Когда закончится нефть ? В мире заканчивается нефть


Когда закончится нефть

Когда закончится нефть?

Сколько ещё осталось нефти в недрах Земли, точно не знает никто. По самым оптимистичным прогнозам, к середине века мы достигнем точки, когда будет выкачана половина всего мирового нефтяного запаса.

 «Когда говорят, что у российских нефтяных компаний запасов на 20 лет с небольшим, то имеется в виду, что это размер доказанных запасов, прошедших международный аудит»

Весной этого года служба аналитической информации Международной организации кредиторов (WOC) представила результаты исследования соотношения сырьевой базы и достаточности нефтегазового сырья в мире. В своих расчетах эксперты пользовались статистикой и оценками ОПЕК и СIA.

     По данным ОПЕК, развивающиеся страны контролируют 2/3 мировых запасов нефти, наиболее необходимого человечеству ресурса, который стремительно истощается. Самая значительная доля мировых запасов нефти находится в Саудовской Аравии и Венесуэле.

     Так, нефтяные запасы Саудовской Аравии эксперты оценили в 262 млрд баррелей. При текущих объемах добычи нефти в стране хватит на 72 года. В запасе у Венесуэлы 211 млрд баррелей и 234 года. На третьем месте по этому показателю Канада (175 млрд баррелей, которых хватит на 26 лет). Далее следуют Иран и Ирак, запасов которых должно хватить на 88 и 128 лет соответственно. На шестом месте Кувейт, которому своего черного золота хватит только на 11 лет.

     Запасы нефти в России, по оценкам WOC, находятся на уровне 60 млрд баррелей. Этой нефти РФ хватит на 21 год. Девятое место в этом списке занимает Ливия (46 млрд баррелей на 77 лет), а замыкает первую десятку стран Нигерия (37 млрд баррелей на 42 года).

     При пересчете запасов на душу населения лидером становится Кувейт, за ним следуют ОАЭ и Катар. При текущих объемах доказанных запасов и объемах добычи человечеству хватит нефти не более чем на 50 лет.

      Согласно последним расчётам компании BP, мировых запасов нефти должно хватить на 54 года. В ежегодном «Статистическом обзоре мировой энергетики» (Statistical Review of World Energy) специалисты BP отмечают, что мировые запасы нефти по итогам 2011 года выросли на 1,9 % – до 1,65 трлн баррелей с пересмотренных 1,62 трлн баррелей в 2010 году.

    Ведущим мировым регионом по объемам нефтяных запасов остается Ближний Восток – 795 млрд баррелей, или 48,1%. Причём лидером по запасам нефти по версии BP является не Саудовская Аравия (как считают в WOC), а Венесуэла. На конец 2011 года доказанные запасы нефти в Венесуэле составили 296,5 млрд баррелей, или около 18% общемировых запасов. Запасы нефти в Саудовской Аравии в конце прошлого года находились на отметке 265,4 млрд баррелей (16% от общемировых).

     Третье место и здесь занимает Канада с 175,2 млрд «доказанных» баррелей – это 11% от общемирового показателя. По расчетам ВР, Россия на конец прошлого года располагала залежами нефти объемом 88,2 млрд баррелей (12,1 млрд тонн). Показатель вырос на 5,3% к 2010 году. Стране хватит нефти на 23,5 года. 

     Финансовая группа UBS в своём новом докладе по состоянию дел в нефтяной сфере планеты оценила нефтяные запасы России в 77 млрд баррелей, которых должно хватить на 21 год.

Мир без нефти

     «Первая и самая насущная проблема, с которой мы сталкиваемся, – это завершение эпохи дешевого природного топлива. Без преувеличения можно сказать, что именно запасы дешевой нефти и природного газа лежат в основе современной обеспеченной жизни», – пишет в своей книге «Что нас ждет, когда закончится нефть, изменится климат и разразятся другие катастрофы XXI века» американский литератор-фаталист Джеймс Г. Кунстлер. И с его словами трудно не согласиться – хотя бы частично. Дефицит нефти может спровоцировать острую нехватку и других необходимых для жизнедеятельности человечества ресурсов. Например, Ричард Хейнберг, один из ведущих в мире специалистов по нефтяным месторождениям, еще несколько лет назад предостерег, что жизни миллиардов человек угрожает кризис дефицита пищи, спровоцированный нашей зависимостью от ископаемого топлива – ведь его запасы иссякают. Повышение цен на нефть, необходимость отдавать сельскохозяйственные угодья под выращивание культур, которые являются сырьем для биотоплива, климатические изменения и утрата природных ресурсов – все это, наложившись на рост населения Земли, вызовет беспрецедентный дефицит продовольствия, считает он.  Единственный способ избежать всемирного голода – спланированное и стремительное ограничение использования ископаемого топлива (нефти, угля и природного газа) и переход к более «натуральным» методам сельскохозяйственного производства, а также доставки продовольствия. Это будет означать возвращение к натуральному хозяйству, какого мы не видели уже лет 150. 

     У человечества, по сути, есть три основных варианта действий: оставить все, как есть, начать жестко экономить оставшиеся ресурсы или во всём положиться на современные технологии (как, например, глобальные автоматизированные системы управления энергопотреблением).

      В первом случае люди продолжат потреблять энергоресурсы, как и прежде, уверенные в том, что нефти еще очень много. Доступные и дешевые ресурсы быстро закончатся. Мир накроет глобальный кризис, мировая система торговли придёт в упадок, а скорее полностью разрушится, число военных конфликтов возрастёт в десятки раз. Та нефть, которая еще остается, сильно подорожает. Страны будут вынуждены разрабатывать нерентабельные месторождения, используя дорогостоящие технологии переработки тяжёлой нефти. В итоге стоимость черного золота возрастет еще больше.

   Во втором случае энергетическая экономия достигнет своего пика. Люди могут отказаться от всего, что не связано с первой необходимостью, например пересядут с автомобилей на велосипеды. Государства начнут стимулировать бережливость путём налоговых и таможенных тарифов, климатических соглашений и т. п. Следствием падения уровня потребления станет снижение спроса на энергоносители. При этом темпы развития экономики заметно сократятся. Топливо будет дорожать, но не так резко и не так часто, как в первом случае.

      Наконец, попытки найти спасение в технологиях могут принести временное облегчение, позволив человечеству относительно ни в чём себе не отказывать. При этом все равно придётся чем-то пожертвовать: отказаться от старых автомобилей и бытовой техники, снизить нагрузку на транспорт и т. д. Цены на нефть и топливо все равно будут расти, хотя при реализации данного сценария это подорожание будет постепенным и не особо болезненным.

 «Пустые разговоры»

     Все разговоры о том, что нефть скоро кончится и мы все умрем, пустые, комментирует директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. «Когда говорят, что у российских нефтяных компаний запасов на 20 лет с небольшим, то имеется в виду, что это размер доказанных запасов, прошедших международный аудит», – поясняет эксперт.

       «Интересных для разработки становится все меньше, а привлекательные новые месторождения исчисляются единицами».

       По его словам, в целом в России у нефтяников размер годового прироста запасов примерно равен объему годовой добычи. «Россия замыкает десятку основных стран по размеру нефтяных запасов, однако эти цифры очень условные, просто нет нужды пока ставить Восточную Сибирь и Арктику на официальный баланс», – говорит Разуваев. Хотя это скорее вопрос времени. Добыча на месторождениях Западной Сибири будет падать, а в Арктике и на месторождениях Восточной Сибири – расти, прогнозирует аналитик.

     Основной массив нефтегазовых месторождений (более 1/5 неразведанных общемировых запасов) сосредоточен именно на российском Крайнем Севере. По экспертным оценкам, там может содержаться до 80% потенциальных углеводородов нашей страны. В этом смысле арктический шельф можно смело назвать мировой кладовой углеводородов. В сумме вся российская Арктика по ресурсам газа эквивалентна Западной Сибири, а по нефти совсем немного уступает ей.

   «Вообще в мире неразработанных и даже по-хорошему неразведанных месторождений достаточно много, однако все они находятся в сложных для промышленной добычи местах», – признает Александр Разуваев.

    Глава Фонда энергетической безопасности Константин Симонов в интервью газете ВЗГЛЯД также называл прогнозы о скором конце нефти спекуляциями. «Дело в том, что есть проблемы методологии, есть расхождения в понятии «доказанные запасы». Обычно считается, что доказанные запасы – это то сырье, которое выгодно добывать при нынешнем уровне цен. Но понятно, что если растет цена на нефть, то все новые источники становятся рентабельными, поэтому фиксированно сказать ничего нельзя. Можно сказать твердо: нефти и газа в России много», – пояснял эксперт.

    Аналогичного мнения придерживается и начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских. «Уровень обеспеченности страны запасами нефти в России, составляющий в среднем 23 года, вовсе не означает, что через 23 года нефть закончится, – отмечает он. – По существующим в стране нормативам добыча определенного количества нефти влечет за собой необходимость в проведении геологической разведки и необходимого обнаружения примерно такого же количества новых запасов. Примерно так и делается каждый год».

     По мнению председателя Кемеровского научного центра СО РАН академика Алексея Конторовича, если Россия не будет проводить геологоразведочные работы в объемах, превышающих те, что было до 90-х, то при всех наших сказочных богатствах придется «соскребать по сусекам».  В случае если объемы ГРР будут достаточными, то до конца текущего века и нефти, и газа нам хватит, уверен он.

    «В 90-е годы был провал с разведкой, обеспеченность запасов сокращалась. Однако в последнее время ситуация относительно стабилизировалась, даже появилась небольшая тенденция к медленному увеличению обеспеченности запасам», – обнадёживает Подлевских. 

Крупнейшие мировые экспортеры и потребители нефти, а также страны, в которых находятся ее наибольшие доказанные запасы

Аналитик «Инвесткафе» Юлия Войтович тут же приводит соответствующую статистику: за последние 10 лет объем доказанных запасов нефти в РФ вырос на 19%. Разведанные запасы нефти в стране на конец 2011 года составили более 12 млрд тонн нефти, что оказалось на 5,3% больше показателя 2010 года, рассказывает она.

 Правда, с запасами есть много важных нюансов. Например, выкачивая нефть из пластов, компании проводят доразведку запасов, поддерживая формальное сохранение уровня обеспеченности запасов. В реальности же доразведанные запасы могут быть низкого качества или экономически нецелесообразными к разработке, указывает Николай Подлевских.

 В результате страна хотя и поддерживает уровень запасов, но реально крупных месторождений, интересных для разработки, становится все меньше, а привлекательные новые месторождения исчисляются единицами. «Дальше придется осваивать трудные шельфовые месторождения, в том числе месторождения на арктических шельфах. Другой, тоже очень затратный путь лежит в попытках увеличения извлекаемости нефти из существующих месторождений. И об этом нужно задумываться уже сейчас», – считает эксперт.

 Нефть как вода

     Ученые до сих пор не пришли к единому мнению о происхождении нефти и газа: углеводороды могут быть синтезированы как из неорганических, так и из органических веществ. Согласно биогенной теории, исходным материалом для нефти и газа служит органика – остатки растений и животных, подвергшиеся длительному процессу преобразования под воздействием давления и температуры. 

     Минеральная (глубинная) концепция рассматривает формирование углеводородных месторождений как одно из проявлений дегазации Земли. Минеральная теория опирается на то, что более 99% углерода планеты содержится не в осадочной оболочке, кроме того, в недрах планеты достаточно энергии для синтеза и выталкивания к поверхности больших масс углеводородов.

   Когда закончится нефть. Теория абиогенного происхождения углеводородов впервые была высказана Дмитрием Ивановичем Менделеевым. Опираясь на конкретные геологические и химические факты, Менделеев писал: «…Образование нефти (…) более вероятно приписать действию воды, проникающей чрез трещины, образовавшиеся при подъёме гор, в глубь Земли, до того металлосодержащего накалённого ядра Земли, которое необходимо признать во внутренности земной… Можно полагать, что нефть там произошла при действии воды, проникшей чрез трещины пород при поднятии кряжей гор, ибо вода с углеродистым железом должна дать окислы железа и углеводороды».

  Если верить этой теории, запасы нефти и газа, которые находятся глубоко под землей, практически безграничны. Существуют месторождения (к примеру, в Ираке и некоторых других странах), где доказан приток нефти в ходе её добычи. Если верна теория неорганического происхождения нефти, то этот феномен вполне объясним.

    Дело остаётся за «малым»: технологией глубокого бурения. Но тут же возникает практически непреодолимое препятствие. Самая глубокая скважина на Земле – Кольская Сверхглубокая – оказалась катастрофически дорогостоящей. До сих пор ни в одной стране мира ее рекорд побить не удалось. Ее глубина 12 с лишним километров (ее активно бурили 13 лет), но масштабах Земли, диаметр которой достигает почти 13 тысяч километров, это ничто.

Газовая альтернатива

     Эксперты резюмируют: во многих отраслях нефть можно заменить газом. Россия не только производит больше газа, чем любая другая страна, но и обладает намного более крупными ресурсами.

    «Считается, что на Россию приходится 25–30% мировых запасов газа. Некоторые аналитики финансовых компаний даже полагают, что Газпром до конца не сможет их монетизировать», – замечает Александр Разуваев.

     Россия находится на первом месте по запасам природного газа (47,5 трлн кубометров), за ней со значительным отрывом следуют Иран и Катар (29,6 и 25,4 трлн кубометров соответственно). При текущих объемах доказанных запасов и объемах добычи данного вида топлива хватит человечеству чуть более чем на 60 лет. В России запасов природного газа при прочих равных условиях хватит почти на 80 лет.

По материалам сайта НЕФТЯНИК.

neftynik.ru

Когда на планете закончится нефть? — Caspian Barrel

По сравнению с темой глобального потепления или даже весьма гипотетической угрозы столкновения Земли с астероидом Апофис пик добычи нефти (peak oil, «пик-ойл») в России обсуждается не часто. Почивая на лаврах великой энергетической державы, мы куда реже жителей Запада задумываемся о том, что исчерпаемые ресурсы на то и исчерпаемые, чтобы когда-нибудь иссякнуть.

А вместе с тем «пик-ойл» стоит в ряду самых главных «страшилок» современности, и наши российские реалии не дают никаких особых оснований для оптимизма. Собственно, дискуссии вокруг пика добычи нефти сводятся не к тому, наступит он когда-нибудь или нет. Вопрос в другом — «пик-ойл» уже случился, случится вот-вот или у нас есть в запасе пара-тройка десятилетий.

Мрачные видения

 Все, кто читал роман «Выжжено» немецкого писателя Андреаса Эшбаха — признанного мастера европейского технотриллера, помнят драматическую завязку этой книги. В Саудовской Аравии происходит грандиозный террористический акт. Уничтожены нефтяные терминалы в порту, через который идет основной поток саудовской нефти на Запад. Саудовская Аравия — крупнейший в мире поставщик нефти, и даже небольшая задержка немедленно сказалась на мировой нефтяной конъюнктуре. Резервуары в порту полны, но загрузка танкеров невозможна. Цены на нефть ползут вверх. Опасаясь продолжительной политической нестабильности, которая приведет к дальнейшей задержке с отгрузкой аравийского сырья, правительство США посылает в Саудовскую Аравию войска, чтобы взять ситуацию под контроль. Американские танки с боями пробираются к порту, и тут военных, а заодно и весь мир ждет неприятный сюрприз. Резервуары пусты, а теракт оказался спектаклем. Просто самое крупное саудовское месторождение Ар-Равар иссякло и танкеры заполнять нечем. Следствием шокирующей новости стал уже не рост цен на нефть, а полный коллапс современной цивилизации с ее дешевой энергией, интернетом и сотовыми телефонами, трансатлантическими перелетами и массовым индивидуальным автотранспортом. Людям пришлось учиться гнать в каждом дворе самогон из ботвы (не для питейных радостей, а на горючее) и поднимать в воздух пассажирские дирижабли.

Морские гиганты

Буровые платформы — самые внушительные сооружения во всей нефтяной индустрии. Они применяются в основном для добычи нефти на шельфе, и именно на шельфовых месторождениях работает большая часть этих конструкций. Однако рост цен на нефть и возможное падение мировой добычи заставляют разрабатывать платформы, которые могут забирать нефть из-под морского дна с больших глубин. Среди буровых платформ есть настоящие гиганты, носящие титул самых больших из рукотворных подвижных сооружений. Существует несколько типов платформ (см. схему внизу). Среди них — стационарные (то есть опирающиеся на дно), вольно закрепленные полупогруженные буровые платформы, мобильные платформы с выдвижными опорами. Рекорд по глубине морского дна, над которым работает установка, принадлежит сегодня плавучей полупогруженной платформе Independence Hub (Мексиканский залив). Под ней простирается толща воды в 2414 м. Полная высота платформы Petronius (Мексиканский залив) — 609 м. Еще недавно это сооружение было самым высоким строением в мире.

Можно спорить, насколько верно Эшбах описал несветлое будущее человечества, но в том, что интрига отнюдь не надуманна, сомневаться не приходится. Вопрос о том, что будет с индустриально развитыми странами, когда электричество и бензин нельзя будет достать столь же легко, как деньги из пресловутой тумбочки, давно будоражат умы.

В жизни всегда есть место оптимизму, и, разумеется, все мы надеемся, что активные научные поиски в области альтернативных источников энергии со временем позволят мало-помалу заместить убывающие запасы углеводородов. Вот только есть ли у человечества это время?

В зависимости от глубины морского дна в районе добычи применяются разные конструкции платформ: стационарные, плавучие, а также системы, установленные на дне.

Уже в этом году основатель Virgin Group Ричард Брэнсон — знаменитый научно-технический визионер, «хиппи-капиталист», активно инвестирующий свои деньги в транспортный хайтек, в том числе в космический туризм, — выступил с предупреждением, адресованным прежде всего британскому правительству. «В течение следующих пяти лет мы встретимся лицом к лицу с новым кризисом — нефтяным. На этот раз у нас есть шанс подготовиться. Вызов заключается в том, чтобы правильно использовать отпущенное нам время».

Почему же вопрос стоит так остро? Разве в мире осталось совсем мало нефти? Чтобы понять, что беспокоит Брэнсона, достаточно снова обратиться к сюжету романа «Выжжено». По сценарию, предложенному автором, коллапс индустриальной цивилизации наступает после истощения одного-единственного, пусть и крупнейшего, месторождения в мире. В Саудовской Аравии нефть еще осталась, есть и другие нефтедобывающие страны — члены ОПЕК, Россия, США. Но… мир резко покатился по наклонной.

Руки устали

В Танзании, среди равнин Серенгети землю прорезало 48-километровое ущелье с пологими стенами. Оно носит имя Олдувай, но также известно как «колыбель человечества». Открытия, сделанные здесь в 1930-х годах британскими археологами Луисом и Мэри Лики, позволили науке заключить, что человечество происходит именно из Африки, а не из Азии, как считалось ранее. Здесь же были найдены древнейшие орудия труда, относящиеся к каменному веку. По имени знаменитого ущелья названа и «Олдувайская теория», вот только к происхождению homo sapiens отношения она не имеет. Скорее, к его закату.

Термин «Олдувайская теория» был предложен в 1989 году американским социологом с инженерным образованием Ричардом С. Данканом. В своих работах он опирался на предшественников — в частности, на архитектора Фредерика Ли Экермана (1878−1950), рассматривавшего развитие цивилизации через призму соотношения затрачиваемой человечеством энергии к численности населения (это отношение он обозначил латинской буквой «e»).

С эпохи древних цивилизаций Египта и Междуречья и примерно до середины XVIII столетия человек создавал свое материальное богатство преимущественно работой собственных рук. Технологии развивались, население понемногу росло, но значение параметра «e» изменялось очень медленно, по весьма пологому графику. Однако, как только в дело вступили машины, общество стало стремительно меняться, а график «e» пошел заметно вверх. На душу населения планеты человечество стало тратить все больше и больше энергии (даже если отдельные жители планеты продолжали жить натуральным хозяйством и не использовали машины).

Скоро кончится век…

Однако настоящая революция случилась в XX веке, с началом современной индустриальной цивилизации, отправную точку которой многие относят примерно к 1930 году. Тогда появились условия для резкого, экспоненциального роста графика «e». Индустриально развитые страны стали потреблять все больше топлива, сжигавшегося в двигателях внутреннего сгорания, затем в реактивных двигателях, а также в топках электростанций. И главным топливом стала нефть и продукты ее переработки.

Схема действия штангового погружного насоса. Поршень в камере совершает возвратно-поступательное движение. При движении поршня вверх давление в камере понижается. Под действием разности давлений всасывающий клапан открывается и нефть через перфорацию заполняет рабочую камеру. При движении поршня вниз давление в камере возрастает. Открывается нагнетательный клапан и жидкость из камеры вытесняется в напорный трубопровод.

Сразу после Второй мировой войны добыча нефти стремительно рванула вверх, но долго такое положение сохраняться не могло и уже к 1970 году обозначилось замедление. Энергетические кризисы 1970-х годов с резким повышением цен на нефть и рецессия начала 1980-х временами снижали ее потребление, а заодно и добычу.

С учетом стремительного роста населения в этот же период кривая графика «e» выглядела примерно так: с 1945 по 1979 год — экспоненциальный рост с небольшим замедлением в последнее десятилетие, затем период «плато» (с небольшими колебаниями график двинулся параллельно горизонтальной оси).

Суть «Олдувайской теории» заключается в том, что нахождение графика в режиме «плато», когда значение «e» остается более-менее постоянным, не может длиться бесконечно. Население Земли продолжает быстро расти, при этом все бóльшая его часть перемещается из аграрного общества в индустриальное. Чем больше людей обитает в городах, пользуется личными автомобилями, домашней бытовой техникой, общественным транспортом, тем больше требуется энергии на обеспечение их личных нужд. В один совсем не прекрасный момент значение параметра «е» неизбежно начнет падение, причем очень резко. Согласно расчетам Ричарда С. Данкана, история современной индустриальной цивилизации будет в конечном итоге описана графиком в форме холма с почти одинаковыми склонами, между которыми располагается «плато». Период стремительного роста затрат энергии на душу населения (1930−1979) сменится столь же, а может быть, даже более быстрым падением. Ориентировочно к 2030 году значение «e» сравняется со значением этого же параметра столетней давности, что будет обозначать конец индустриального общества. Таким образом (если расчеты верны), уже при жизни нынешних поколений человечество совершит исторический регресс и отправится в своем историческом развитии назад, к каменному веку. Вот при чем здесь Олдувайское ущелье.

Согласно биологической теории происхождения нефти, исходным материалом для нее был отмирающий планктон. Со временем органические осадки накапливались, превращались в углеводородную массу, ее покрывали все новые и новые слои донных отложений. Под действием тектонических сил образовывались складки и полости из покрывающей породы. В этих полостях скапливались образовавшиеся нефть и газ.

Мир ест нефть

Сторонники теории энергетического самоубийства нынешней цивилизации лишь гадают, когда же пресловутый график сорвется с «плато». Сучетом того, что энергетическая отрасль Земли по‑прежнему в значительной степени зависит от сжигания нефти, все взоры устремлены на показатели мировой нефтедобычи. Достижение пика нефтедобычи, после которого последует безвозвратный спад, возможно, станет началом скатывания цивилизации если не к каменному веку, то к жизни без многих доступных удовольствий, которыми пользуются жители наиболее развитых стран или территорий. Ведь зависимость буквально всех аспектов жизни современного человека от огромного количества пока еще относительно дешевого ископаемого топлива с трудом поддается воображению.

Например, на изготовление современного автомобиля (включая энергию и полученные из нефти синтетические материалы) требуется использовать количество нефти, вдвое превышающее по массе сам автомобиль. Микрочипы — мозг современного мира, его машин и коммуникаций — миниатюрны и почти невесомы. Но на производство одного грамма интегральной микросхемы надо затратить 630 г нефти. Интернет, столь энергетически необременительный для отдельно взятого пользователя, «сжирает» в глобальном масштабе количество энергии, составляющее 10% электричества, потребляемого в США. А это снова в значительной степени расход нефти. Овощ или фрукт, выращенный в натуральном хозяйстве африканского или индийского крестьянина, — малоэнергоемкий продукт, чего не скажешь о промышленных агротехнологиях. Подсчитано, что одна калория продукта, съеденного американским потребителем, получена ценой сжигания или переработки ископаемого топлива, содержавшего 10 калорий. Даже производство оборудования для альтернативной энергетики, например солнечных батарей, требует большого расхода энергии, возместить который за счет «зеленых» источников генерации пока не получается. Энергия, синтетические материалы, удобрения, фармакология — везде виден след нефти, этого уникального по энергетической плотности и универсальности применения вида ископаемого сырья.

Один из главных символов нефтяной индустрии — станок-качалка. Он используется для механического привода к нефтяным скважинным штанговым (плунжерным) насосам. По конструкции — это простейшее приспособление, преобразующее возвратно-поступательные движения в поток воздуха. Сам штанговый насос находится на дне скважины, а энергия к нему передается через штанги, которые имеют сборную конструкцию. Электрический двигатель вращает механизмы станка-качалки так, что балансир станка начинает двигаться как качели и подвеска устьевого штока получает возвратно-поступательные движения.

Именно поэтому есть опасения, что дефицит нефти возымеет мультиплицирующий эффект и станет причиной быстрой и глобальной деградации современной цивилизации. Достаточно лишь одного чувствительного толчка — например, известия о серьезном падении добычи нефти в той же Саудовской Аравии. Попросту говоря, не нужно ждать, чтобы нефть в мире кончилась, — хватит и вестей о том, что отныне ее будет все меньше, и меньше, и меньше…

В ожидании пика

Термин peak oil вошел в употребление благодаря американскому геофизику Кингу Хабберту, который создал математическую модель жизненного цикла нефтяного месторождения. Выражением этой модели стал график, получивший название «кривая Хабберта». График имеет вид колокола, что подразумевает экспоненциальный рост добычи на первоначальном этапе, затем кратковременную стабилизацию и, наконец, столь же резкое снижение добычи вплоть до момента, когда на получение барреля нефти приходится затратить энергию, эквивалентную тому же баррелю. То есть до той точки, когда дальнейшая эксплуатация месторождения не имеет коммерческого смысла. Хабберт попытался применить свой метод для анализа явлений более крупного масштаба- например, жизненного цикла добычи в целых нефтепроизводящих странах. В результате Хабберту удалось предсказать наступление пика нефтедобычи в США в 1971 году. Теперь сторонники теории скорого наступления «пик-ойла» во всем мире оперируют «кривой Хабберта» в попытках предсказать судьбу мировой добычи. Сам ученый, ныне покойный, считал, что «пик-ойл» придется на 2000 год, однако этого не случилось.

Грязные альтернативы

В виду возможного падения добычи нефти в мире разрабатываются как технологии более полного извлечения нефти из уже освоенных месторождений, так и методы добычи нефти из нетрадиционных источников. Одним из таких источников могут стать битуминозные песчаники. Они представляют собой смесь песка, глины, воды и нефтебитума. Основные разведанные запасы нефтебитума находятся сегодня в США, Канаде и Венесуэле. Пока промышленное извлечение нефти из битуминозных песчаников ведется только в Канаде, однако согласно некоторым пргнозам уже в 2015 г мировая добыча превысит 2,7 млн. баррелей в день. Из трех тонн битуминозного песка, можно получить 2 барреля жидких углеводородов, однако при существующих ценах на нефть такое производство нерентабельно. В качестве другого важнейшего источника нетрадиционной нефти называют горючие сланцы. Горючие сланцы внешне похожи на уголь, но имеют более высокую воспламеняемость из-за содержания битуминозного вещества кероген. Основные ресурсы горючих сланцев — до 70% — сосредоточены в США, около 9% приходится на долю России. Из тонны сланцев получают от 0,5 до 2 баррелей нефти, при этом остается свыше 700 кг пустой породы. Как и в случае с получением жидкого топлива из угля, производство нефти из сланцев очень энергоемко и крайне неэкологично.

Вместе с тем в мире существует достаточно авторитетная организация, называющая себя «Ассоциацией по исследованию пиков нефти и газа» (ASPO). Ее представители считают своей задачей как прогнозирование пиков, так и распространение информации о возможных угрозах, которые принесет с собой необратимое падение производства самых востребованных в мире горючих ископаемых. Карты спутывает отчасти то, что данные по запасам и добыче нефти и газа в разных странах мира имеют зачастую оценочный характер, так что «пик-ойл» нетрудно и проглядеть. Например, по некоторым оценкам, «пиковым» мог быть уже оставшийся далеко позади 2005 год.

Гадания на кофейной гуще, которыми занимается ASPO («может быть, «пик-ойл» уже был, а может быть, будет в наступающем году…»), порой создают соблазн причислить эту организацию к милленаристским сектам, которые ничтоже сумняшеся регулярно переносят сроки наступления конца света еще на чуть-чуть.

Но есть два соображения, которые удерживают от этого соблазна. Во‑первых, и увеличивающийся спрос на нефть, и растущее население, и уменьшение разведанных запасов — это объективные реалии нашего мира. А во-вторых, коль скоро нефть — это серьезнейший фактор существования цивилизации, то любые технократические прогнозы обязательно подкорректирует «человеческий фактор», ну, или проще, — политика.

Хабберта политика не интересовала — он оперировал исключительно геофизическими и промышленными данными. Однако снижение потребления нефти в 1970-х и 1980-х годах было вызвано не исчерпанием ресурсов, а действиями нефтяного картеля и экономической рецессией. Именно поэтому многие считают, что хаббертовский пик-2000 сдвинулся по времени, но не сильно, лет на десять. С другой стороны, мощный промышленный рывок Китая и Индии в начале XXI века заставил нефтяные цены взлететь до кажущихся сегодня невероятными полутора сотен долларов за баррель. После уронившего цены финансового кризиса нефть снова принялась дорожать.

Россия на финише

 В конечном итоге глобальный «пик-ойл» сложится из пиков добычи, пройденных крупнейшими нефтепроизводящими странами. И похоже, о пике добычи в России уже можно говорить как о реальности. Во всяком случае еще в прошлом году об этом заявил вице-президент компании «Лукойл» Леонид Федун, сообщив, что, по его мнению, добыча нефти в ближайшие годы стабилизируется на уровне 460−470 млн тонн в год, а в дальнейшем «в лучшем случае будет медленное падение, в худшем — довольно существенное». В том же духе высказывалось и руководство «Газпрома». Как пояснил в интервью «ПМ» заведующий отделом оценки перспектив нефтегазоносности и лицензирования Европейской части РФ ВНИГНИ Борис Соловьев, основная проблема, с которой сталкивается сегодня нефтяная отрасль, — это постепенное снижение производительности гигантских месторождений нефти, освоенных еще в советское время, при том что вновь вводимые месторождения не сопоставимы по масштабам с тем же Самотлором. Если Самотлорское месторождение имеет 2,7 млрд тонн разведанных и извлекаемых запасов, то одно из наиболее перспективных на сегодня Ванкорское месторождение (Красноярский край) обладает такими запасами в объеме 260 млн тонн. Разведка новых месторождений находится сегодня в руках крупных нефтяных компаний и ведется недостаточно интенсивно, так как, по всей видимости, это не является приоритетом их бизнес-интересов. С другой стороны, ряд потенциально интересных с точки зрения разведки нефти районов, таких как шельф северных морей, при нынешних ценах на нефть не смогут быть рентабельными в силу сложных природных условий.

«Пик-ойл» и его враги

У теории быстрого спада производства нефти после достижения пика добычи есть немало критиков. Они считают, что неизбежное падение потребления нефти можно компенсировать другими источниками сырья и энергии, плавно снижая нынешний мировой спрос на нефть с 80−90 мегабаррелей в день до 40. В конце концов, альтернативы нефти есть, но… все они, как правило, дороже. Эпоха дешевых углеводородов, если она действительно подходит к концу, сделает более конкурентоспособными проекты в области альтернативной энергетики. В последнее время много говорится о добыче нефти из нетрадиционных источников- например, из нефтеносных сланцев (при том что такая добыча весьма энергоемка). Ясно одно — даже если человечество не совершит трагического поворота к каменному веку, фраза Дмитрия Ивановича Менделеева о том, что жечь нефть — это все равно что топить печь ассигнациями, станет для всех для нас более близкой и понятной.

Популярная механика

 

Похожие статьи

caspianbarrel.org

Когда закончится нефть? | Добыча нефти и газа

дефицит нефтиВ течение десятилетий ученые многих стран мира пытаются найти ответ на вопрос: «Когда кончится нефть?» Ответ на этот, казалось бы, простой вопрос крайне сложен. Точно не знает никто. Более того, точного ответа быть просто не может.

Эксперты уверены, что очень часто по политическим причинам национальные запасы нефти, газа, угля и многих других ископаемых значительно занижены или завышены. Поэтому в мировом информационном пространстве обращаются усредненные цифры.

Одни эксперты считают, что практически все значимые месторождения «дешевой» нефти уже открыты. Другие полагают, – об этом писала газета Daily Telegraph, – что Россия может преподнести сюрприз с объемами запасов нефти: в ее недрах находится наибольшее количество пока еще неразведанной нефти. Так это или нет, покажет время.

В политэкономической литературе достаточно часто поднимают вопрос о «несправедливом» распределении ископаемых углеводородов. Прежде всего, имеются в виду нефть и газ. Больше половины мировых подтвержденных запасов нефти и почти половина подтвержденных запасов природного газа сосредоточены на Ближнем Востоке, в странах с нестабильной политической обстановкой.

При этом в большинстве случаев потребление нефтепродуктов в странах-экспортерах нефти существенно ниже, чем в странах-импортерах. Именно поэтому, например, в Иране обеспеченность экономики природным газом исчисляется столетиями: уровень сегодняшнего потребления газа относительно невысок. По мере развития экономики и повышения объемов потребления энергоносителей расчетный срок истощения национальных месторождений будет сокращаться.

Американский ученый Кинг Хуберт в 1974 году опубликовал прогноз, в соответствии с которым пик мировой добычи нефти придется на 1995 год. Расчеты доктора Хуберта подтверждаются многими фактами. Темпы прироста запасов нефти достигли своего максимума в середине 60-х годов прошлого столетия и с тех пор все время падают. С конца 80-х годов объемы добычи нефти превышают объемы воспроизводства запасов. В среднем годовой объем добычи нефти примерно в три раза превышает объемы прироста запасов. Сейчас 70 % нефти добывается из месторождений, открытых 25 и более лет тому назад [1].

В шведском университете в Упсале предполагают, что запасы нефти на Земле, особенно на Ближнем Востоке, переоценены примерно на 80 %. По их мнению, пик мировой добычи нефти придется примерно на 2012 год. Согласно более ранним оценкам, падение уровня добычи черного золота не должно было случиться ранее 2050 года.

Шведские ученые подсчитали, что оставшиеся запасы нефти и газа равны примерно 3,5 трлн. баррелей. Однако, Межправительственная комиссия по изменению климата, работа которой привела к разработке Киотского протокола, оценила запасы в 5–18 трлн. баррелей [2].

Эксперты из Организации стран–экспортеров нефти (ОПЕК) предрекали, что Великобритания могла остаться без нефти и газа Северного моря уже в 2007 году, а США – в 2010. Норвегии должно хватить нефти до 2011 года, а природного газа до 2024; России – нефти до 2021 и газа до 2083 года; Ирану – нефти до 2071 и газа до 2383 года [3]. Вероятно, это очень пессимистичный прогноз, но, безусловно, повод для серьезной озабоченности в нем есть.

Получить достоверную и полную информацию о запасах национальных энергоресурсов сложно. Даже при наличии современных информационных технологий процесс поиска занимает достаточно много времени. Источников информации может оказаться много, но полученная информация в конечном итоге исходит всего из нескольких признанных в мире организаций. Однако оценки и прогнозы даже этих организаций нельзя назвать совершенно достоверными.

Оценки мировых нефтегазовых ресурсов и прогнозы сроков их истощения самые разные. Однако даже из такой разноречивой информации можно сделать главные выводы: объемы потребления нефти растут; эпоха дешевой нефти заканчивается, а месторождения нефти (рентабельные в современных условиях) будут, скорее всего, исчерпаны в текущем столетии и намного раньше газовых.

Месторождения газа и нефти распределены по планете крайне неравномерно. По различным оценкам Россия обладает примерно 27–30 % мировых подтвержденных запасов газа. Иран и Катар, обладающие по 15–16 %, также могут быть отнесены к мировым газовым лидерам.

количество запасов нефти

Примечание: в категори «прочие» отнесены страны, чьи подтвержденные запасы природного газа составляют менее 4% от мировых (26)

По оценке Мирового энергетического агентства уже наступила эпоха нарастающего дефицита нефти. С одной стороны наблюдается истощение разведанных и подтвержденных запасов нефти, а с другой – постоянный рост ее потребления. В связи с этим поиск альтернатив становится все более актуальным.

дефицит нефти

 

Похожие публикации

okzrusholding.ru


Смотрите также