Увеличить цены на нефть не получится. Увеличение цены на нефть


Какие факторы способствуют повышению цен на нефть? | Политика | ИноСМИ

Цена на нефть достигла своего самого высокого уровня с ноября 2014 года, и теперь она составляет 80 долларов за баррель, поскольку страхи геополитического характера вызывают опасения по поводу возможных проблем с поставками.

Цена сырой нефти марки Brent, являющейся международным стандартом, повысилась почти наполовину в течение года.

Новые высокие отметки вызвали опасения по поводу того, что водители могут столкнуться с резким повышением цен на бензин и дизельное топливо. Они сегодня находятся на том уровне, который должен уменьшить аппетит в отношении потребления нефти, а эксперты пересмотрели в сторону понижения свои ожидания по поводу увеличения спроса в этом году.

По словам экспертов, повышение цен на нефть будет представлять собой вызов для центральных банков, которые уже пытаются справиться с высокой инфляцией. «Самому серьезному испытанию могут быть подвергнуты те страны, в которых инфляция уже находится на целевом уровне или выше, в том числе Соединенное Королевство», — отметил Крейг Эрлам (Craig Erlam), старший рыночный аналитик торговой группы Oanda.

Акции таких крупнейших европейских нефтяных компаний, как BP, Shell и Eni, в четверг прибавили в цене. Банк Barclays повысил свой прогноз относительно средней цены на нефть с 62 до 73 долларов за баррель, а некоторые другие банки считают, что цена на нефть в следующем году дойдет до 100 долларов.

Вот те факторы, которые способствуют повышению цены на нефть:

Дональд Трамп

Решение американского президента об одностороннем выходе из ядерной сделки с Ираном заставило рынки учитывать влияние сокращения иранского экспорта сырой нефти. Иран производит около 4% от общего мирового объема добычи нефти, или примерно 2,4 миллиона баррелей в день.

Объемы экспорта нефти с Ближнего Востока сократились примерно на 1,2 миллиона баррелей в день после введения санкций в 2012 году. На этот раз ситуация иная, поскольку Европейский Союз заявил о том, что он будет выполнять условия заключенной сделки и не собирается вводить санкции против Ирана.

Представители Международного энергетического агентства (МЭА) — международной организации, расположенной в Париже — заявили: «Слишком рано говорить о том, что может произойти на этот раз, однако мы должны понять, смогут ли другие производители увеличить производство, обеспечив тем самым нормальное поступление нефти на рынок и компенсировав сокращение иранского экспорта».

Саудовская Аравия, крупнейший в мире экспортер нефти, уже сообщила о том, что она заполнит любые недостающие объемы, вызванные ситуацией с Ираном.

Саудовская Аравия и Россия

Продолжающееся уже в течение 17 месяцев сокращение производства главными нефтедобывающими странами во главе с Саудовской Аравией и Россией, дает свои результаты.

Сокращение производства, введенное нефтяным картелем ОПЕК и партнерами, вновь вернуло к сбалансированной ситуации спрос и предложение, а недавно Международное энергетическое агентство даже заявило о том, что «миссия выполнена».

Солдат бундесвераJunge Welt18.05.2018Mitteldeutscher Rundfunk18.05.2018Utrikesmagasinet18.05.2018ОПЕК и Россия вместе производят более 40% добываемой в мире нефти. Несмотря на постоянный рост цен на нефть из-за введенных ограничений, нефтедобывающие страны оказались на удивление сговорчивыми и не стали увеличивать добычу, как они делали это во время предыдущих попыток оказать влияние на рынок.

Министры энергетики Саудовской Аравии и России установили партнерские отношения, и теперь, по их словам, они стоят «плечом к плечу» и занимают «полностью согласованную позицию».

Как ожидается, члены ОПЕК проведут встречу в Вене для обсуждения вопроса о том, следует ли продлить ограничения после окончания 2018 года, когда истекут сроки достигнутых договоренностей.

Однако подобное решение осложнено следующими факторами:

Венесуэла

Политический и экономический кризис, в котором оказалась эта богатая запасами нефти южноамериканская страна, привел к тому, что производство в ней сырой нефти оказалось в свободном падении.

В результате коллапс привел значительно быстрее к сжатию рынков, чем ожидалось, отмечают эксперты. Производство снизилось до такой степени, что Венесуэла сократила производство больше, чем Саудовская Аравия, крупнейший производитель из числа членов ОПЕК.

Международное энергетическое агентство рисует мрачную картину распада нефтяной отрасли по мере ухудшения ситуации в Венесуэле из-за коррупции, проблем с выплатой заработной платы и поломкой оборудования.

«Добыча на стареющих месторождениях Венесуэлы тоже быстро сокращается. Ситуация усугубляется еще и тем, что Petróleos de Venezuela (государственная нефтегазовая компания) из-за низкой заработной платы, проблем с охраной труда и вопросов безопасности потеряла большое количество сотрудников», — отмечают эксперты этого агентства.

Геополитика

Иран и Венесуэла — не единственные источники геополитической нестабильности, являющейся причиной роста цен на нефть.

«Эскалация напряженности в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном, продолжающиеся конфликты в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене и Иране оказывают значительное воздействие на ситуацию в этом регионе», — отметили представители финансовой компании Mitsubishi UFJ.

Хотя прямое военное столкновение между Ираном и Саудовской Аравией считается маловероятным, любая интенсификация опосредованных конфликтов в этом регионе может подорвать стабильность, подчеркивают эксперты этой японской финансовой службы.

Международное энергетическое агентство предупреждило о том, что недавние геополитические события способствовали усилению неопределенности по поводу глобальных поставок нефти в будущем.

Глобальная экономика

В глобальном масштабе экономика сегодня сильна, и Международный валютный фонд (МВФ) предсказывает рост в 3,9% в этом году. Здоровая экономическая активность пока является важным фактором повышения цен на нефть, однако наблюдатели предупреждают, что столь высокие цены на сырую нефть приведут к сокращению спроса.

«Будет весьма странно, если такой большой скачок (если считать с прошлого года) не повлияет на рост спроса», — подчеркнули эксперты Международного энергетического агентства.

Этот наблюдательный орган на днях немного понизил показатели роста глобального спроса на нефть — с 1,5 миллионов баррелей в день до 1,4 миллионов баррелей в день, что отражает воздействие более высоких цен на нефть. Как ожидается, спрос в этом году, в среднем, составит 99,2 миллиона баррелей в день.

Еще одним фактором, работающим против повышения цен, является производство сланцевой нефти, которое стало увеличиваться в результате более высоких цен. Ее производство в Соединенных Штатах находится на рекордном уровне — оно выросло на четверть по сравнению с показателями двухлетней давности и более чем наполовину по сравнению уровнем десятилетней давности.

Однако вот что сказали эксперты компании Goldman Sachs: «Сланцевая нефть не решит нынешние проблемы поставок».

inosmi.ru

Есть ли у России шанс на увеличение цены на нефть в условиях сокращения добычи?

В ушедшем 2016 году одним из важнейших событий для мирового рынка энергоносителей стало подписание соглашения между странами-членами ОПЕК. Согласно этому соглашению, подписанному 1 декабря в Вене, добычу нефти сократят на 1,164 млн баррелей в сутки от уровня добычи картеля в октябре 2016 года. Середина февраля 2017-го – самое время узнать промежуточные итоги влияния этого решения. ПРОВЭД поинтересовался у аналитиков рынка, как соблюдается принятое соглашение и что ещё, помимо объёмов добычи, значимо при ценообразовании на рынке «чёрного золота».

- Соблюдают ли страны, принявшие участие в подписании соглашения в Вене, условия договора? Как это сказывается на цене на нефть?

Богдан Зварич, аналитик «Финам»:

Если говорить о динамике цены на нефть, то в последнее время с ней не происходит ничего интересного. Она зажата в коридоре $54-$58 за баррель, если смотреть на нефть марки Brent. Противоречивые факторы, действующие на рынок энергоносителей, уравновесились. С одной стороны, ОПЕК продолжает снижать добычу, как и обещал. Тут же можно отметить появление напряжения между США и Ираном: возможно, санкции против Ирана вновь будут ужесточены, и страна не сможет поставлять нефть на мировой рынок. С другой стороны, в США растут запасы нефти, и растет буровая активность, что в будущем приведет к росту объёмов добычи и станет давить на мировой рынок нефти.

Нефть застряла в коридоре в $4, между $54 и $58 за баррель, и пока здесь находится. В какую сторону она выйдет из этого коридора – туда, очевидно, и будет идти движение цены. После выхода и можно будет ориентироваться в отношении тренда.

Александр Епишов, главный аналитик московского международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке»:

- Сейчас всё очень сильно меняется. В мире развивается альтернативная энергетика. Пока её ещё сравнительно мало. Но, например, в США очень много внимания уделяют солнечным батареям, электромобилям и так далее, и в ближайшее время это будет самой злободневной и самой важной задачей.

А что касается нефти, то мне кажется, что все эти попытки ограничить добычу нефти результата не принесут – на цене нефти не скажутся, поднять её не помогут. Освободившуюся долю рынка сразу же займут другие производители. Ожидать снижения добычи не приходится.

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития:

- Чтобы цена на нефть выросла, необходимо не только соблюдение соглашения по ограничению добычи, но также чтобы снизились объёмы нефти в нефтехранилищах США. Это самый главный показатель. Пока мы видим, что этого не произошло. Более того, растёт добыча в США, они уже стали добывать более 1 млн баррелей в сутки.

Я не очень сильно верю, что цена на нефть достигнет очень высокого уровня. Может быть, при благоприятных условиях, мы достигнем уровня в $60 за баррель. Но реальными мне кажутся колебания цены между $50 и $60 за баррель, больше склоняясь к нижней границе этого диапазона.

Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики:

- Стоимость нефти не растёт и не падает, она колеблется вокруг $55-56 за баррель – цены, сформировавшейся на фоне достигнутых ОПЕК соглашений. Соглашения соблюдаются с переменным успехом, насколько я вижу, но в целом страны стараются не отступать от договоренностей, особенно саудиты. Мы, Россия, благополучно присоединились и идём.

- Какие факторы сегодня определяют динамику цен на нефть?

Александр Епишов:

- Цену на нефть определяет США – ни Россия, ни Саудовская Аравия, никакая другая страна в этом не участвуют. Конкретно цену определяют банки Соединенных Штатов и никто другой. Они торгуют деривативами, и они определяют ситуацию.

Ключевую роль США и крупнейших западных банков в развитии мирового рынка нефти признают многие аналитики. Вывод: мировой рынок нефти вовлечён в процесс классической финансовой глобализации, где финансовый капитал всеобъемлющ и проникает повсюду. Нефть как биржевой товар превращена в материальную основу для глобального перераспределения доходов между крупнейшими держателями ликвидных активов.

Цены на нефть в ближайшие два года вряд ли поднимутся выше $60 за баррель. 

Россия нуждается в очень сильном реформировании экономической системы. В то, что ограничения производства нефти дадут всплеск цены на нефть и вытащат нашу экономику за счёт этой высокой цены, я не верю. России нужно менять модель экономического развития, а не рассчитывать на рост цены на нефть. У нас структура экономики сырьевая. Результаты плачевные. Надо дать свободу предпринимателям, малому бизнесу и тем, кто изобретает новые технологии.

Александр Фролов:

- При прогнозировании цены на нефть не учитывается фактор «бумажной» нефти. Фактор спекулятивного капитала. По ряду оценок производственные факторы влияют лишь на 10-15% на стоимость нефти. Остальное – это финансовые факторы: спекуляции, движение на рынке облигаций и прочее разное. Они никуда не делись и никуда не уйдут, если только не будет создан совершенно иной механизм формирования цены на нефть. И в ситуации, когда столь велико влияние финансового фактора, одним лишь ограничением добычи, которое, по сути, относится к производственным факторам, проблему цены не решить. Ограничение добычи – хороший фактор, правильный, но на нём останавливаться нельзя, и одним только ограничением проблема цены на нефть не решается. Существует риск перегрева рынка.

Играет роль ожидание. Скажем, растёт число работающих буровых в США. Игроки рынка, глядя на этот индикатор, думают: «Ага, значит, увеличится количество нефти, добытой в США, а если оно увеличится, то вернётся избыток предложения, где-нибудь к маю. Раз вернётся – цены на нефть нельзя поднимать, надо играть на понижение».

Есть фактор Ирана. Дональд Трамп буквально на днях объявил Иран террористическим государством №1 и предложил вновь ввести санкции против него. А фактор Ирана оказывает огромнейшее влияние на снижение цены на нефть. В середине 2014 года, едва только пошли разговоры, что санкции с Ирана снимут, ряд аналитиков тут же провозгласили, что как только санкции с Ирана будут сняты, он тут же зальёт весь мировой рынок нефтью. В течение полутора лет на любой новости о возможном снятии санкции с Ирана цена тут же падала. Хотя на самом деле Иран на пике добычи до момента наложения санкций производил 400-600 тысяч баррелей в сутки, и это тот уровень, которого он способен достигнуть далеко не сразу после их снятия.

xn--b1ae2adf4f.xn--p1ai

Увеличить цены на нефть не получится - Экономика

На Мировом энергофоруме обсудят будущее барреля

26.09.2016 в 18:47, просмотров: 8030

28 сентября «на полях» Мирового энергофорума в Алжире намечена встреча стран-членов ОПЕК, России и других крупных экспортеров нефти. Мнения экспертов разделились: одни уверены в том, что стороны договорятся о заморозке добычи, другие полагают, что состоится дежурный обмен мнениями.

Увеличить цены на нефть не получится

фото: Кирилл Искольдский

За неделю до начала встречи нефтяные фьючерсы на товарно-сырьевых биржах подскочили: это произошло после того, как министр энергетики Алжира заявил о возможности превращения неформальной встречи нефтедобывающих стран в официальную.

Скачок цен дополнительно подстегнуло сообщение, что в США сократились запасы нефти. Оптимистов вдохновили прошедшие в преддверии алжирской встречи переговоры между Саудовской Аравией и Ираном, соперниками в борьбе за региональную гегемонию и основными конкурентами на мировом нефтяном рынке.

Впрочем, скачком это назвать трудно. Котировки, как и прежде, балансируют в коридоре $46–47. Скорее всего, небольшой ценовой подъем окажется недолговечным. Большинство экспертов не верят, что Саудовская Аравия, Россия, Иран и другие нефтяные державы договорятся об ограничении добычи нефти. Несколько таких встреч прошли безрезультатно. Вот почему, когда президент Венесуэлы Николас Мадуро выступил с заявлением, что члены ОПЕК вот-вот между собой договорятся, аналитики пропустили это мимо ушей. Из 23 экспертов, опрошенных агентством Bloomberg, лишь двое отнеслись с доверием к подобным сообщениям.

«Рабы рынка»

Всегда, конечно, находятся и оптимисты. «Вероятность того, что все-таки что-то произойдет, увеличивается», — говорит научный сотрудник Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета (Нью-Йорк) Джейми Уэбстер.

Встреча, которая так будоражит умы биржевиков и аналитиков, должна пройти «на полях» 15-го Международного энергетического форума в Алжире (он состоится 26–28 сентября). «На полях» — значит, без официального статуса и, скорее всего, без каких-либо совместно принятых официальных документов. Но, как отмечал недавно ведущий финансовый интернет-ресурс MarketWatch, «когда говорят два главных нефтедобытчика в мире, трейдеры слушают»: к встрече Саудовской Аравии и России приковано самое пристальное внимание. Эта встреча может проложить дорогу соглашению ОПЕК и остальных нефтедобывающих стран, не входящих в картель, к установлению потолков на добычу.

Некоторые оценки грядущей встречи строятся исключительно на циничном прагматизме. Так, старший научный сотрудник исследовательского центра «Меркатус» при Университете Джорджа Мейсона (находится в пригороде Вашингтона) Омар Ахмад аль-Убайдли говорит: «Что касается Саудовской Аравии и России, то обе эти страны… знают, что на нефтяном рынке не может быть достигнуто эффективное сотрудничество. Этому мешают рыночные силы. Но они исходят из того, что лишний раз встретиться и выступить с заявлениями о взаимной поддержке никогда не повредит». Но из этого следует, что может никому и не помочь.

Того же мнения, по словам вашингтонского эксперта аль-Убайдли, придерживается и Тегеран. По сообщению Associated Press, министр нефти Ирана Биджан Зангенех по итогам встречи с генсекретарем ОПЕК Мохаммадом Баркиндо заявил, что «его страна поддержит любое решение ОПЕК, направленное на стабилизацию нефтяного рынка».

«В случае с Ираном, — отмечает аль-Убайдли, — Тегеран рад лишний раз засветиться в СМИ, особенно сейчас, после отмены санкций. Чиновники этого государства любят делать заявления, показывающие, что их голос имеет вес в мировых делах, хотя на самом деле и Иран, и все другие производители нефти — рабы рыночных сил».

Три барьера

Ну а пока «рабы»-нефтяники пытаются получить краткосрочные выгоды путем нагнетания биржевых ожиданий, политики и финансисты готовят экономику к эпохе дешевых цен на нефть. Как напомнил недавно Владимир Путин, бюджет России в 2017–2019 гг. верстают, исходя из цены $40 за баррель. А министр финансов РФ Антон Силуанов предложил считать «российскими сверхдоходами» выручку от экспорта нефти, полученную по цене выше $40 за «бочку». То есть налоговые доходы, выплачиваемые нашими нефтяными экспортерами, вырученные сверх этой планки, по мнению министра, должны поступать не в бюджет, а напрямую в сокращающийся Резервный фонд.

Общий вектор ценового развития на нефтяном рынке направлен вниз, что обусловлено сразу несколькими факторами: это и переизбыток «черного золота» на рынке, и пониженный спрос из-за слабого развития мировой экономики, и постоянное усовершенствование энергосберегающих технологий, и прогресс альтернативной энергетики (солнечные панели, ветряки и т.п.).

Пока что заявление алжирского министра о придании официального статуса встрече о нефтяных ценах ничем не подкрепляется. Ранее глава ОПЕК Баркиндо подчеркивал неофициальный характер этой встречи (скорее всего, она состоится в последний день работы Всемирного энергетического форума — 28 сентября). По словам генсека, если вдруг всем участникам этих переговоров удастся договориться об установлении потолков добычи, ОПЕК созовет чрезвычайную сессию.

Как отмечала недавно The Wall Street Journal, договориться будет трудно. Что бы ни говорили Баркиндо и другие официальные лица. Три из 14 стран — членов ОПЕК (Иран, Ливия и Нигерия) хотят сначала увеличить производство нефти, а уже потом говорить на тему о замораживании добычи. Напомним, что вето может наложить любой из членов картеля.

Но существует несколько «но». Не будем забывать, что одна из этих стран — Нигерия — особо близка сердцу Баркиндо, поскольку он сам оттуда родом и возглавлял Национальную нефтяную корпорацию. Эта страна хочет довести добычу нефти до 2 млн баррелей в день и более (сегодня из-за диверсий экстремистов она составляет лишь 1,5 млн).

Ливия, добыча которой упала (из-за того, что ее морские порты переходят из рук в руки в ходе междоусобных столкновений) до 280 тыс. баррелей в день, стремится довести суточное производство до 1 млн «бочек».

Иран, только что вышедший из-под санкций, считает, что он недобирает порядка 400 тыс. баррелей в день. Когда он увеличит добычу на такое количество, то производство иранской нефти выйдет на уровень более 4 млн баррелей в день, и тогда Иран будет готов к «заморозке».

«Замораживание уровня добычи без участия в нем Ирана, Нигерии и Ливии — бессмыслица», — считает председатель английской консалтинговой фирмы Alfa Energy Джон Холл. Это означало бы, что «другие страны должны сокращать производство, и в первую очередь — Саудовская Аравия. А она этого не сделает, чтобы не отдать ту долю рынка, которую она завоевала в последние два года».

Уточним: Эр-Рияд этого не сделает, чтобы не отдать эту долю своему злейшему врагу в регионе Ближнего и Среднего Востока — Ирану. Так что перспективы весьма туманны и основаны на множестве предположений.

С оглядкой на США

Когда говорят о будущем нефтяных цен, постоянно вспоминают и об Америке. И не зря. О Вашингтоне надо помнить всегда. США являются третьим государством по объему добычи нефти в мире и в любой момент могут стать самым крупным, потеснив Россию и Саудовскую Аравию. (Если учитывать производство биотоплива и других видов жидкого топлива, США уже сегодня на первом месте в мире.) Количество неиспользуемых нефтяных ресурсов в Америке колоссально. Это и тяжелая сланцевая нефть, и легкая морская. Если вдруг цены на мировом рынке поднимутся, американские нефтяники начнут наращивать добычу: в быстром темпе будут введены в оборот законсервированные скважины, продолжится ввод в эксплуатацию новых месторождений.

Если в этом году нефтедобыча в США составляет порядка 8,8 млн баррелей в сутки, то в 2017-м она, по расчетам экспертов, может стать еще меньше — 8,5 млн. Но может и больше. Например, в 2015-м американская нефтянка производила более 9,4 млн (для сравнения: Россия добывает около 11,7 млн, Саудовская Аравия — более 10 млн). И не будем забывать, что в конце прошлого года Конгресс США отменил запрет на экспорт нефти-сырца, который действовал в США 40 лет. Будет выгодно — будут больше качать и для себя, и на экспорт.

Напомним, Канада (самый крупный поставщик нефти на американский рынок — 43% нефтеимпорта США) в этом году впервые за последние 7 лет сократила объем нефтедобычи — с 3,85 млн баррелей в день до 3,82 млн. Тоже не пустяковая страна: пятое место в мире по объему производства нефти и четвертое — по экспорту «черного золота». И она тоже может нарастить объемы добычи — если поднимутся цены на мировом рынке.

Саудовцы уже пытались, и не без успеха, замедлить быстрый рост нефтедобычи в Северной Америке с помощью низких цен, делающих нерентабельной добычу сланцевой нефти. Для этого аравийскому королевству пришлось качать нефть почти что себе в убыток, расходуя золотовалютные резервы. Но сейчас все усилия Эр-Рияда могут пойти насмарку, если Саудовская Аравия совместно с Россией начнут сокращать добычу и тем самым поднимать цену. Тут-то Америка и вылезет со своей нефтью — тем более что порог рентабельности значительно опустился благодаря новым технологиям. Bloomberg сообщал о некоторых сланцевых месторождениях в Техасе, где рентабельность достигается не только при цене $30 за баррель, но даже при $22! А уж если вдруг цена на нефть устоится на уровне $50 за баррель или выше, сланцевая нефтянка снова начнет быстро раскочегариваться.

Поэтому и Москва, и Эр-Рияд наверняка будут действовать с учетом народной мудрости: «Будьте осторожны в своих желаниях — они ведь могут сбыться!»

Желание поднять цены, скорее всего, и дальше останется только на словах. Сохранение интриги будет содействовать тому, чтобы цены не опускались совсем уж низко. Но нельзя исключать и того, что в какой-то момент разочарованные нефтяные трейдеры могут опустить «черное золото» до уровня «черного металлолома»…

www.mk.ru


Смотрите также