Общий рынок нефти ЕАЭС чрезвычайно важен для Киргизии . В кыргызстане есть нефть


Где в Кыргызстане нефть зарыта?

Главный инженер ОсОО "Нефтеразведочная компания "Чжуннен", которая заявила о найденных в Баткенской области перспективных запасах нефти, Космос Мадумаров специально для интернет-редакции "ВБ" подготовил материал о ситуации в нефтегазовой сфере Кыргызстана.

Значение нефтегазовой отрасли в народном хозяйстве огромно. Практически все отрасли промышленности, сельское хозяйство, транспорт, медицина и просто население страны на современном уровне развития потребляют нефть, природный газ и нефтепродукты. При этом потребление их внутри страны из года в год возрастает.

Проблема обеспечения Кыргызстана запасами углеводородного сырья является наиболее актуальной и определяющей эффективность экономического развития. В настоящий момент добыча нефти в республике составляет 70-75 тыс. тонн, то есть абсолютно не обеспечивает даже минимальные потребности народного хозяйства. Джалал-Абадский нефтеперерабатывающий завод работает с перерывами и не на полную мощность.

В последние годы из-за финансовых трудностей были резко сокращены работы по поиску, разведке и разработке месторождений, хотя по прогнозным оценкам специалистов на территории Кыргызстана имеются значительные неразведанные ресурсы углеводородов.

Общая площадь перспективных месторождений нефти и газа на территорий Кыргызстана составляет 22,3 тыс. квадратных километров. Более 5 тыс. из них приходятся на сравнительно хорошо изученную Ферганскую впадину, остальные 17 тыс. - малоизученные и неизученные перспективные территории межгорных впадин: Алайской, Нарынской, Атбашинской, Аксайской, Токтогульской, Иссык-Кульской, Восточно-Чуйской, Таласской.

Прогнозные ресурсы углеводородов по республике довольно значительные - в пределах 375-765 млн тонн.

По территории Ферганской впадины ресурсы углеводородов разведаны и освоены на 35%. Преобладающая часть запасов нефти залегает в сложных низкопористых и малопроницаемых пластах палеогена с прогнозируемым низким коэффициентом извлечения в 15%. В связи с этим практически невозможно значительное увеличение добычи нефти из этих месторождений без крупных капиталовложений в интенсификацию и бурение эксплуатационных горизонтальных скважин.

В то же время по территориям межгорных впадин значительные объемы ресурсов нефти и газа (до 765 млн тонн) не вовлечены в поисково-разведочные роботы и в разработку. Перспективы и запасы углеводородного сырья связаны в основном с мезо-кайнозойскими отложениями. Большой потенциал содержится и в палеозойских образованиях, которые могут содержать различные типы ловушек, требующих большой глубинности сейсмических исследований, бурения (порядка 5 тыс. метров) и, следовательно, значительных финансовых затрат.

Геолого-геофизическая изученность межгорных впадин, в целом, слабая и неравнозначная. В разной степени и масштабности впадины изучены геофизическими методами: грави-, магнито-, электроразведкой, сейсморазведкой - МОВ, КМПВ, МОВЗ, отдельные участки - методом общей глубинной точки (МОГТ).

Наиболее исследованы Алайская, Восточно-Чуйская, Иссык-Кульская, Нарынская и Атбашинская впадины, в пределах которой пробурены скважины глубиной до 4,5 тыс. метров и выполнены сейсморазведочные работы методом общей глубинной точки (МОГТ). Во всех исследованных впадинах получены признаки нефти и газопроявлений.

Высокая перспективность на нефть и газ изучаемых впадин обусловлена их пространственным размещением по северной периферии нефтегазового Таримского бассейна (КНР) и примыканием с востока к Ферганскому нефтегазоносному бассейну. Примечательно также, что Восточно-Чуйская впадина является восточным замыканием промышленно-газоносной Чу-Сарысуйской депрессии Казахстана.

Остальные межгорные впадины с позиций нефтегазоносности не изучались, но в их пределах проведены геологические съемки различных масштабов, геофизические исследования практически отсутствуют.

В последние годы изучение межгорных впадин проводилось в недостаточных объемах. Практически не проводились сейсморазведочные работы, полностью прекращены структурное бурение с целью подготовки структур к глубокому бурению. Бурение глубоких поисково-разведочных скважин практически не проводится.

Вследствие этого не было приращения запасов нефти и газа, а за 1992-2012 годы происходило постоянное уменьшение подготовленных к разработке запасов нефти и газа на величину их добычи. Необходимость значительного наращивания объемов поисково-разведочных работ на нефть и газ стала очевидной.

Для обеспечения наращивания объемов добычи нефти и газа необходим целенаправленный поиск новых нефтяных и газовых залежей и, в то же время, проведение экономически целесообразного объема поисково-разведочных работ.

Работы по поверхностному изучению геологического строения, сейсморазведочные - специализированной сейсморазведочной организацией с обработкой материалов по специализированным программам, буровые и эксплуатационные работы требуют участия инвесторов.

Мировой опыт показывает, что каждое государство, которое имело разведанные и неразведанные месторождения нефти и газа для достижения обеспечения углеводородами своих потребностей, не добились положительных результатов без привлечения инвестиций.

В Кыргызстане на сегодняшний день нет организаций, имеющих возможность качественно выполнять вышеперечисленные работы, отвечающие требованиям сегодняшнего дня (глубина изучения должна быть не менее 8 тыс. м).

Поэтому инвесторы приглашают подрядные организации из других стран для выполнения отдельных этапов работ. Стоимость техники и спецоборудования подрядчиков составляют миллионы долларов. При пересечении государственной границы Кыргызстана со своей техникой и оборудованием подрядные организации для выполнения единовременной работы подпадают под статью таможенного кодекса (временный ввоз с уплатой пошлин и налогов). Если в нашей республике были бы организации, выполняющие вышеперечисленные работы, статья таможенного кодекса о временном ввозе действовала бы в пользу страны. Кроме этого, необходимо получать кучу нужных и ненужных разрешений, лицензий на проведение работ.

Плюс ко всему имеющиеся в фондах геологические материалы по поиску перспективных площадей на нефть и газ имеют фундаментальный и разрозненный характер.

www.vb.kg

Общий рынок нефти ЕАЭС чрезвычайно важен для Киргизии — Российская газета

Киргизия должна рассмотреть и одобрить, как и остальные государства евразийской "пятерки", соглашение о формировании общего рынка нефти и нефтепродуктов. Такого мнения придерживаются опрошенные "РГ" эксперты. Документ вступит в силу лишь с 2025 года. Однако это не умаляет его важности для республики, не обладающей собственными запасами "черного золота", а значит, зависимой от поставок ГСМ извне.

Совет Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) одобрил проект "О формировании общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС" c 2025 года. Об этом говорится в сообщении комиссии.

Документ включает более полусотни различных мероприятий - от гармонизации законодательств стран союза в нефтяной сфере до разработки программно-аппаратных комплексов операторов биржевых торгов и клиринговых организаций, необходимых для осуществления манипуляций с нефтью и нефтепродуктами.

Инициатива рассматривалась в ЕЭАС еще до вступления в интеграционное объединение Киргизии, то есть в начале 2015 года. Однако Беларусь, Казахстан (РК) и Россия тогда не смогли прийти к единому решению по ценовой политике.

В настоящее время интересы государств в этом вопросе также разнятся. РФ и РК выступают в качестве активных экспортеров углеводородов, а остальные - импортеры. То есть первые заинтересованы выгодно продать товар, а последние - дешевле его купить.

Киргизия полностью зависит от экспорта "черного золота" из России - единственного на данный момент поставщика как переработанной, так и сырой нефти в страну. От систематичности подобного импорта зависит обеспечение бесперебойного функционирования трех крупных нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) Киргизии.

Местные эксперты хоть и отмечают важность создания общего рынка нефтепродуктов, но при этом напоминают, что концепция беспошлинных поставок сырья и ГСМ в Киргизию уже существует. Еще в 2016 году между КР и Россией было подписано соответствующее соглашение.

Правда, в силу этот документ вступил в начале 2017 года. И, несмотря на оптимистичные ожидания киргизских нефтетрейдеров, породил противоречия между правительством страны и китайскими инвесторами-собственниками НПЗ в Кара-Балте и Токмаке: получать беспошлинную российскую нефть они смогут лишь при условии выработки топлива для внутреннего пользования, но никак не для экспорта.

Что же касается общего рынка "черного золота" ЕАЭС, то киргизские эксперты называют важным его создание, но сходятся во мнении, что сразу ожидать снижения стоимости бензина и солярки не стоит.

- Цены на ГСМ в Киргизии напрямую зависят от цен заводов-поставщиков нефтепродуктов в РФ. Плюс влияние оказывает стоимость транспортировки железнодорожным транспортом до границы страны через территорию Казахстана, а также налоги. В России больше половины стоимости бензина и дизельного топлива составляют именно последние. В РК акцизный налог чуть меньше, а у нас больше, - сказал исполнительный директор Ассоциации нефтетрейдеров страны Улан Кулов.

При этом, по его словам, общий рынок имеет для КР несколько важных аспектов, главный из которых - доступ к свободной транспортировке нефти уже не только из России, но и из Казахстана. Ведь запрет, который сейчас существует в РК на экспорт "черного золота" в Киргизию, в соответствии с новыми обязательствами будет снят. Подобное ограничение на поставки этой категории продукции соседняя республика объясняет тем, что при ежегодной добыче в 80 миллионов тонн нефти в год в Казахстане ощущается дефицит нефтепродуктов на внутреннем рынке. Примечательно, что запрет распространяется лишь на Киргизию. Реализация казахстанских нефтепродуктов в Италию, Нидерланды и Францию разрешена. И, по данным Комитета национальной статистики министерства экономики РК, с января по сентябрь 2017 года в эти страны было продано на 11,2 миллиарда долларов сырья.

Хотя в РК добывается нефть и перерабатывается на собственных НПЗ, это позволяет покрыть потребности республики в ГСМ лишь на 70 процентов, остальное страна импортирует в основном из России. Однако уже в нынешнем году добыча углеводородов, согласно Национальному энергетическому докладу, выросла. За девять месяцев 2017 года добыли 60,2 миллиона тонн, что стало самым высоким показателем за последние пять лет.

- А значит, при формировании общего рынка нефти Киргизия вновь сможет рассчитывать на поставки сырья из соседней республики, что географически для нас выгоднее. При расходовании топлива в КР в объеме порядка одного миллиона тонн в год собственные производственные мощности двух отечественных нефтеперерабатывающих заводов могли бы обеспечить потребности республики в нефтепродуктах, - подчеркнул Улан Кулов.

Но самое главное то, что Киргизия получит доступ к биржевым торгам, которые позволят формировать объективную ценовую политику на сырье и ГСМ. Сейчас эта "опция" для республики недоступна.

По словам экс-вице-премьера КР по экономическому блоку Олега Панкратова, для государства важен не столько общий рынок нефти, сколько работающий в рамках этого соглашения единый рынок энергоресурсов.

- Это очень масштабный проект. Нефтью и газом он не ограничивается. Подразумеваются развитие конкуренции на общих рынках энергоресурсов, отсутствие препятствий при торговле ими, обеспечение объективного ценообразования. И если общий рынок нефтепродуктов дает в основном гарантированные поставки топлива, то общая энергосистема открывает доступ к торгам электроэнергией для Киргизии. В настоящий момент мы при переизбытке вынуждены продавать ее за копейки, а при дефиците - импортировать в несколько раз дороже рыночной стоимости. Внедрение общего рынка позволит нам не только предлагать адекватную цену в качестве экспортера, но и выбирать ее в качестве покупателя. Поэтому вопрос надо рассматривать гораздо шире, он касается не только беспошлинных поставок ГСМ, - считает Олег Панкратов.

 

rg.ru

Общий рынок нефти ЕАЭС чрезвычайно важен для Киргизии — Рамблер/новости

Киргизия должна рассмотреть и одобрить, как и остальные государства евразийской «пятерки», соглашение о формировании общего рынка нефти и нефтепродуктов. Такого мнения придерживаются опрошенные «РГ» эксперты. Документ вступит в силу лишь с 2025 года. Однако это не умаляет его важности для республики, не обладающей собственными запасами «черного золота», а значит, зависимой от поставок ГСМ извне.

Совет Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) одобрил проект «О формировании общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС» c 2025 года. Об этом говорится в сообщении комиссии.

Документ включает более полусотни различных мероприятий — от гармонизации законодательств стран союза в нефтяной сфере до разработки программно-аппаратных комплексов операторов биржевых торгов и клиринговых организаций, необходимых для осуществления манипуляций с нефтью и нефтепродуктами.

Инициатива рассматривалась в ЕЭАС еще до вступления в интеграционное объединение Киргизии, то есть в начале 2015 года. Однако Беларусь, Казахстан (РК) и Россия тогда не смогли прийти к единому решению по ценовой политике.

В настоящее время интересы государств в этом вопросе также разнятся. РФ и РК выступают в качестве активных экспортеров углеводородов, а остальные — импортеры. То есть первые заинтересованы выгодно продать товар, а последние — дешевле его купить.

Киргизия полностью зависит от экспорта «черного золота» из России — единственного на данный момент поставщика как переработанной, так и сырой нефти в страну. От систематичности подобного импорта зависит обеспечение бесперебойного функционирования трех крупных нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) Киргизии.

Местные эксперты хоть и отмечают важность создания общего рынка нефтепродуктов, но при этом напоминают, что концепция беспошлинных поставок сырья и ГСМ в Киргизию уже существует. Еще в 2016 году между КР и Россией было подписано соответствующее соглашение.

Правда, в силу этот документ вступил в начале 2017 года. И, несмотря на оптимистичные ожидания киргизских нефтетрейдеров, породил противоречия между правительством страны и китайскими инвесторами-собственниками НПЗ в Кара-Балте и Токмаке: получать беспошлинную российскую нефть они смогут лишь при условии выработки топлива для внутреннего пользования, но никак не для экспорта.

Что же касается общего рынка «черного золота» ЕАЭС, то киргизские эксперты называют важным его создание, но сходятся во мнении, что сразу ожидать снижения стоимости бензина и солярки не стоит.

— Цены на ГСМ в Киргизии напрямую зависят от цен заводов-поставщиков нефтепродуктов в РФ. Плюс влияние оказывает стоимость транспортировки железнодорожным транспортом до границы страны через территорию Казахстана, а также налоги. В России больше половины стоимости бензина и дизельного топлива составляют именно последние. В РК акцизный налог чуть меньше, а у нас больше, — сказал исполнительный директор Ассоциации нефтетрейдеров страны Улан Кулов.

При этом, по его словам, общий рынок имеет для КР несколько важных аспектов, главный из которых — доступ к свободной транспортировке нефти уже не только из России, но и из Казахстана. Ведь запрет, который сейчас существует в РК на экспорт «черного золота» в Киргизию, в соответствии с новыми обязательствами будет снят. Подобное ограничение на поставки этой категории продукции соседняя республика объясняет тем, что при ежегодной добыче в 80 миллионов тонн нефти в год в Казахстане ощущается дефицит нефтепродуктов на внутреннем рынке. Примечательно, что запрет распространяется лишь на Киргизию. Реализация казахстанских нефтепродуктов в Италию, Нидерланды и Францию разрешена. И, по данным Комитета национальной статистики министерства экономики РК, с января по сентябрь 2017 года в эти страны было продано на 11,2 миллиарда долларов сырья.

Хотя в РК добывается нефть и перерабатывается на собственных НПЗ, это позволяет покрыть потребности республики в ГСМ лишь на 70 процентов, остальное страна импортирует в основном из России. Однако уже в нынешнем году добыча углеводородов, согласно Национальному энергетическому докладу, выросла. За девять месяцев 2017 года добыли 60,2 миллиона тонн, что стало самым высоким показателем за последние пять лет.

— А значит, при формировании общего рынка нефти Киргизия вновь сможет рассчитывать на поставки сырья из соседней республики, что географически для нас выгоднее. При расходовании топлива в КР в объеме порядка одного миллиона тонн в год собственные производственные мощности двух отечественных нефтеперерабатывающих заводов могли бы обеспечить потребности республики в нефтепродуктах, — подчеркнул Улан Кулов.

Но самое главное то, что Киргизия получит доступ к биржевым торгам, которые позволят формировать объективную ценовую политику на сырье и ГСМ. Сейчас эта «опция» для республики недоступна.

По словам экс-вице-премьера КР по экономическому блоку Олега Панкратова, для государства важен не столько общий рынок нефти, сколько работающий в рамках этого соглашения единый рынок энергоресурсов.

— Это очень масштабный проект. Нефтью и газом он не ограничивается. Подразумеваются развитие конкуренции на общих рынках энергоресурсов, отсутствие препятствий при торговле ими, обеспечение объективного ценообразования. И если общий рынок нефтепродуктов дает в основном гарантированные поставки топлива, то общая энергосистема открывает доступ к торгам электроэнергией для Киргизии. В настоящий момент мы при переизбытке вынуждены продавать ее за копейки, а при дефиците — импортировать в несколько раз дороже рыночной стоимости. Внедрение общего рынка позволит нам не только предлагать адекватную цену в качестве экспортера, но и выбирать ее в качестве покупателя. Поэтому вопрос надо рассматривать гораздо шире, он касается не только беспошлинных поставок ГСМ, — считает Олег Панкратов.

Читайте также

news.rambler.ru

Где в Кыргызстане нефть зарыта?

Главный инженер ОсОО "Нефтеразведочная компания "Чжуннен", которая заявила о найденных в Баткенской области перспективных запасах нефти, Космос Мадумаров специально для интернет-редакции "ВБ" подготовил материал о ситуации в нефтегазовой сфере Кыргызстана.

Значение нефтегазовой отрасли в народном хозяйстве огромно. Практически все отрасли промышленности, сельское хозяйство, транспорт, медицина и просто население страны на современном уровне развития потребляют нефть, природный газ и нефтепродукты. При этом потребление их внутри страны из года в год возрастает.

Проблема обеспечения Кыргызстана запасами углеводородного сырья является наиболее актуальной и определяющей эффективность экономического развития. В настоящий момент добыча нефти в республике составляет 70-75 тыс. тонн, то есть абсолютно не обеспечивает даже минимальные потребности народного хозяйства. Джалал-Абадский нефтеперерабатывающий завод работает с перерывами и не на полную мощность.

В последние годы из-за финансовых трудностей были резко сокращены работы по поиску, разведке и разработке месторождений, хотя по прогнозным оценкам специалистов на территории Кыргызстана имеются значительные неразведанные ресурсы углеводородов.

Общая площадь перспективных месторождений нефти и газа на территорий Кыргызстана составляет 22,3 тыс. квадратных километров. Более 5 тыс. из них приходятся на сравнительно хорошо изученную Ферганскую впадину, остальные 17 тыс. - малоизученные и неизученные перспективные территории межгорных впадин: Алайской, Нарынской, Атбашинской, Аксайской, Токтогульской, Иссык-Кульской, Восточно-Чуйской, Таласской.

Прогнозные ресурсы углеводородов по республике довольно значительные - в пределах 375-765 млн тонн.

По территории Ферганской впадины ресурсы углеводородов разведаны и освоены на 35%. Преобладающая часть запасов нефти залегает в сложных низкопористых и малопроницаемых пластах палеогена с прогнозируемым низким коэффициентом извлечения в 15%. В связи с этим практически невозможно значительное увеличение добычи нефти из этих месторождений без крупных капиталовложений в интенсификацию и бурение эксплуатационных горизонтальных скважин.

В то же время по территориям межгорных впадин значительные объемы ресурсов нефти и газа (до 765 млн тонн) не вовлечены в поисково-разведочные роботы и в разработку. Перспективы и запасы углеводородного сырья связаны в основном с мезо-кайнозойскими отложениями. Большой потенциал содержится и в палеозойских образованиях, которые могут содержать различные типы ловушек, требующих большой глубинности сейсмических исследований, бурения (порядка 5 тыс. метров) и, следовательно, значительных финансовых затрат.

Геолого-геофизическая изученность межгорных впадин, в целом, слабая и неравнозначная. В разной степени и масштабности впадины изучены геофизическими методами: грави-, магнито-, электроразведкой, сейсморазведкой - МОВ, КМПВ, МОВЗ, отдельные участки - методом общей глубинной точки (МОГТ).

Наиболее исследованы Алайская, Восточно-Чуйская, Иссык-Кульская, Нарынская и Атбашинская впадины, в пределах которой пробурены скважины глубиной до 4,5 тыс. метров и выполнены сейсморазведочные работы методом общей глубинной точки (МОГТ). Во всех исследованных впадинах получены признаки нефти и газопроявлений.

Высокая перспективность на нефть и газ изучаемых впадин обусловлена их пространственным размещением по северной периферии нефтегазового Таримского бассейна (КНР) и примыканием с востока к Ферганскому нефтегазоносному бассейну. Примечательно также, что Восточно-Чуйская впадина является восточным замыканием промышленно-газоносной Чу-Сарысуйской депрессии Казахстана.

Остальные межгорные впадины с позиций нефтегазоносности не изучались, но в их пределах проведены геологические съемки различных масштабов, геофизические исследования практически отсутствуют.

В последние годы изучение межгорных впадин проводилось в недостаточных объемах. Практически не проводились сейсморазведочные работы, полностью прекращены структурное бурение с целью подготовки структур к глубокому бурению. Бурение глубоких поисково-разведочных скважин практически не проводится.

Вследствие этого не было приращения запасов нефти и газа, а за 1992-2012 годы происходило постоянное уменьшение подготовленных к разработке запасов нефти и газа на величину их добычи. Необходимость значительного наращивания объемов поисково-разведочных работ на нефть и газ стала очевидной.

Для обеспечения наращивания объемов добычи нефти и газа необходим целенаправленный поиск новых нефтяных и газовых залежей и, в то же время, проведение экономически целесообразного объема поисково-разведочных работ.

Работы по поверхностному изучению геологического строения, сейсморазведочные - специализированной сейсморазведочной организацией с обработкой материалов по специализированным программам, буровые и эксплуатационные работы требуют участия инвесторов.

Мировой опыт показывает, что каждое государство, которое имело разведанные и неразведанные месторождения нефти и газа для достижения обеспечения углеводородами своих потребностей, не добились положительных результатов без привлечения инвестиций.

В Кыргызстане на сегодняшний день нет организаций, имеющих возможность качественно выполнять вышеперечисленные работы, отвечающие требованиям сегодняшнего дня (глубина изучения должна быть не менее 8 тыс. м).

Поэтому инвесторы приглашают подрядные организации из других стран для выполнения отдельных этапов работ. Стоимость техники и спецоборудования подрядчиков составляют миллионы долларов. При пересечении государственной границы Кыргызстана со своей техникой и оборудованием подрядные организации для выполнения единовременной работы подпадают под статью таможенного кодекса (временный ввоз с уплатой пошлин и налогов). Если в нашей республике были бы организации, выполняющие вышеперечисленные работы, статья таможенного кодекса о временном ввозе действовала бы в пользу страны. Кроме этого, необходимо получать кучу нужных и ненужных разрешений, лицензий на проведение работ.

Плюс ко всему имеющиеся в фондах геологические материалы по поиску перспективных площадей на нефть и газ имеют фундаментальный и разрозненный характер.

vb.kaktus.media

Кто добывает нефть в Кыргызстане?

Кто добывает нефть в Кыргызстане?

Кыргызстан небогат нефтянными запасами, но тем не менее в стране есть компании, которые занимаются добычей «черного золота».

Месторождения нефти в Кыргызстане находятся на юге Джалал-Абадской области и на севере Баткенской.

Всего в стране 17 мест добычи нефти. В 11 из них добывается только нефть, в остальных шести — еще и газ.

Почти все (16) нефтянные и нефтегазовые месторождения относятся к мелким. Это значит, что их запасы не превышают 5 млн. тонн или 36 млн. баррелей.

Только одно месторождение — Майлису IV-Восточный Избаскент — относится к средним, до 30 млн. тонн нефти. Оно находится на юге Джалал-Абадской области.

Согласно данным Госагентства по геологии и минеральным ресурсам на конец 2014 года, разведанные запасы нефти в Кыргызстане составляют 100 млн. тонн. Для сравнения, в соседнем Казахстане запасы превышают 3,9 млрд. тонн.

Разработкой нефтегазовых месторождений в Кыргызстане занимаются пять компаний, три из которых принадлежат китайским фирмам:

«Кыргызнефтегаз» — главное нефтегазодобывающее предприятие в стране, которое ежегодно извлекает из нёдр от 75 до 80 тысяч тонн нефти.

Правительство Кыргызстана владеет в компании контрольным пакетом свыше 85 процентов акций. Остальными долями владеют более 2000 акционеров, почти все из них — юридические лица (частные компании).

«Кыргызнефтегаз» имеет лицензии на добычу на 11 объектах. И еще 3 лицензии на поисковые работы.

Добывающие работы предприятия сосредоточены в Лейлекском районе Баткенской области и в Сузакском и Ноокенском районах Джалал-Абадской области.

Предприятие ищет дополнительные запасы нефти в Суусамырской впадине в Чуйской области и в Токтогульской впадине в Джалал-Абадской области.

Власти Кыргызстана отчитывались осенью 2012 года, что «Кыргызнефтегаз» увеличил свою прибыль в несколько раз по сравнению с 2009 годом — с 18 до 330 млн. сомов.

«Тесктоник» — закрытое акционерное общество, которое занимается поиском и добычей нефти на территории Кыргызстана с 2001 года.

Предприятие добывает нефть и газ на участках Центральный и Восточный месторождения Майлису-II и на участке Чарвак Чангырташского месторождения на юге Джалал-Абадской области.

Общая площадь двух месторождений составляет 927 гектаров — это, примерно, 9 кв. км.

Объём добычи ископаемых неизвестен.

ЗАО «Текстоник» принадлежит ОсОО «Сань Шань Юань» с 2012 года после того, как оно выкупило акции у канадской компании «Textonic Consulting Ltd».

Офис компании находится в городе Кочкор-Ата Ноокенского района Джалал-Абадской области, директор — Чжан Цзе.

Общество с ограниченной ответственностью «Южный Деррик» ведет свою работу по разработке нефти и газа с 2010 года. Предприятие имеет лицензию на разработку только в одном месторождении — Майлисуу III. Общая площадь участка составляет 851 гектаров или 8,51 кв. км.

Основная часть акций «Южного Деррика» также принадлежит ОсОО «Сань Шань Юань». Компания выкупила 70% доли в уставном капитале по итогам договора с австралийской компанией «Derrick Pty Ltd» в 2012 году.

Остальная часть акций принадлежит ОАО «Кыргызнефтегаз».

Офис компании находится в городе Кочкор-Ата Ноокенского района Джалал-Абадской области, директор — Чжан Цзе.

Открытое акционерное общество «Баткеннефтегаз» ведет свою деятельность по разработке нефти и газа с 2008 года.

Предприятие имеет лицензию до 2028 года на разработку нефти и газа в трех месторождениях Кадамжайского района Баткенской области — Северный и Южный Риштан, Сарыкамыш-Сарыток, Чаур-Яркутан.

В Северном и Южном Риштане есть залежи нефти и газа, в Сарыкамыш-Сарытоке — горючие газы. В Чаур-Яркутане — нефть.

Общая площадь трех месторождений составляет 6200 гектаров или 62 кв. км.

«Баткеннефтегаз» принадлежит ОсОО «Нефтеразведочная компания Чжуннен». Ранее компания принадлежал властям Кыргызстана.

Офис «Баткеннефтегаза» находится в городе Кадамжай Кадамжайского района Баткенской области. Директор компании Лю Веньин.

Закрытое акционерное общество «Главнефтегаз» разрабатывает нефть и газ с 2012 года. Количество, имена и доли акционеров не разглашены.

Оно имеет лицензию на разработку в двух месторождениях Кадамжайского района Баткенской области — Чонгара-Гальча и Северный Сох. Месторождение Чонгара-Гальча практически отработано.

Общая площадь двух участков составляет 5354 гектаров или 53,5 кв. км.

Лицензия действует до 2032 года. До 2012 года разработкой этих месторождений занималась национальная компания «Узбекнефтегаз».

Со-автор: Сайкал Токтогулова

По сообщению сайта Новости Кыргызстана

aqparat.info

Кыргызстан на пороге нефтепродуктового прорыва - эксперт

Кыргызстан уже несколько лет пытается нормализовать положение с импортом нефти и нефтепродуктов в стране таким образом, чтобы от итогового решения не пострадали ни казна, ни потребители. Бишкек традиционно полагался на российский рынок в вопросе импорта энергоресурсов, а примерные очертания параметров беспошлинных поставок нефти и нефтепродуктов оформились после длительных переговоров только осенью 2017 г. Таким образом, есть все основания полагать, что в 2018 г. сотрудничество России и Кыргызстана вернется на прежние рельсы, несмотря на ряд все еще нерешенных вопросов.

Источник: Евразия.Эксперт

После падения экономики в целом и нефтяного сектора Кыргызстана в частности, в новом тысячелетии эта центральноазиатская страна демонстрировала довольно стабильный рост спроса на нефтепродукты (порядка 8% в год). Однако рост спроса не сопровождался аналогичным подъемом домашнего предложения.

Несмотря на то, что за последние 15 лет появились несколько новых НПЗ, качественных изменений на кыргызском рынке не произошло.

Более того, двусторонние отношения Москвы и Бишкека неоднократно испытывались на прочность – в наибольшей степени в 2010 г., когда Россия ввела стопроцентную пошлину, что вызвало серьезные перекосы на кыргызском рынке. Ситуацию, однако, удалось урегулировать, и с 2011 г. пошлины на поставку нефтепродуктов в Кыргызстан были обнулены.

График 1. Добыча и импорт сырой нефти, производство и импорт нефтепродуктов в Кыргызстане 2000-2017 гг.

Кыргызстан нефтепродукты

Основная дилемма для Кыргызстана заключается в выборе между импортом сырой нефти и нефтепродуктов из России (см. График 1).

В принципе, Бишкек мог бы использовать добытую из собственных недр нефть, однако при общем объеме доказанных запасов извлекаемой нефти в 11 млн т это будет сложно осуществить. Следует отметить, что правительственные структуры Кыргызстана более амбициозны в своих расчетах и полагают, что в недрах страны таятся порядка 90-100 млн т нефти. Как бы там ни было, добыча в Кыргызстане растет: на 17 месторождениях страны (основным центром добычи является Ферганская долина) в 2017 г. было впервые в истории страны добыто более 150 тыс. т нефти

На данный момент в нефтедобывающем секторе практически отсутствуют иностранные компании, поэтому возможное привлечение российских мейджоров или средних компаний сможет в еще большей мере простимулировать рост нефтедобычи.

Возможности нефтепереработки Кыргызстана в несколько раз превосходят фактические показатели выхода продукции. Мощности пяти действующих кыргызских НПЗ – «Джунда» (800 тыс. т в год), Токмокского (450 тыс. т в год), Кантского (300 тыс. т в год), «Кыргыз Петролиум» (300 тыс. т) и Джалал-Абадского (60 тыс. т) – почти в 15 раз выше, чем объемы производства.

Часть проблемы заключается в уже упомянутых недостаточных объемах внутренней добычи нефти, однако качество и глубина переработки также вызывают определенные опасения. Примечательно, что по мере наращивания мощностей нефтепереработки Кыргызстана стала снижаться доля выработки бензина и дизельного топлива – если в 2000 г. на бензин приходилось более половины выхода продукции, то на настоящий момент 54% приходится уже на долю мазута.

Для российских компаний более выгодны продажи нефтепродуктов, так как их доходность выше, чем в случае с экспортом нефти.

Теоретически у Кыргызстана, обладающего несколькими НПЗ, интересы полярные: в случае импорта сырой нефти с целью дальнейшей переработки маржа оставалась бы у Бишкека. Однако этот механизм малоприменим при текущих условиях ввиду относительно небольшой глубины переработки на кыргызских НПЗ. Поставки нефти и нефтепродуктов из более близкого Казахстана остаются вне сомнения: ввиду дефицита нефтепродуктов Астана все еще применяет довольно высокие экспортные пошлины.

Таким образом, закрепленные в сентябре 2017 г. изменения к двустороннему соглашению о сотрудничестве в сфере поставок нефти и нефтепродуктов выводят Москву и Бишкек на вполне определенные перспективы сотрудничества: Россия наращивает поставки нефти и дополнительно поставляет нефтепродукты в тех сегментах, в которых Бишкек не в состоянии обеспечить себя в полной мере.

Согласование индикативных балансов было важно и с той точки зрения, чтобы определить точку отсечения для беспошлинных объемов поставок – сверх указанных объемов импорт будет облагаться пошлинами.

Следует также отметить, что, согласно договоренности, вводится полный запрет на реэкспорт поставленных нефти и нефтепродуктов – т.е. Бишкек не сможет использовать эти объемы в торговле с Таджикистаном и Афганистаном.

Представители «Транснефти» подтвердили, что в течение 2018 г. Кыргызстан получит 450 тыс. т нефти по трубопроводу Туймазы-Омск-Новосибирск (ТОН) с последующим наливом на железнодорожный транспорт на территории Казахстана. В принципе, на 2017 г. был заявлен аналогичный объем нефти, однако согласование механизма утверждения индикативных балансов по нефти и нефтепродуктам затянулось до сентября 2017 г. Но даже после согласования сохраняются некоторые опасения насчет возможности полного выполнения заявленных целей – из-за того, что инфраструктура ТОН используется и для экспорта нефти в Китай стремление «Роснефти» нарастить транзит через Казахстан с 10 до 13 млн т в год может отрицательно сказаться на поставках нефти в Кыргызстан – если только не выработается консенсус по поводу расширения мощностей нефтепровода и источника финансирования этой затеи.

В целом 2018 г. обещает стать основанием для стабильного роста кыргызской нефтепереработки.

Вступив в 2015 г. в Таможенный союз ЕАЭС, Бишкек окончательно устранил возможные подводные камни и, несмотря на длительный процесс согласования деталей поставок, отныне может смотреть в будущее с оптимизмом. Основными постулатами энергетической стратегии на 2020-е гг. должны стать усовершенствование мощностей нефтепереработки и наращивание объемов добычи. В последнем случае привлечение зарубежных партнеров может особенно положительно сказаться на эффективности нефтедобычи.

Виктор Катона, экономист, специалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

sprut.kg

Будет ли Казахстан поставлять нефть в Кыргызстан?

Будет ли Казахстан поставлять нефть в Кыргызстан?

Министр экономического регулирования Кыргызстана Темир Сариев заявил о возможности строительства трубопровода между Кыргызстаном и Казахстаном для последующей переработки нефти в Кыргызской Республике.

Г-н Сариев рассказал, что для обсуждения проекта строительства нефтепровода будет создана рабочая группа с участием представителей Кыргызстана, Казахстана и Азербайджана, так как эта страна изучает возможность строительства в Кыргызстане нефтеперерабатывающего завода.

«Речь идет о строительстве нефтепровода из казахстанских городов Шымкент или Кызылорда для поставки сырья в Кыргызстан, где азербайджанская сторона намерена построить завод мощностью 2 млн тонн нефтепродуктов в год», – пояснил г-н Сариев. При этом он подчеркнул, что стороны пока только обсуждают возможности строительства, более конкретные переговоры могут начаться после того, как рабочая группа подготовит проект.

Ранее в Бишкеке сообщалось, что государственная нефтяная компания Азербайджана (SOCAR) планирует построить в Кыргызстане нефтеперерабатывающий завод мощностью 2 млн тонн в год.

Однако казахстанские эксперты скептически отнеслись к этой идее. «Реализация строительства нефтепровода по территории Казахстана и Кыргызстана вызывает определенное сомнение», – говорит Акмарал Жумагалиева, аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ). Вероятнее всего, по мнению аналитика, такое строительство возможно лишь в отдаленной перспективе, когда, к примеру, в соседнем Кыргызстане будут мощности, способные перерабатывать объемы, обычно формируемые для перегонки по трубе.

На сегодня известно, что в Кыргызстане имеются два нефтеперерабатывающих завода (НПЗ), мощности которых равны – 100 тыс. тонн в год и 300 тыс. тонн в год. При этом г-жа Жумагалиева подчеркнула, что 90-95% потребности республики в ГСМ покрывается за счет привозного готового топлива.

«Так, для решения проблем рынка нефтепродуктов кыргызское высшее руководство вынуждено рассматривать различные варианты», – говорит г-жа Жумагалиева. В 2012 году, к примеру, лидеры Кыргызстана и Азербайджана достигли договоренности о строительстве НПЗ азербайджанской компанией. Однако, по информации аналитика АИРИ, просчитав все плюсы и минусы, азербайджанцы пока отложили этот проект в долгий ящик. При этом к концу текущего года китайская компания обещает завершить строительство в Кара-Балте НПЗ мощностью 800 тыс. тонн. «Но даже с таким увеличением объемов строить нефтепровод пока нерационально», – считает г-жа Жумагалиева. Однако строящая НПЗ китайская компания China Petrol Company Zhongda заявляет, что перевозка нефти по железной дороге будет стоить $40-50 за 1 тонну, а поставки по нефтепроводу обойдутся в $10 за 1 тонну. Таким образом, по их расчетам, экономия средств будет составлять $30 млн в год. При этом строительство 1 км нефтепровода обойдется в среднем в сумму около $1 млн.

Также руководство этой компании делало заявление, что China Petrol Company Zhongda намерена построить нефтепровод «Шымкент – Кара-Балта – Иссык-Куль – Аксу» (СУАР КНР) протяженностью 1,1 тыс. км и предварительной мощностью в 10 млн тонн в год. Протяженность ветки Шымкент – Кара-Балта составит примерно 400 км. Но пока, по замечанию г-жи Жумагалиевой, остается непонятно, на какую ресурсную базу при этом будут ориентироваться инвесторы строительства нефтепровода. При этом, по мнению эксперта, полагаться на ресурсы, обеспечивающие объемы нефтепровода «Атасу – Алашанькоу», совершенно нерационально.

Более того, бывший министр нефти и газа РК Сауат Мынбаев заявлял, что если и будут поставки казахстанской нефти в Кыргызстан, то только по мировым ценам, с соответствующими пошлинами. Тогда же он высказывал свое мнение о том, что вряд ли в такой конфигурации Кыргызстану интересны поставки нефти из Казахстана.

kapital.kz


Смотрите также