военной активности — со стороны США, Японии и Южной Кореи; ядерной и ракетной программ — со стороны Северной Кореи), о котором говорят Китай и Россия.

Но, кажется, например, Дели не слишком доволен такой активностью, особенно со стороны Пекина. Так, в преддверии БРИКС в спешном порядке Индии и Китаю пришлось разруливать кризис на общей границе в районе плато Доклам в Гималаях. При этом, как утверждает Эскобар, в прошлом году премьер-министр Индии Нарендра Моди тоже пробовал подобные манёвры, перед саммитом БРИКС на Гоа потребовав, чтобы Пакистан объявили «террористическим государством».

Кроме того, Моди «явно бойкотировал» майский саммит «Нового шёлкового пути» в китайском Ханчжоу, главным образом потому, что Пекин активно привлекает к этому проекту Пакистан. В свою очередь Дели и Токио мечтают о собственной альтернативе «Новому шёлковому пути». У них даже есть своя программа, которая должна связать Азию и Африку. Однако думать, что они смогут украсть лавры у «Шёлкового пути», было бы весьма самонадеянно, комментирует автор.

И хотя не все страны БРИКС готовы активно играть на международной арене, как та же Бразилия, которая больше занята своими внутренними проблемами, а Новый банк развития пока далеко не все воспринимают всерьёз, организация уже «представляет большую помеху для существования однополярного мирового устройства». Как вежливо выразился глава КНР Си Цзиньпин на саммите в Сямэне, «пять стран должны играть более активную роль в управлении миром».

Поэтому именно сейчас БРИКС объявляет о своих «диалогах» с Мексикой, Египтом, Таиландом, Новой Гвинеей и Таджикистаном. Это и есть начало движения к «БРИКС Плюс» — концепции по расширению партнёрства, которую разработал Пекин.

И здесь же президент России Владимир Путин объявляет настоящую «сенсацию БРИКС». Российский лидер делает упор на честном многополярном мире и критикует протекционизм и новые барьеры для мировой торговли.

В таком многополярном мире конфликт в Сирии решается во многом благодаря России. Именно Москва и Пекин предлагают «здравое решение» для северокорейского кризиса, а также для проблемы Афганистана, которой, по их мнению, должна заниматься Азия, а не Запад.

И вот «решающий довод». «Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. <…> Мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют», — заявил Владимир Путин.

«Преодоление чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют» — очень вежливый способ выразить то, о чём страны БРИКС говорят уже несколько лет: как обойти доллар США, а также нефтедоллар.

Но Пекин готов вступить в игру. Вскоре Китай намерен запустить свой фьючерсный контракт на нефть, номинированный не в долларах, как всё до этого, а в юанях, который, помимо прочего, можно будет конвертировать в золото. А это значит, что Россия, а также Иран, «другой ключевой узел евразийской интеграции», смогут обойти американские санкции в торговле энергоресурсами в собственной валюте или в юанях. «Новая триада нефти, юаня и золота» выгодна всем, а главное — что она обходит доллар.

По мнению Пепе Эскобара, это очень смелые долгосрочные экономические планы, которые точно не придутся по вкусу многим в Вашингтоне.

www.inosmi.info


Смотрите также