В таджикистане есть нефть


В Таджикистане есть и нефть и газ? :: Новости :: StanRadar

Генеральный директор нефте-газовой компании  “Сомон Ойл” говорит, что только открытие крупного месторождения газа и нефти в Таджикистане может открыть путь серьезным инвестициям в эту отрасль страны, испытывающей энергетический кризис.

Швейцарская компания “Сомон Ойл” заявила, что завершает сейсмо-поисковые работы на двух площадках “Западный Суфатог ” на границе Аштского района с Узбекистаном и на месторождении “Кайроуум Б”, вблизи Кайрокумского водохранилища.

Генеральный директор компании “Сомон Ойл” Мирзошариф Исломиддинов 14 сентября в беседе Радио Озоди сообщил, что бурение на месторождение в условиях Таджикистана требует $22 миллионов и,  по крайней мере, 8 месяцев работы.

“Мы ведем подготовку к бурильным работам. Это очень затратный труд, ежедневно работы обходятся компании до $50 000, поэтому любые задержки чреваты для нас убытками и мы намерены любым путем завершить работу за 8 месяцев. Нам понадобится до 1000 тонн труб”.

Исломиддинов отметил, что  обещания учредителя –швейцарской компании MNP Petroleum и голландской “Вагобел” о выделении $67 миллионов на продолжение работ по добыче нефти в Таджикистана открыло путь перед  “Сомон Ойл” в освоении новых площадей на севере Таджикистана.

MNP Petroleum  9 сентября объявила, что  достигла с голландской компанией о выделении дополнительных средств в нефтяную отрасль Таджикистана.

 Мирзошариф Исломиддинов говорит: “Компаний, бурящих скважины, много. Китайские компании, американские, базирующиеся в Казахстане, ждут, когда мы начнем работу. После завершения бурения “Кайрокум Б”  “Западный Суфатог ” мы вернемся в Кайрокум, чтобы бурить вторую скважину.  

Четыре перспективные «надежды» в сфере нефти и газа в Таджикистане

Почти 5000 квадратных километров на севере Таджикистана входят в нефтяную платформу «Ферганский залив». На этой территории, по утверждению Мирзошарифа Исломиддинова, есть четыре «перспективных» месторождения:

  Площадка “Восточный” – на территории Исфаринского района и восточная часть Конибодомского района, площадка “Западная» на территории  “Навобод”, “Овчи- Калъача” – в районе Бободжон Гафуров, Спитамен, Джаббор Расулов, частично в Гончи и на западе Конибодома. Кроме того площадка «Северо-Восток» в северной части Бободжон Гафуровского района, на западе Аштского района на границе с Узбекистаном.

Глубина этих площадей не одинакова и отличается:  200-300 метров в Исфаре и до 6 000 метров  Аште.

 Но в целом, в отличии от других стран Центральной Азии – Узбекистана, Казахстана и Туркменистана и южного соседа – Афганистана, Таджикистан не имеет обильных источников газа и нефти и в настоящее время импортирует 90% своих потребностей.

Начиная с 2008 года постепенное сокращение поставок объемов газа из Узбекистана, а с 2012 полное прекращение вынудило Таджикистан срочно обратиться к други мвидам энергии, в частности, к углю.

 Кроме того, введение таможенных пошлин на экспорт нефтепродуктов в Таджикистан со стороны России в 2010 году привело к резкому взлету цен на бензин и солярку, и в связи с этим подорожанию другой продукции и услуг.

  Мирзошариф Исломиддинов, опираясь на свой пятилетний опыт в “Сомон Ойл”  говорит, что за последние 28 лет в стране не выявлено ни одного крупного месторождения, из-за чего не идут серьезные инвестиции.

“Мы должны заверить инвесторов, что в Таджикистане есть нефть и газ. Если в республике будет найдено крупное месторождение, это может привлечь в страну серьезные инвестиции”.

Потребность Таджикистана в нефтепродуктах в среднем в год составляет пол миллиона тонн, в том числе в бензине, солярке, керосине, мазуте и смазочных материалах. Республика также нуждается в 1,5 миллиарде кубометров природного газа.  Согласно стат данным, в 2013 году в Таджикистане было добыто всего 3 миллиона 928 тысяч кубометров газа и 27 532 тонн нефти.

Газа достаточно, нефти- не очень

Глава “Сомон Ойл” отметил  в 80 –х годах в Таджикистане довели уровень добычи нефти до 400 000 тонн в год. 242 000 тонна добывалось на месторождениях, находившихся на территории Согдийской области.   Мирзошариф Исломиддинов говорит, что Таджикистан не в состоянии обеспечить себя собственными нефтепродуктами, но может обеспечить себя своим газом. В частности, если ввести в эксплуатацию  крупное месторождение “Бохтар” на юге Таджикистана.

Эксперты говорят, что проблема в том, что средства и усилия на месторождениях полностью не изученных могут быть потрачены впустую.

Месторождение Ниёзбек досталось Кыргызстану

Например для добычи газа и нефти из месторождения “Ходжа Бокиргон”, расположенного на границе между районом Бободжон Гафуров Таджикистана и Лайлакским районом Узбекистана потребовалось 13 лет. Но позже выяснилось, что это ветвь месторождения нефти и газа “Ниёзбек – Северный Каракчикум”, и в результате эксплуатации Таджикистаном и Кыргызстаном абсолютно упало давление в этом слое.

Кыргызские власти в июне нынешнего года изгнали рабочих таджикского предприятия “Сугд Петролеум” с  месторождения «Ниёзбек», заявив, что на их картах оно называется "Катта-Туз", и так как оно на их территории, то переходит на баланс Кыргызстана.

server.stanradar.com

В Таджикистане есть и нефть и газ?

Генеральный директор нефте-газовой компании “Сомон Ойл” говорит, что только открытие крупного месторождения газа и нефти в Таджикистане может открыть путь серьезным инвестициям в эту отрасль страны, испытывающей энергетический кризис.

Генеральный директор нефте-газовой компании  “Сомон Ойл” говорит, что только открытие крупного месторождения газа и нефти в Таджикистане может открыть путь серьезным инвестициям в эту отрасль страны, испытывающей энергетический кризис.

Швейцарская компания “Сомон Ойл” заявила, что завершает сейсмо-поисковые работы на двух площадках “Западный Суфатог ” на границе Аштского района с Узбекистаном и на месторождении “Кайроуум Б”, вблизи Кайрокумского водохранилища.

Генеральный директор компании “Сомон Ойл” Мирзошариф Исломиддинов 14 сентября в беседе Радио Озоди сообщил, что бурение на месторождение в условиях Таджикистана требует $22 миллионов и,  по крайней мере, 8 месяцев работы.

“Мы ведем подготовку к бурильным работам. Это очень затратный труд, ежедневно работы обходятся компании до $50 000, поэтому любые задержки чреваты для нас убытками и мы намерены любым путем завершить работу за 8 месяцев. Нам понадобится до 1000 тонн труб”.

Исломиддинов отметил, что  обещания учредителя –швейцарской компании MNP Petroleum и голландской “Вагобел” о выделении $67 миллионов на продолжение работ по добыче нефти в Таджикистана открыло путь перед  “Сомон Ойл” в освоении новых площадей на севере Таджикистана.

MNP Petroleum  9 сентября объявила, что  достигла с голландской компанией о выделении дополнительных средств в нефтяную отрасль Таджикистана.

 Мирзошариф Исломиддинов говорит: “Компаний, бурящих скважины, много. Китайские компании, американские, базирующиеся в Казахстане, ждут, когда мы начнем работу. После завершения бурения “Кайрокум Б”  “Западный Суфатог ” мы вернемся в Кайрокум, чтобы бурить вторую скважину. 

Четыре перспективные «надежды» в сфере нефти и газа в Таджикистане

Почти 5000 квадратных километров на севере Таджикистана входят в нефтяную платформу «Ферганский залив». На этой территории, по утверждению Мирзошарифа Исломиддинова, есть четыре «перспективных» месторождения:

  Площадка “Восточный” – на территории Исфаринского района и восточная часть Конибодомского района, площадка “Западная» на территории  “Навобод”, “Овчи- Калъача” – в районе Бободжон Гафуров, Спитамен, Джаббор Расулов, частично в Гончи и на западе Конибодома. Кроме того площадка «Северо-Восток» в северной части Бободжон Гафуровского района, на западе Аштского района на границе с Узбекистаном.

Глубина этих площадей не одинакова и отличается:  200-300 метров в Исфаре и до 6 000 метров  Аште.

 Но в целом, в отличии от других стран Центральной Азии – Узбекистана, Казахстана и Туркменистана и южного соседа – Афганистана, Таджикистан не имеет обильных источников газа и нефти и в настоящее время импортирует 90% своих потребностей.

Начиная с 2008 года постепенное сокращение поставок объемов газа из Узбекистана, а с 2012 полное прекращение вынудило Таджикистан срочно обратиться к други мвидам энергии, в частности, к углю.

 Кроме того, введение таможенных пошлин на экспорт нефтепродуктов в Таджикистан со стороны России в 2010 году привело к резкому взлету цен на бензин и солярку, и в связи с этим подорожанию другой продукции и услуг.

  Мирзошариф Исломиддинов, опираясь на свой пятилетний опыт в “Сомон Ойл”  говорит, что за последние 28 лет в стране не выявлено ни одного крупного месторождения, из-за чего не идут серьезные инвестиции.

“Мы должны заверить инвесторов, что в Таджикистане есть нефть и газ. Если в республике будет найдено крупное месторождение, это может привлечь в страну серьезные инвестиции”.

Потребность Таджикистана в нефтепродуктах в среднем в год составляет пол миллиона тонн, в том числе в бензине, солярке, керосине, мазуте и смазочных материалах. Республика также нуждается в 1,5 миллиарде кубометров природного газа.  Согласно стат данным, в 2013 году в Таджикистане было добыто всего 3 миллиона 928 тысяч кубометров газа и 27 532 тонн нефти.

Газа достаточно, нефти- не очень

Глава “Сомон Ойл” отметил  в 80 –х годах в Таджикистане довели уровень добычи нефти до 400 000 тонн в год. 242 000 тонна добывалось на месторождениях, находившихся на территории Согдийской области.   Мирзошариф Исломиддинов говорит, что Таджикистан не в состоянии обеспечить себя собственными нефтепродуктами, но может обеспечить себя своим газом. В частности, если ввести в эксплуатацию  крупное месторождение “Бохтар” на юге Таджикистана.

Эксперты говорят, что проблема в том, что средства и усилия на месторождениях полностью не изученных могут быть потрачены впустую.

Месторождение Ниёзбек досталось Кыргызстану

Например для добычи газа и нефти из месторождения “Ходжа Бокиргон”, расположенного на границе между районом Бободжон Гафуров Таджикистана и Лайлакским районом Узбекистана потребовалось 13 лет. Но позже выяснилось, что это ветвь месторождения нефти и газа “Ниёзбек – Северный Каракчикум”, и в результате эксплуатации Таджикистаном и Кыргызстаном абсолютно упало давление в этом слое.

Кыргызские власти в июне нынешнего года изгнали рабочих таджикского предприятия “Сугд Петролеум” с  месторождения «Ниёзбек», заявив, что на их картах оно называется "Катта-Туз", и так как оно на их территории, то переходит на баланс Кыргызстана.

Источник информации: http://rus.ozodi.org/content/article/26583087.html

www.ca-portal.ru

Да будет газ! Почему все попытки найти углеводороды в Таджикистане не приводят к успеху?

08:52, 12 июня, 2017Автор: Лилия Гайсина, Asia-Plus

С 50-х годов в Таджикистане ищут нефть и газ; эксперты уверены, что запасы углеводородов в республике имеются, но их поиск результатов пока не дал. Музафар Ишанов, таджикский геолог-нефтяник, предполагает, что все дело в методике, и предлагает новую.

Геология – это наука аналогий. То есть если на одной общей площади нашли углеводороды, то на другой с такой же структурой - нефть и газ тоже имеются. По словам Ишанова, в Таджикистане есть площади, структуры которых идентичны структурам в Западном Узбекистане и Юго-Восточном Туркменистане, где были открыты крупнейшие на всем постсоветском пространстве месторождения углеводородов.

12:51 8 июня, 2017

«Поисковые работы в Таджикистане ведутся примерно с 50-х годов, - говорит он. - За это время было проработано около 80 площадей, на них выявили 13 небольших месторождений нефти и газа. Но все крупные ученые на постсоветском пространстве считали и считают до сих пор, что на территории Юго-Западного Таджикистана можно открыть месторождения гораздо большего размера. Например, такие, которые были получены в Западном Узбекистане (Газли) или на юго-востоке Туркменистана (Шатлык), а это около триллиона кубометров природного газа - крупнейшие месторождения на территории всего бывшего СССР». 

По словам Ишанова, свои исследования он начал много лет назад и пришел к мнению, что отсутствие результата при поиске углеводородов в нашей стране, возможно, связано с неподходящей методикой работ, которые ведут геологи. 

Если объяснять на пальцах, то углеводороды, как правило, располагаются в юрских отложениях. Определяется площадь, в структуре которой специалисты предполагают наличие полезных ископаемых, производится поисковое бурение, и углеводороды мигрируют в более высокие структурные отложения – меловые и палеогеновые. Если наличие углеводородов достигает промышленных масштабов, то начинается процесс добычи. Поисковое бурение в Таджикистане до сегодняшнего дня не дало результатов, хотя бы близких к тем, что получают те же Узбекистан и Туркменистан.

14:03 8 июня, 2017

«Я начал исследования по проведению аналогий в процессе нефтегазонакоплений и залежей углеводородов между структурами и пришел к выводу, что причиной непроникновения природного газа из юрских отложений в меловые являются мощные толщи соли гаурдакской свиты верхней юры, через которые должна проходить миграция углеводородов. Например, в Туркменистане толщи соли составляют около 2 тысяч метров, а у нас - до 4 км. Доказательством этому служат восемь структур, разработанные в СССР и в годы независимости, которые я детально исследовал. Все они не дали положительных результатов или при поисково-разведывательных работах на них не были выявлены промышленные запасы углеводородов. При этом я уверен, что на юго-западе есть залежи полезных ископаемых, которые могли бы обеспечить страну на десятилетия вперед», - объясняет Ишанов.

Методика геолога заключается в том, что поисковые работы необходимо проводить только на площадях, в структурах которых присутствуют глубинные разломы, проникающие из нижнего структурного этажа (юрские отложения) через соли в верхние этажи (меловые, палеогеновые). При обнаружении месторасположения углеводородов проводить дальнейшее изучение структуры с помощью поисково-разведывательных работ. 

«Бурение других структур, в которых такие разломы отсутствуют, результатов не принесет», - говорит он.

Ишанов объясняет, что если в структуре есть разлом, то необходимо проследить, куда он ведет, и по направлению этого разлома определять место для бурения скважины.

11:19 5 мая, 2017

«Все структуры, в которых есть разломы, на юго-востоке Туркменистана и на западе Узбекистана являются газоносными, с большим содержанием углеводородов. Если в Таджикистане будут открыты такие месторождения, то всю нашу промышленность можно будет обеспечить топливом», - говорит он.

В качестве подтверждения своей методике Ишанов называет работу ленинградских ученых – Рыжкова и Соколова, в которой они, исследуя территорию Юго-Восточного Туркменистана, приходят к мнению, что если бы эти структуры не были бы связаны с разломами, то не было бы и месторождений.

«По моему мнению, то, что до сегодняшнего дня было обнаружено в Таджикистане, составляет около 2 процентов от всех запасов наших углеводородов», - говорит Ишанов.

Специалист опубликовал результаты своих исследований в научном журнале Академии наук Таджикистана и теперь готов к обсуждению этой темы со всеми заинтересованными лицами.

news.tj


Смотрите также