Мировые цены на нефть и их влияние на экономику России (стр. 8 из 11). Влияние нефти на экономику


Как падение цен на нефть влияет на экономику в мире

Влияние цен на нефтьСША, 30 ноября – Новости. Цена на нефть достигла очередного минимума – 70 долларов за баррель. В связи с последним решением Организации стран-экспортеров (ОПЕК) не снижать объемы добычи, можно прогнозировать дальнейшее падение стоимости «черного золота».

В интервью австрийской газете Die Presse глава «Роснефти» Игорь Сечин высказал предположение, что глобальный рынок нефти сегодня стоит на пороге большого передела.  «Ряд предприятий долго не выдержат низкой цены на нефть. Кризис приведет к перераспределению рынка. И из-за нетрадиционной добычи в США мы стоим на пороге большого передела», – сказал Сечин.

В последние несколько лет США поставили перед собой задачу стать первым в мире экспортером нефти. Прежде всего, за счет использования сланцев. Но как только к середине нынешнего года объем добываемой нефти в США сравнялся с количеством добываемого сырья в Саудовской Аравии, цена на него стала стремительно падать.

Проблема добычи сланцевой нефти заключается в ее высокой себестоимости. По оценкам экспертов, в разных штатах Америки она колеблется от 40 до 85 долларов за баррель, а в среднем по стране составляет 75 долларов. Нынешнее состояние мирового рынка делает добычу на сланцевых месторождениях невыгодной. Если цены продолжат падать, то американские компании будут вынуждены свернуть свою работу.

Это позволит странам ОПЕК, прежде всего Саудовской Аравии и другим странам Персидского залива, легче диктовать свои условия на рынке. Но во многом именно желание Вашингтона снизить зависимость от импорта нефти из Саудовской Аравии и обусловило «сланцевую революцию». На сегодняшний день необходимость США иметь стабильного поставщика вынуждает часто Америку втягиваться в самые различные авантюры Эр-Рияда, который ставит своей целью распространение в мире весьма сомнительных идей. Есть все основания полагать, что именно из-за зависимости от Саудовской Аравии США пришлось активно участвовать в конфликтах в Ливии и Сирии.

Однако попытка Вашингтона снизить зависимость от стран Персидского залива с помощью развития новых технологий вызвала ответные действия со стороны арабских государств. На последнем саммите ОПЕК министр нефти Объединенных Арабских Эмиратов Сухейль аль-Мазруи сказал вполне откровенно: «США начинали, как скромный разработчик сланцевых месторождений, а теперь стали крупным поставщиком. Но новички должны учитывать фундаментальные правила игры. Переизбыток нефти на рынке повредит и им, и всем остальным».

Другой негативный аспект в снижении цен на нефть заключается в открытии новых возможностей для экономического роста Китая. Державшаяся долго цена в 100 долларов за баррель была очевидным препятствием для развития Поднебесной, теперь это обстоятельство уходит в прошлое.

Но совершенно очевидно, что падение цен на нефть скажется отрицательно на нашей стране. Ведь значительная доля доходов казны формируется за счет экспорта углеводородов. Бюджет на следующий год составлен, исходя из средней цены в 96 долларов. Удерживать экономику от краха помогает только девальвация рубля, негативно сказывающаяся на уровне потребления россиян. Так что если наш главный геополитический конкурент – Соединенные Штаты – при новом переделе нефтяного рынка и потерпит убытки, то Россия от этого точно не выиграет.

По мнению Игоря Сечина, исправить ситуацию помогут меры дипломатического характера. Международное энергетическое агентство и секретариат Энергетической хартии не эффективны, а потому необходимо создание международного Совета рынка. «Перспективу имеют не картельные организации, а создание Совета рынка, в который должны быть включены как производители нефти, потребители нефти, так и представители регуляторов», – заявил глава «Роснефти». Насколько эффективна будет такая мера, пока неизвестно.

– Низкие цены на нефть затрагивают фундаментальные показатели нашей экономики, – говорит руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. – В своих прогнозах до недавнего времени мы были слишком оптимистичны. Мы думали о разведке труднодоступной нефти в Арктике. Просчитались и американцы, развивая добычу сланцевой нефти. Теперь все эти проекты будут пересматриваться, нынешняя конъюнктура не позволяет говорить о форсировании сроков реализации этих проектов.

По сути, первая половина 2014 года и весь 2013 год было премиальным временем. Цена за баррель была свыше 100 долларов и иногда доходила до 120 долларов. Это провоцировало нефтяные компании начинать долгосрочные проекты. Нынешнее снижение привело к стратегическому перелому. И Америке придется поубавить свои претензии стать в будущем ведущим экспортером нефти, теперь эта мечта останется в разряде утопий.

«СП»: – Вряд ли США хотят отказаться от своих планов и попасть в еще большую зависимость от государств Персидского залива.

– США как были, так и остались крупнейшим импортером нефти. Для компаний по добыче сланцевой нефти наступили тяжелые времена, но в целом для американской экономики дешевая нефть выгодна.

Сложившаяся конъюнктура выгодна и для Китая – главного конкурента США. Для КНР это стимул начать прирост темпов экономического роста, который и сейчас намного выше, чем в США или в Европе. Так что у падения цен на нефть есть и оборотная сторона медали.

«СП»: – Как отразится нынешняя ситуация на нас?

– Скорее всего, будет корректировка бюджетной политики, затраты будут сокращать. Частично «пробелы» будут закрывать за счет резервов. С другой стороны, падение курса рубля несколько нивелирует снижение доходов бюджета. Нефть подешевела на 30%, а рубль ослаб почти на 40%, так что мы даже немного выигрываем.

Когда цены на нефть были высокие, то надо было не на словах, а на деле стремиться к новому технологическому укладу. К сожалению, экономические законы, административные барьеры не позволили сделать это. Теперь, когда возникли сложности, перспектив устойчивого развития страны стало меньше, придется прибегать к антикризисным методам управления.

Безусловно, ослабление своей валюты всегда приводит к потерям у наиболее уязвимых слоев. У нас много импортных товаров, они будут дорожать. Первое время мы будем еще держаться за счет складских запасов, но потом переписывание ценников неизбежно. Вырастут цены на автомобили, на товары народного потребления, на продукты питания. Естественные монополии будут говорить о том, что им надо обеспечить свои инвестиционные программы, и тарифы вырастут. Это вызовет разгон инфляции.

«СП»: – Насколько оправдана инициатива создать международный Совет рынка?

– В принципе, инициатива интересная. Вопрос в статусе Совета. Не понятно, как новая организация сможет давать разные сигналы рынку. В чем будет ее инструмент влияния? Хорошо, если появится еще одна площадка для консультаций, но на цены ее рекомендации будут влиять очень опосредованно. А так, консультации между продавцами и покупателями полезны. Сечин прав, что Международное энергетическое агентство действует очень ангажировано в интересах США, завышая часто экономические успехи Америки и занижая роль Российской Федерации на мировом энергетическом рынке.

– Снижение цен на нефть произошло не на ровном месте, причины явления вполне субъективные, связаны с желанием стран ОПЕК уменьшить число конкурентов. Прежде всего, речь идет о сланцевых проектах. При цене свыше 100 долларов за баррель они становятся реальным конкурентом странам ОПЕК, – подчеркивает главный специалист по экономической безопасности Академии при президенте РФ Вениамин Вутянов. – У стран ОПЕК даже не было задачи договориться о снижении поставок нефти, так что в будущем падение цен продолжится. Вряд ли кто-то сможет спрогнозировать, насколько они могут упасть. Но конечная цель саудитов и других стран Персидского залива это сделать добычу, транспортировку и переработку сланцевой нефти нерентабельными.

Как только рентабельность американских сланцевых проектов дойдет до нуля, мы сможем говорить об изменениях тенденций на рынке. После того, как рентабельность у американцев исчезнет, потребуется еще какое-то время на полное сворачивание проектов. Чтобы это была не временная пауза, а ситуация абсолютной неспособности производить сланцевую нефть. Подобный процесс производства достаточно сложный, и если его остановить, то запустить его снова будет очень тяжело. Мы видим это на примере хотя бы нашего машиностроения. Есть ресурсы, есть желание политических кругов возродить эту отрасль, но так просто это не получается. Если американские компании производство свернут, то потом они смогут восстановить его с большим трудом, работающие в сфере сланцевых изысканий корпорации просто уйдут из отрасли.

«СП»: – Как отразится нынешняя ситуация на разных государствах?

– Безусловно, выиграет Саудовская Аравия. Что касается Ирана, то здесь больше политики, чем экономики, так что предсказывать трудно. Всё зависит от смягчения санкций, с точки зрения экономики нет предмета для обсуждения.

С Китаем не всё однозначно. Дешевая нефть может помочь развить производство. Но процесс этот длительный, требующий среднесрочного и долгосрочного планирования. За короткие сроки изменить производственные отрасли просто невозможно. Но если низкие цены на нефть будут держаться долго, то шанс у КНР есть.

Вообще, Китай так устроен, что пытается выиграть при всех возможных сценариях. Любые противоречия, санкции, рост экономик и спады китайцы используют для реализации своей цели выйти на первое место в мире.

«СП»: – Что делать сегодня России?

– Россия от низких цен не выиграет. При этом мы практически не можем влиять на ситуацию. Снизить объемы добычи мы не можем, волю ОПЕК мы всё равно не переломим. Как ОПЕК, который влияет на цену с помощью изменений объемов продаж, мы вести себя не можем.

Тем более что почти 60% бюджета у нас формируется за счет экспорта углеводородов. В нынешней ситуации сокращать добычу смерти подобно. Нам остается только смириться.

У нас выбрали тактику снижения курса национальной валюты. Так что снижение доходов бюджета будет минимальным, ведь казна формируется в рублях. Но при сбалансированном бюджете будут страдать граждане, их реальные доходы будут падать. Нынешняя конъюнктура мирового рынка приведет только к падению платежеспособности жителей России.

«СП»: – Создание международного Совета рынка поможет исправить ситуацию?

– Я не вижу подоплеки для создания такой организации. Объективно это не нужно ни одной стране. Да и повлиять новая организация ни на что не сможет.

Это просто в нашем менталитете создавать какой-нибудь орган, над ним еще один. В Европе, США, в странах ОПЕК пытаются сокращать штаты и не создавать лишние организации. Если нужен один человек для работы, то будет трудиться один человек. Это у нас создадут отдел, наймут средних менеджеров, над ними поставят высших менеджеров, директора, контролирующий орган.

Все стремятся к тому, чтобы получить свою выгоду и в максимальном объеме, не важно идет речь о финансах или о политических дивидендах. Для этого никакой новый совет не нужен.

«СП»: – Будут ли США спасать свои сланцевые проекты?

– США спокойно на нынешнее положение дел смотреть не будут. Они известны своим стремлением удержать мировое господство. Ни для кого не секрет, что США - это пятая часть мировой экономики, а главным платежным средством в мире остается доллар. Для сохранения своего статуса Америка может затевать вооруженные конфликты, влезать во внутренние дела других стран, давить экономическими рычагами.

Сегодня нефть в мире во многом распределяется американскими посредническими компаниями. На бирже продается даже не сама нефть, а возможности ее продать и купить в определенных количествах и через определенные промежутки времени. Несмотря на такие мощные рычаги, США пока не удается изменить ситуацию на рынке.

Важно, какая цена может быть критической для разных стран. Саудовская Аравия спокойно выдержит и 40 долларов за баррель. У нас бюджет на будущий год сверстан при цене в 96 долларов, и даже страшно представить, что будет, если цена будет 40.

В принципе, в нынешней ситуации Россия могла стать союзником Соединенных Штатов, но в связи с украинскими событиями мы стали противниками. Саудовская Аравия просчитала ситуацию и воспользовалась моментом. Фактически нет сил, которые могли бы объединиться и противостоять ее планам, а по отдельности никто повлиять на рынок не может.

«СП»: – Возможно ли, что США захотят избавиться от шантажа Саудовской Аравии асимметричными мерами?

– Предсказывать сложно, хотя ничего не исключено. Ведь сложно было представить и переворот в Ливии. Я достаточно хорошо знаю, как там обстояла ситуация. Средний класс в стране был достаточно устойчивым. Когда беженцы покидали страну из-за войны, то в своих машинах люди везли не ковры и шмотки, как сейчас украинцы, а коробки с валютой и золотом. И всё равно США нашли силы, на которые смогли воздействовать и дестабилизировать обстановку в Ливии. Саудовская Аравия сегодня довольно устойчивое государство, значителен средний класс. Хотя везде можно придумать поводы для вмешательства, но объективных оснований для военного вторжения в Саудовскую Аравию нет.

«СП»: – Может, мы могли бы найти какие-то способы снизить влияние конъюнктуры нефтяного рынка в сотрудничестве с Китаем?

– Мы дружим с Китаем не по любви, а потому что нас не любят на Западе. Мы просто вынуждены дружить с Китаем, и в Пекине это понимают. Во-вторых, китайские товары и технологии хуже европейских и американских.

Что касается сотрудничества в нефтегазовой сфере, то тут всё неоднозначно. Все знают, по каким ценам будут продавать нам товары китайцы, но никто не знает, по каким ценам «Газпром» будет поставлять газ в КНР. В экспертном сообществе ходит цифра в 150-200 долларов за тысячу кубометров, притом что европейцы покупают в среднем за 400 долларов. Китайцы готовы покупать больше, но дешевле.

Получается, что мы дружим с Китаем потому, что больше с нами никто не дружит. Но не стоит забывать, что сегодня КНР это прагматичное государство, которое думает о выгоде. Китайцы считают деньги, живут холодными и очевидными цифрами, а не эмоциями и рассказами о дружбе, как некоторая часть нашего руководства. Для меня экономическая выгода от сотрудничества с Китаем под большим сомнением.

Источник: http://svpressa.ru/economy/article/105561/?rss=1

Читайте также:

www.news-usa.ru

Мировые цены на нефть и их влияние на экономику России

Энергетическая стратегия России нацелена на решение следующих задач в области производства и переработки нефти.

Перспективные уровни добычи нефти в России будут определяться, в основном, такими факторами как уровень мировых цен, налоговые условия в нефтедобыче и нефтепереработке, научно-технические достижения в разведке и разработке месторождений, а также качеством разведанной сырьевой базы и сроками ввода новых месторождений, особенно в новом - перспективном Восточно-Сибирском регионе.

По прогнозным оценкам, на развитие нефтеперерабатывающей промышленности в 2001-2020 гг. потребуется 12 млрд. долл. капитальных вложений.

Для подачи сырья на нефтеперерабатывающие заводы, на экспорт и обеспечения транзита нефти (в первую очередь - прикаспийских государств) потребуется модернизация и развитие систем трубопроводного транспорта, в том числе и строительство новых магистральных нефтепроводов на Севере и Юге Европейской части России, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Развитие сети магистральных нефтепроводов в перспективе до 2020 года потребует привлечения инвестиций в размере 22 млрд. долл. В этой связи первостепенное значение приобретает обеспечение необходимого уровня инвестирования, а также сохранение и развитие строительной базы нефтяной промышленности.

В последние годы на мировом рынке сырой нефти, являющемся ключевым рынком энергоносителей , наблюдается ценовой бум. За период с 1998 г. — времени локального минимума на нефтяном рынке — до 2005 г., когда среднегодовая стоимость сырой нефти в текущих ценах превысила 50 долл./барр., стоимость одного барреля в зависимости от сорта сырой нефти выросла не менее чем в 4 раза. В текущем году рост продолжился: стоимость российской нефти марки Urals в среднем за январь-апрель составила 59.5 долл./барр. (рост на 35% год к году), а в первой половине мая — 65 долл./барр.

Фундаментальными причинами бума на нефтяном рынке стали возросший спрос на углеводородное сырье, с одной стороны, и ограниченные мощности в добыче нефти (на фоне перебоев с ее поставками) и в нефтепереработке — с другой. При появлении существенного запаса в резервных мощностях добычи нефти и ее переработки влияние спроса и спекулятивных факторов на нефтяные цены будет значительно меньшим, чем сейчас. По нашему мнению, в настоящее время формируются предпосылки для реализации именно такого сценария, при котором можно ожидать снижения нефтяных цен в среднесрочной перспективе.

В последние годы рост цен на сырую нефть формировался уже на фоне опасений возникновения ее дефицита на рынке в связи с последствиями сокращения нефтедобычи в Ираке, так как быстрого восстановления нефтедобычи в этом регионе, как об этом было заявлено экспертами США ранее, не произошло. С апреля 2004 г. линейная зависимость, при которой с ростом коммерческих запасов в США (см. соответствующий рисунок, построенный на еженедельных данных) наблюдалось снижение цен, стала меняться. Политическая нестабильность в ряде регионов добычи нефти (Персидском заливе, Венесуэле, Нигерии), стихийные бедствия на южном побережье США — одном из основных нефтедобывающих районов — не позволяли рассчитывать, что увеличение добычи нефти само по себе сможет снизить цены на нее. Центр внимания участников нефтяного рынка стал постепенно смещаться сначала в сторону объемов резервных мощностей нефтедобычи странами ОПЕК, а затем и свободных мощностей нефтепереработки в наиболее развитых странах.

Использование в качестве равновесной цены на сырую нефть среднего значения реальных цен за достаточно длительный период наталкивается на проблему выбора этого периода. Так, с 1861 г. средняя стоимость одного барреля нефти на мировом рынке (в ценах 2004 г.) составляет около 24 долл./барр., с 1970 г. — 35 долл./барр., в то время как за последние десять лет — 30 долл./барр. По нашему мнению, среднегодовые цены выше 40 долл./барр. не могут служить равновесными в долгосрочной перспективе, хотя ОПЕК рассматривает диапазон 40–50 долл./барр. как приемлемый — устраивающий и производителей, и потребителей.

Динамика среднемесячных цен на импортируемую в США нефть

Очевидно, что определенную роль здесь играют фактор валютного рынка, в частности "раскручивание" процессов обесценения доллара США, а также рост спекулятивной составляющей на мировых рынках — при этом не только на валютных, но прежде всего на товарных и финансовых. Причем в период перелома тенденций на товарных рынках роль спекулятивного фактора резко повышается. Так, например, последняя волна ослабления реального курса доллара к валютам торговых партнеров США (Price-Adj. Broad Dollar Index) началась с апреля 2002 г. К концу 2004 г. доллар обесценился на 16%, однако цены на нефть выросли кратно . В случае возникновения обратной тенденции — долгосрочного роста курса доллара и снижения цен на нефть — спекулятивный фактор может усилить эти процессы, что приведет к падению цен ниже среднего долгосрочного уровня последних десятилетий.

Стабильный уровень запасов углеводородного сырья в резервах, наращивание свободных нефтедобывающих и перерабатывающих мощностей, способных в большей степени демпфировать воздействие временного сокращения предложения сырья на мировом рынке на национальные экономики, по нашему мнению, приведут в среднесрочной перспективе к снижению цен на сырую нефть до диапазона 40–50 долл./барр. В пессимистичном сценарии, в случае более низких темпов роста мировой экономики (усиленных воздействием спекулятивного фактора), можно ожидать снижения цен на нефть ниже уровня 40 долл./барр.

Прогноз среднегодовых цен на нефть марки Urals

В то же время прогноз снижения цен на нефть расходится с ожиданиями, например, МВФ и Министерства энергетики США. В апреле-мае 2006 г. эти ведомства прогнозировали, что цены на нефть в среднесрочной перспективе останутся на уровне текущего года (в прогнозе МВФ отклонения цены за пять лет не превышают 2% от уровня 2006 г., прогноз EIA цены на 2007 г. ориентируется на незначительный ее рост). Такие прогнозы, с нашей точки зрения, конечно, также имеют право на существование. И мы не исключаем подобного сценария — и даже более существенного роста цен, если ситуация в Персидском заливе обострится до фазы очередного военного конфликта.

3. Пути совершенствования экономического развития России в связи с динамикой мировых цен на нефть

3.1 Перспективы укрепления позиций России на мировом рынке нефти

Россия обладает одним из самых больших в мире потенциалов топливно-энергетических ресурсов. На 13% территории Земли, в стране, где проживает менее 3% населения мира, сосредоточено около 13% всех мировых разведанных запасов нефти и 34% запасов природного газа.

Ежегодное производство первичных энергоресурсов в России составляет более 12% от общего мирового производства. Сегодня топливно-энергетический комплекс (ТЭК) является одним из важнейших, устойчиво работающих и динамично развивающихся производственных комплексов российской экономики. На его долю приходится около четверти производства валового внутреннего продукта, трети объема промышленного производства, около половины доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений страны.

Эти цифры подчас служат основанием для критики со стороны ряда российских и зарубежных экспертов, которые утверждают, что такая доля ТЭК свидетельствует о сильной зависимости российской экономики от добычи нефти и газа и о том, что наша страна превращается в сырьевой придаток мировой экономики.

Наличие обширных нефтегазовых ресурсов - это в первую очередь естественное преимущество, а не недостаток. Главное - уметь ими рационально распорядиться. В качестве примера достаточно просто сослаться на США, Великобританию и Норвегию, где при разумном использовании, как показывает опыт этих стран, нефтегазовая отрасль стимулирует экономическое развитие и способствует повышению благосостояния населения. Поэтому я считаю, что российский ТЭК - это "локомотив", а не "игла" для национальной экономики.

В связи с этим государственное регулирование ТЭК распадается на два блока задач. Первый - это обеспечение его стабильного развития на всех этапах - от изучения ресурсного потенциала углеводородного сырья до переработки и транспортировки. Второй - эффективное использование потенциала ТЭК для диверсифицированного развития российской экономики и социальной сферы.

В следующем году заканчивается первая пятилетка XXI века. За эти годы мировой рынок нефти сильно изменился, и это оказало влияние на всю мировую экономику. Спрос на нефть увеличивался каждый год, и цены росли. Для 2004 г. характерен рекордный рост потребления нефти, который стал одной из причин рекордного роста цен на нефть в текущем году.

В целом за пять лет начиная с 2000 г. потребление нефти в мире выросло на 7,5%. Лидером роста стал Азиатско-Тихоокеанский регион. Нефтяной рынок Европы и стран СНГ по темпам роста отстает и от рынка Азиатско-Тихоокеанского региона, и от рынка Северной Америки. Европа - наш главный рынок сбыта нефти, и необходимо реально оценивать возможность роста сбыта российской нефти на этом рынке.

В настоящее время более 70% роста потребления нефти в мире обеспечивают развивающиеся страны. Среди них лидирует Китай, который за пять лет увеличил потребление нефти на 94 млн. т в год и обеспечил 31% роста потребления нефти в мире.

mirznanii.com

Шпаргалка - Мировые цены на нефть и их влияние на экономику России 2

--PAGE_BREAK--1.4 Цена на нефть как фактор экономического роста и ее роль во времени Премьер-министр РФ Владимир Путин не считает цены на нефть важнейшим фактором экономического роста в России, хотя ценовые факторы и мировая конъюнктура сыграла свою позитивную и существенную роль.

И в прежние времена, еще во времена советского союза, тоже были периоды высоких цен на нефть. Однако все это было разбазарено — все это проели, разбазарили, и эффекта для развития экономики это не играло.

В новейшей истории цена на нефть начала расти с 2004 года.

А уже в 2000г. обеспечился рекордный рост российской экономики — 10% год. Это был самый большой рост. Это не связано было никак с ценами на нефть.

По словам премьер-министра, принятые решения в налоговой сфере и администрировании должны обеспечить прежде всего рост перерабатывающих отраслей и инновационный рост российской экономики.

В структуре прироста ВВП роль перерабатывающих отраслей уже больше, чем сырьевых отраслей.

Однако недостаточным определенный планами правительства прирост инновационной части на будущие пять лет.

Помимо экономики, необходима модернизация и других направлений жизни страны.

Властная инфраструктура будет соответствовать требованиям времени. Политическая система будет реагировать на все, что происходит в стране и мире, и мы сможем создать такие внешнеполитические условия, которые бы обеспечили интенсивное и эффективное развитие. Что она будет конкурентоспособной, что люди нашей страны будут чувствовать себя в безопасности, будут строить долгосрочные планы для своих семей.

2. Анализ специфики развития нефтяного рынка Российской Федерации2.1 Роль России на мировом рынке нефти Внедрение новых методов и технологий добычи нефти сдерживается необходимостью высоких капитальных вложений. Сотрудничество с иностранными фирмами в области нефтегазодобывающей отрасли приобретает все большие масштабы. Это вызывается как необходимостью привлечения в создавшихся экономических условиях иностранного капитала, так и стремлением использования применяемых в мировой практике наиболее прогрессивных технологий и техники разработки нефтегазовых месторождений, которые не получили должного развития в отечественной промышленности.

Практически с самого начала проявления нефтяного фактора в международных отношениях изменились и основы формирования внешней политики заинтересованных государств. В качестве действующих лиц стали выступать два компонента:

правительства и крупнейшие нефтяные компании. При этом последние выступали в качестве инициатора большинства внешнеполитических шагов на международной арене. Исполнительная власть не выступает в отношении нефтяного рынка как однородная сторона. Такая ситуация характерна и для России. На практике между оказывающими воздействие на нефтяной рынок министерствами существуют различия в подходе к большинству актуальных для нефтяников проблем.

Практически все вопросы, затрагивающие нефтяной рынок, решаются между различными министерствами и ведомствами путем длительных согласований и ждущий решения должен набраться терпения. Другое дело, что нефтяные компании, как правило, активно лоббируют свои интересы в правительственных коридорах и пользуются при необходимости разногласиями между различными министерствами,

Известны также случаи, когда исполнительные власти в России на разных уровнях требовали от нефтяных компаний принять то или иное решение, причем зачастую себе в убыток. Этот вид протекционизма абсолютно нехарактерен для мировой практики. Обычно такого рода ситуации оказываются связаны с государственными обязательствами правительства Российской Федерации по поставке нефтепродуктов одной из постсоветских стран. После распада СССР большинство республик оказалось не в состоянии закупать у России, самого крупного экспортера нефти и газа, энергоресурсы по мировым ценам. По сути дела, сложилась ситуация энергетической зависимости подавляющего большинства постсоветских государств от России. Чтобы избежать экономической катастрофы у своих соседей, Москва принимала по межгосударственным соглашениям обязательства по поставке странам СНГ энергоресурсов, в том числе и нефтепродуктов, по льготным ценам. Каждый раз в таких случаях правительство возлагало на одну из нефтяных компаний, находящихся под государственным контролем, обязанности поставки в конкретную постсоветскую страну сырой нефти или нефтепродуктов.

«Нефтяная геополитика» строится на основе либо пятизвенной «цепочки» (добыча — транспортировка — переработка — транспортировка — сбыт), что характерно главным образом для развитых государств, либо ее усеченных модификаций (добыча — транспортировка — сбыт). С точки зрения российской внешней политики реалиями сегодняшнего и, видимо, завтрашнего дня является «усеченный» вариант цепочки. Несмотря на высказывания некоторых политических лидеров и правительственных чиновников в пользу переориентации российской нефтяной отрасли от продажи сырой нефти к широкому сбыту на западных рынках нефтепродуктов, эта перспектива выглядит по крайней мере в ближайшие годы малоправдоподобной. Уровень нефтепереработки на российских НПЗ остается низким, а западноевропейские рынки бензина — чрезвычайно насыщенными, чтобы отечественные производители могли в ближайшее время надеяться на масштабное присутствие на Западе. После распада СССР постсоветские элиты надеялись, что западные державы выполнят свои прежние обещания и окажут масштабную материальную помощь становлению демократии в бывших советских республиках.

Однако очень быстро выяснилось, что в обозримом будущем развитые страны будут ориентироваться преимущественно на сырьевые богатства бывшего СССР. Речь идет о имеющихся и потенциальных возможностях постсоветских государств как поставщиков энергоресурсов: газа, сырой нефти и электроэнергии.

Прибалтийские государства занимаются перепродажей российской нефти на внешний рынок.

Основными внешнеполитическими «узлами», которые определяют в настоящее время «нефтяную политику» Российской Федерации, являются «каспийский», «казахстанский», «восточнославянский», «ближневосточный» и «американский».

Все они, кроме «американского», связаны с добычей нефти за пределами Российской Федерации.

Каспийский связан с перспективами нефтедобычи в регионе. Сегодня два постсоветских государства — Азербайджан и Казахстан — претендуют, хотя с различной мотивировкой (Баку считает Каспий озером, а Алма-Ата -морем) на раздел дна Каспия в соответствии с зонами, установленными в административном порядке еще в советское время. Россия же, как известно, настаивает на совместном пользовании всех государств каспийскими природными ресурсами.

Очевидно, что интересы Российской Федерации в отношении месторождений, на которые претендуют прикаспийские государства, не выглядят столь противоречиво, несмотря на различную их трактовку со стороны государственных ведомств и экономических «действующих лиц». Россия заинтересована получить, возможно, большую долю в освоении месторождений, обеспечить транспортировку нефти в Европу по российской территории, добиться баланса влияния западных держав в Азербайджане и Казахстане, чтобы четче артикулировать российские интересы.

России из числа членов международного консорциума по освоению данных месторождений — Азербайджанской международной операционной компанией (АМОК).

Во-вторых, существуют противоречия в отношении степени развития нефтедобычи.

Здесь заметны расхождения между позициями нефтяников и кругов, связанных с рыболовством. Последние высказывают опасение, что масштабная добыча нефти на Каспий приведет к резкому сокращению рыбных запасов. В-третьих, следует иметь в виду, что решительная политика «ЛУКойла», поддерживаемая руководителями правительства, не всегда вызывает одобрение со стороны представителей других российских нефтяных компаний.

Вопрос транспортировки каспийской нефти связан для России почти исключительно с государственными интересами, поскольку все магистральные нефтепроводы принадлежат государственной компании «Транснефть». Отсюда уровень, на котором принимаются решения, и формулируется политика в отношении данного вопроса. Самым деятельным лицом в международных переговорах среди российского руководства является премьер Виктор Черномырдин. Выбор маршрута перекачки нефти, как ранней, так и «основной», будет в ближайшее время одним из острейших внешнеполитических вопросов для Российской Федерации.

Проблема не только в сотнях миллионов долларов прибыли ежегодно за транзит, которые сейчас оспаривают между собой. С точки зрения внешней политики, решение, во многом определит будущее международных отношений в данном регионе. В непосредственной близости от границ России и в зоне ее особых интересов, находятся третьи по значению в мире запасы нефти. На Каспии сталкиваются интересы нефтедобычи и рыболовства, хозяйственной ориентации населения прибрежных регионов. В прикаспийском регионе и в непосредственной близости от него до сих пор не развязаны все узлы региональных и этнических конфликтов. Российские политики считают допустимым определенный уровень экономического присутствия Запада на Каспии. Однако, по мнению российских политиков и бизнесменов, присутствие западных компаний в регионе не должно приводить ни к усилению политического влияния соответствующих стран, ни к вытеснению России с занимаемых ею позиций рынка Каспии.

Нынешняя тенденция превращения Каспия в «нефтяное озеро» не может не сохраниться. При этом следует отметить, что разведка и разработка нефтяных месторождений на дне Каспия сопряжена со значительным риском аварий, разливов нефти с трансграничными последствиями. Значительную опасность представляет сброс в море отходов бурового шлама, который содержит около 40 высоко- токсичных компонентов. Суточное накопление шлама на морских промыслах составляет уже многие сотни тонн. Между тем в настоящее время в прибрежных акваториях Баку средние зарегистрированные концентрации нефти превышают предельно допустимые в 10, а фенолов в 18 раз. Российские интересы в отношении этой проблемы заключаются главным образом в том, чтобы максимально сохранить экологию Каспия и нынешний уровень рыболовства. Для этого необходимо, видимо, предусмотреть соответствующие финансовые отчисления со стороны участвующих в освоении дна Каспия нефтяных компаний.

Во влиятельных политических кругах большинства ближневосточных государств превалирует мнение, что необходимо найти противовес безраздельной гегемонии Соединенных Штатов, которая установилась с начала 90-х годов.

Российские нефтепромышленники видят в своем присутствии в регионе еще и возможность освоения новой технологии и получения практики бурения и нефтедобычи в местных условиях. (Именно так подходит, например, «ЛУКойл» к своей работе на нефтяных месторождениях Туниса.) Кроме того, подобная практика дает российским нефтяным компаниям опыт сотрудничества и одновременно конкуренции в современных условиях. Возможно, что в ближайшее время основное притягательное воздействие будет иметь Ирак. Интерес российских нефтепромышленников к работе в этой стране вызван, помимо легко объясняемых коммерческих перспектив, тем обстоятельством, что в свое время советские геологи открыли значительную часть иракских месторождений, а советские нефтяники развивали здесь национальную нефтяную промышленность. В результате в России имеются подробные карты нефтяных месторождений этого государства, а в Ираке остались кадры, обученные советскими специалистами.

Поэтому нефтепромышленники считают это направление приоритетным, предполагая, что работу здесь вести будет гораздо легче, чем в некоторых других потенциально привлекательных нефтедобывающих странах.

В России внешнеполитическая сторона взаимодействия нефтяных сообществ возникает как результат целенаправленной политики правительства на привлечение иностранного капитала для освоения тех месторождений, на которых по разным причинам российские нефтяники работать в ближайшее время не смогут. Для освоения западными компаниями крупнейших месторождений было необходимо создать нужный уровень взаимодействия между государственными институтами России и Запада и определенную правовую базу, в первую очередь принять закон о разделе продукции. Такое взаимодействие на высоком уровне имелось только между Россией и США. Оно отразилось, в частности, в работе комиссии Черномырдина—Гора. Что касается правовой базы, то трудности ее создания в условиях сложившихся взаимоотношений между российскими и западными нефтепромышленниками довольно хорошо заметны на примере принятия все того же закона о разделе продукции.

Среди российских компаний наибольший интерес в его принятии демонстрировал ЮКОС, собирающийся осваивать вместе с американским АМОКО Приобское месторождение. Не секрет, что именно данная компания наиболее активно лоббировала разработку и прохождение в Государственной Думе закона о разделе продукции. Однако сделанные на этапе работы согласительной комиссии Государственной Думы и Совета Федерации существенные поправки к законодательству исказили его первоначальный замысел. Вся эта ситуация является хорошей иллюстрацией к одной из сторон взаимоотношений парламента, а также российского и западного (в первую очередь американского) нефтяных сообществ.2.3 Тенденции развития экономики России и динамика мировых цен на нефть Важная роль в экономике страны принадлежит нефтяной промышленности России. В 2000 году она обеспечила 21% потребления и более 32 % производства первичных топливно-энергетических ресурсов. На долю нефтяной промышленности пришлось более 14% промышленного производства страны. Отрасль явилась крупным источником налоговых и валютных поступлений государства.

По разведанным запасам нефти Россия входит в число ведущих нефтедобывающих стран мира. В ее недрах сосредоточено около 12% мировых запасов нефти. По уровню добычи нефти Россия занимает третье место в мире после Саудовской Аравии и США. Страна вносит существенный вклад в решение глобальных проблем энергетики, являясь крупным экспортером нефти.

Пик максимальной добычи нефти и газового конденсата в России (558-559 млн.т) отмечался в 1987-1988 гг. Затем наступил период экономического спада, охвативший и нефтедобывающую отрасль. За период с 1989 по 1995 гг. добыча нефти с газовым конденсатом снизилась на 250 млн.т и составила 306 млн.т. Основными причинами кризисных явлений в нефтяной промышленности явились: низкая платежеспособность потребителей, сокращение приростов запасов нефти промышленных категорий и ухудшение структуры запасов, дефицит инвестиционных ресурсов, повлекший за собой резкое сокращение объемов геологоразведочных работ, эксплуатационного бурения, работ по капитальному и текущему ремонтам скважин.

В 1995-1999 гг. добыча нефти в России оставалась стабильной на уровне 301-306 млн.т. К 1999 году в основном завершились структурные преобразования нефтяной промышленности, сформировались новые отношения между участниками рынка энергоносителей. В течение 1999 года наблюдался рост мировых цен на нефть, что способствовало улучшению финансового состояния нефтяных компаний и нефтедобывающих организаций. Наметилась и активизация инвестиционной активности в области разработки нефтяных месторождений, что обеспечило сокращение неработающего фонда скважин и рост среднесуточных объемов ее добычи.

В 2000 году впервые за многие годы отмечен существенный прирост добычи нефти 18 млн.т. (общий объем добычи — 323 млн.т). Прирост добычи нефти был обеспечен за счет увеличения объемов эксплуатационного бурения, сокращения фонда неработающих скважин и, соответственно, увеличения их эксплуатационного фонда; более широкого применения методов увеличения нефтеотдачи пластов. Так, в 2000 г. объем эксплуатационного бурения по России составил 9,2 млн. м, что на 4,1 млн. м (79 %) больше, чем в 1999 г. За год нефтяными компаниями введены в эксплуатацию 3405 новых нефтяных скважин против 2179 скважин в 1999 г. (прирост 56 %). Эксплуатационный фонд увеличился на 5925 скважин (прирост 4 %), а фонд скважин, дающих продукцию на 7075 скважин (прирост 6,8%). Среднесуточная добыча нефти за 2000 г. возросла на 7,6 %.

В 2001 году добыча нефти по Российской Федерации наращивается еще более высокими темпами, чем в 2000 году. Годовая добыча нефти составила 348 млн.т, то есть на 25 млн.т больше, чем в прошлом году.

Значительный рост добычи нефти по России в 2000-2001 годах связан, прежде всего, с ростом мировых цен на нефть, позволившим нефтяным компаниям направлять необходимые инвестиции в развитие производства.

Активизация инвестиционной деятельности компаний в 2001 году обеспечила:

— увеличение объемов эксплуатационного бурения и ввод в эксплуатацию новых скважин;

— ввод в эксплуатацию скважин из бездействующего, законсервированного и контрольного фондов;

— увеличение объемов проведения геолого-технических мероприятий по интенсификации добычи нефти по старому (действующему) фонду скважин.

Несмотря на рост инвестиций, наблюдавшийся в ряде нефтяных компаний в 2000-2001 гг., коренного перелома в инвестиционной деятельности отрасли не произошло.

Одной из важнейших проблем нефтяной промышленности остается ухудшение состояния сырьевой базы отрасли.

Начиная с 1994 года, объемы прироста запасов нефти компенсируют ее добычу лишь на 80%. Таким образом, продолжается, по существу, проедание ранее разведанных запасов нефти.

Извлекаемые разведанные запасы нефти и газового конденсата в России с 1987 года в результате добычи и потерь уменьшились на 1,6 млрд. т., в том числе по разрабатываемым месторождениям — на 1 млрд. т.

Важной и значимой по своим долговременным последствиям причиной отставания работ по приросту запасов углеводородов является отсутствие достаточного задела по региональным работам современного уровня. Прямым следствием этого является невозможность создания даже минимально необходимого фронта работ, в первую очередь, в новых перспективных провинциях.

Недостаточные приросты обусловлены почти четырехкратным сокращением объемов геологоразведочных работ на нефть вследствие значительного уменьшения финансирования и отсутствия эффективного механизма перераспределения средств на геологоразведочные работы между субъектами Федерации. Последнее обстоятельство привело к тому, что основные объемы геологоразведочных работ были сконцентрированы в добывающих регионах с высокой степенью разведанности ресурсов нефти: Западная Сибирь и Урало-Поволжье. В пределах высокоперспективных районов Восточной Сибири геологоразведочные работы на нефть были практически прекращены.

Месторождения, открываемые в настоящее время, как правило, относятся к группе мелких и очень мелких месторождений. Их средние запасы составляют около 1 млн. тонн.

Компаниями же разрабатываются в основном высокопродуктивные запасы (в балансе компаний их порядка 45%), в результате чего их доля снижается и увеличивается доля трудноизвлекаемых запасов. По прогнозам специалистов к 2010 году доля трудноизвлекаемых запасов достигнет 70%.

Структура запасов и состояние разработки нефтяных месторождений России требуют ускоренного создания, испытания и широкого применения технологий воздействия на пласты, обеспечивающих дополнительное увеличение нефтеотдачи и возможность эффективного освоения трудноизвлекаемых запасов нефти.

Процессы, повышающие эффективность извлечения нефти из пластов и увеличивающие их нефтеотдачу, объединяются общим понятием «современные методы увеличения нефтеотдачи пластов» (МУН) и включают тепловые, газовые, химические и гидродинамические методы.

В России по данным нефтяных компаний добыча нефти за счет МУН составила около 17 млн.т, однако, на наш взгляд, эта величина несколько завышена. Неточности оценок связаны с отсутствием в настоящее время единого подхода к систематизации и перечню методов увеличения нефтеотдачи пластов, а также с отсутствием в отрасли единой методики определения эффективности применения методов увеличения нефтеотдачи.

Снижение суммарных текущих запасов углеводородного сырья в России, сопровождаемое в последние годы ростом объемов добычи нефти, уже напрямую угрожает энергетической безопасности страны.

Обеспеченность экономики Российской Федерации необходимыми объемами полезных ископаемых во многом зависит от того, насколько рационально используется ее минерально-сырьевая база и, в частности, от роли государства в обеспечении действенного управления и контроля в области недропользования.

Комплексные проверки выполнения лицензионных соглашений, осуществляемые федеральными органами исполнительной власти, выявляют многочисленные факты отступления от лицензионных условий при добыче полезных ископаемых. Так, всего за январь-июнь 2001 г. по 467 нефтяным месторождениям лицензионные уровни не выполняются, а по 612 месторождениям — превышены.

В Энергетической стратегии России выполнены многовариантные расчеты возможных объемов производства энергоресурсов, в соответствии с которыми при принятых темпах роста ВВП в 5-6% в год, нам необходимо добывать к 2020 году не менее 410-420 млн. тонн нефти. Именно эти объемы производства позволят не только полностью удовлетворить внутренний спрос на нефть, но и сохранить ее экспорт на уровне, обеспечивающем возможности погашения обязательств страны перед внешними кредиторами.

Энергетическая стратегия России нацелена на решение следующих задач в области производства и переработки нефти.

Перспективные уровни добычи нефти в России будут определяться, в основном, такими факторами как уровень мировых цен, налоговые условия в нефтедобыче и нефтепереработке, научно-технические достижения в разведке и разработке месторождений, а также качеством разведанной сырьевой базы и сроками ввода новых месторождений, особенно в новом — перспективном Восточно-Сибирском регионе.

По прогнозным оценкам, на развитие нефтеперерабатывающей промышленности в 2001-2020 гг. потребуется 12 млрд. долл. капитальных вложений.

Для подачи сырья на нефтеперерабатывающие заводы, на экспорт и обеспечения транзита нефти (в первую очередь — прикаспийских государств) потребуется модернизация и развитие систем трубопроводного транспорта, в том числе и строительство новых магистральных нефтепроводов на Севере и Юге Европейской части России, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Развитие сети магистральных нефтепроводов в перспективе до 2020 года потребует привлечения инвестиций в размере 22 млрд. долл. В этой связи первостепенное значение приобретает обеспечение необходимого уровня инвестирования, а также сохранение и развитие строительной базы нефтяной промышленности.

В последние годы на мировом рынке сырой нефти, являющемся ключевым рынком энергоносителей, наблюдается ценовой бум. За период с 1998 г. — времени локального минимума на нефтяном рынке — до 2005 г., когда среднегодовая стоимость сырой нефти в текущих ценах превысила 50 долл./барр., стоимость одного барреля в зависимости от сорта сырой нефти выросла не менее чем в 4 раза. В текущем году рост продолжился: стоимость российской нефти марки Urals в среднем за январь-апрель составила 59.5 долл./барр. (рост на 35% год к году), а в первой половине мая — 65 долл./барр.

Фундаментальными причинами бума на нефтяном рынке стали возросший спрос на углеводородное сырье, с одной стороны, и ограниченные мощности в добыче нефти (на фоне перебоев с ее поставками) и в нефтепереработке — с другой. При появлении существенного запаса в резервных мощностях добычи нефти и ее переработки влияние спроса и спекулятивных факторов на нефтяные цены будет значительно меньшим, чем сейчас. По нашему мнению, в настоящее время формируются предпосылки для реализации именно такого сценария, при котором можно ожидать снижения нефтяных цен в среднесрочной перспективе.

В последние годы рост цен на сырую нефть формировался уже на фоне опасений возникновения ее дефицита на рынке в связи с последствиями сокращения нефтедобычи в Ираке, так как быстрого восстановления нефтедобычи в этом регионе, как об этом было заявлено экспертами США ранее, не произошло. С апреля 2004 г. линейная зависимость, при которой с ростом коммерческих запасов в США (см. соответствующий рисунок, построенный на еженедельных данных) наблюдалось снижение цен, стала меняться. Политическая нестабильность в ряде регионов добычи нефти (Персидском заливе, Венесуэле, Нигерии), стихийные бедствия на южном побережье США — одном из основных нефтедобывающих районов — не позволяли рассчитывать, что увеличение добычи нефти само по себе сможет снизить цены на нее. Центр внимания участников нефтяного рынка стал постепенно смещаться сначала в сторону объемов резервных мощностей нефтедобычи странами ОПЕК, а затем и свободных мощностей нефтепереработки в наиболее развитых странах.

Использование в качестве равновесной цены на сырую нефть среднего значения реальных цен за достаточно длительный период наталкивается на проблему выбора этого периода. Так, с 1861 г. средняя стоимость одного барреля нефти на мировом рынке (в ценах 2004 г.) составляет около 24 долл./барр., с 1970 г. — 35 долл./барр., в то время как за последние десять лет — 30 долл./барр. По нашему мнению, среднегодовые цены выше 40 долл./барр. не могут служить равновесными в долгосрочной перспективе, хотя ОПЕК рассматривает диапазон 40–50 долл./барр. как приемлемый — устраивающий и производителей, и потребителей.

Динамика среднемесячных цен на импортируемую в США нефть

<img border=«0» width=«457» height=«230» src=«ref-1_1059168049-5441.coolpic» v:shapes="_x0000_i1027"> Очевидно, что определенную роль здесь играют фактор валютного рынка, в частности «раскручивание» процессов обесценения доллара США, а также рост спекулятивной составляющей на мировых рынках — при этом не только на валютных, но прежде всего на товарных и финансовых. Причем в период перелома тенденций на товарных рынках роль спекулятивного фактора резко повышается. Так, например, последняя волна ослабления реального курса доллара к валютам торговых партнеров США (Price-Adj. Broad Dollar Index) началась с апреля 2002 г. К концу 2004 г. доллар обесценился на 16%, однако цены на нефть выросли кратно. В случае возникновения обратной тенденции — долгосрочного роста курса доллара и снижения цен на нефть — спекулятивный фактор может усилить эти процессы, что приведет к падению цен ниже среднего долгосрочного уровня последних десятилетий.

Стабильный уровень запасов углеводородного сырья в резервах, наращивание свободных нефтедобывающих и перерабатывающих мощностей, способных в большей степени демпфировать воздействие временного сокращения предложения сырья на мировом рынке на национальные экономики, по нашему мнению, приведут в среднесрочной перспективе к снижению цен на сырую нефть до диапазона 40–50 долл./барр. В пессимистичном сценарии, в случае более низких темпов роста мировой экономики (усиленных воздействием спекулятивного фактора), можно ожидать снижения цен на нефть ниже уровня 40 долл./барр.

Прогноз среднегодовых цен на нефть марки Urals

<img border=«0» width=«455» height=«207» src=«ref-1_1059173490-2949.coolpic» v:shapes="_x0000_i1028"> В то же время прогноз снижения цен на нефть расходится с ожиданиями, например, МВФ и Министерства энергетики США. В апреле-мае 2006 г. эти ведомства прогнозировали, что цены на нефть в среднесрочной перспективе останутся на уровне текущего года (в прогнозе МВФ отклонения цены за пять лет не превышают 2% от уровня 2006 г., прогноз EIA цены на 2007 г. ориентируется на незначительный ее рост). Такие прогнозы, с нашей точки зрения, конечно, также имеют право на существование. И мы не исключаем подобного сценария — и даже более существенного роста цен, если ситуация в Персидском заливе обострится до фазы очередного военного конфликта.

    продолжение --PAGE_BREAK--3. Пути совершенствования экономического развития России в связи с динамикой мировых цен на нефть3.1 Перспективы укрепления позиций России на мировом рынке нефти Россия обладает одним из самых больших в мире потенциалов топливно-энергетических ресурсов. На 13% территории Земли, в стране, где проживает менее 3% населения мира, сосредоточено около 13% всех мировых разведанных запасов нефти и 34% запасов природного газа.

Ежегодное производство первичных энергоресурсов в России составляет более 12% от общего мирового производства. Сегодня топливно-энергетический комплекс (ТЭК) является одним из важнейших, устойчиво работающих и динамично развивающихся производственных комплексов российской экономики. На его долю приходится около четверти производства валового внутреннего продукта, трети объема промышленного производства, около половины доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений страны.

Эти цифры подчас служат основанием для критики со стороны ряда российских и зарубежных экспертов, которые утверждают, что такая доля ТЭК свидетельствует о сильной зависимости российской экономики от добычи нефти и газа и о том, что наша страна превращается в сырьевой придаток мировой экономики.

Наличие обширных нефтегазовых ресурсов — это в первую очередь естественное преимущество, а не недостаток. Главное — уметь ими рационально распорядиться. В качестве примера достаточно просто сослаться на США, Великобританию и Норвегию, где при разумном использовании, как показывает опыт этих стран, нефтегазовая отрасль стимулирует экономическое развитие и способствует повышению благосостояния населения. Поэтому я считаю, что российский ТЭК — это «локомотив», а не «игла» для национальной экономики.

В связи с этим государственное регулирование ТЭК распадается на два блока задач. Первый — это обеспечение его стабильного развития на всех этапах — от изучения ресурсного потенциала углеводородного сырья до переработки и транспортировки. Второй — эффективное использование потенциала ТЭК для диверсифицированного развития российской экономики и социальной сферы.

В следующем году заканчивается первая пятилетка XXI века. За эти годы мировой рынок нефти сильно изменился, и это оказало влияние на всю мировую экономику. Спрос на нефть увеличивался каждый год, и цены росли. Для 2004 г. характерен рекордный рост потребления нефти, который стал одной из причин рекордного роста цен на нефть в текущем году.

В целом за пять лет начиная с 2000 г. потребление нефти в мире выросло на 7,5%. Лидером роста стал Азиатско-Тихоокеанский регион. Нефтяной рынок Европы и стран СНГ по темпам роста отстает и от рынка Азиатско-Тихоокеанского региона, и от рынка Северной Америки. Европа — наш главный рынок сбыта нефти, и необходимо реально оценивать возможность роста сбыта российской нефти на этом рынке.

В настоящее время более 70% роста потребления нефти в мире обеспечивают развивающиеся страны. Среди них лидирует Китай, который за пять лет увеличил потребление нефти на 94 млн. т в год и обеспечил 31% роста потребления нефти в мире.

Промышленно развитые страны за пять лет обеспечили 29% прироста потребления нефти. Лидером по росту потребления среди развитых стран являются США, тогда как Япония, Германия и Италия сократили потребление нефти. По сути, в Европе рост потребления нефти обеспечивали Испания, Австрия, Польша и Голландия.

Добыча нефти в мире с 2000 г. по 2004 г. выросла на 7,1%, то есть ее рост был ниже роста потребления нефти. В 2001-2002 гг. потребление нефти увеличивалось незначительно, и ОПЕК снижала добычу нефти для сохранения ценовой ситуации на рынке.

С 2003 г. добывающие страны фактически сняли ограничения на добычу и экспорт нефти для того, чтобы удовлетворить быстро растущий спрос на нее. Рост добычи нефти в России, Саудовской Аравии и ряде других стран был частично скомпенсирован падением добычи в Северном море, США, Венесуэле, Ираке и в Индонезии, которое было вызвано в первую очередь политическими, подчас военно-политическими и технологическими причинами.

Стабилизация политической обстановки в ряде стран ОПЕК позволит увеличить добычу примерно на 73 млн. т в год. В какой-то мере это компенсирует падение добычи в США и других странах, где оно обусловлено технологическими причинами. Однако для удовлетворения растущего спроса на нефть на мировом рынке необходим рост экспорта нефти из других стран, в том числе и, может, быть, в значительной степени из России.

С 2000 г. по 2004 г. Россия обеспечила самый высокий прирост добычи нефти в мире. Прирост добычи нефти в России был в три раза выше, чем у ОПЕК. В настоящее время Россия является одним из главных факторов стабилизации мирового рынка нефти.

Если вспомнить историю, то нетрудно заметить, что в 1987 г. Россия (без других республик СССР) добыла 571 млн. т нефти. Это была самая высокая добыча нефти в одной стране за всю историю нефтяной промышленности мира. За этим последовал период резкого сокращения добычи нефти, но этот период закончился несколько лет назад. Начиная с 1999-2000 гг. добыча нефти в России быстро растет.

Благодаря высоким ценам на нефть на мировом рынке рост добычи превзошел и тот прогноз, который заложен в «Энергетической стратегии России до 2020 года». И в этих новых конъюнктурных условиях прогноз роста добычи нефти в России может быть уточнен.

При средних ценах на российскую нефть на мировом рынке в диапазоне 25-35 долл. за баррель добыча нефти в России может достигнуть к 2020 г. 550-590 млн. т в год, и в первую очередь за счет ввода в разработку новых месторождений.

К настоящему моменту в России открыто и разведано более трех тысяч месторождений углеводородного сырья, причем разрабатывается примерно половина из них. В основном эти ресурсы расположены на суше, более половины российской нефтедобычи и более 90% добычи газа сосредоточены в районе Урала и Западной Сибири. Большинство месторождений этого района отличаются высокой степенью выработки, поэтому при сохранении его в качестве главной углеводородной базы необходимо развивать и альтернативные регионы добычи.

В долгосрочной перспективе такими приоритетными регионами нефте- и газодобычи являются Восточная Сибирь и Дальний Восток. Их развитие представляется особо важным как с социально-экономической точки зрения, так и исходя из стратегических интересов России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Большое значение имеет развитие таких центров нефте- и газодобычи, как шельф острова Сахалин, Баренцева, Балтийского и Каспийского морей.

Экспорт нефти из России зависит как от добычи нефти, о росте которой уже говорилось, так и от ее потребления на внутреннем рынке. Согласно оценкам экспертов, до 2010 г. темпы роста добычи нефти в России будут выше темпов роста объемов переработки нефти для внутренних нужд. В результате до 2010 г. экспорт нефти из России будет расти. Затем экспорт нефти выйдет на стабильный уровень.

Перспектива развития топливно-энергетического комплекса России во многом определяется ее размерами и географическим положением. Россия географически связана со всеми тремя главными рынками сбыта нефти: Европой, США и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

В «Энергетической стратегии России» в этой связи предусмотрено развитие системы магистральных нефтепроводов и морских терминалов для поставки нефти на эти рынки. Для расширения поставок в Европу — Балтийская трубопроводная система (БТС) и порт Приморск мощностью до 62 млн. т в год. Сегодня заканчивается подготовка всех необходимых формальных решений для завершающей фазы этого проекта, и к концу следующего года, я уверен, Приморск и БТС выйдут на свою максимальную проектную мощность.

В 2000 г., когда только начиналась первая фаза и когда 12 млн. т для БТС считалось героическим этапом начала реализации нового проекта, сегодня мы уже имеем мощность в 50 млн. т, и это уже воспринимается достаточно спокойно, как нечто почти само собой разумеющееся. Чтобы продолжить традицию, в следующем году БТС выйдет на финальную мощность до 62 млн. т.

Для выхода на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона задействована система нефтепроводов Тайшет-Тихий океан и терминала для налива танкеров дедвейтом 300 тыс. т в бухте Перевозная. Общая мощность системы достигает 80 млн. т в год. Сейчас идет активная фаза экспертизы технико-экономического обоснования этого проекта. С учетом сроков, отпущенных законодательством на этот процесс, надеюсь, что до конца года все формальные решения Правительства по структуре, этапам, объемам реализации восточного проекта Тайшет — Тихий океан уже будут приняты. <img border=«0» width=«500» height=«214» src=«ref-1_1059176439-24389.coolpic» v:shapes="_x0000_i1029"> Для выхода на рынок США в долгосрочной перспективе планируется строительство системы нефтепроводов Западная Сибирь — побережье Баренцева моря. Мощность этой системы к 2020 г. может также составить до 80 млн. т в год.

Эти параметры, эти мощности транспортных систем связаны как с перспективами добычи российской нефти, так и теми процессами интеграции, которые проходят на постсоветском пространстве. В первую очередь я имею в виду ЕЭП, по которому наша совместная работа с МИД России по перспективным балансам топливно-энергетических ресурсов с Казахстаном как с основной ресурсной базой, с Украиной и Белоруссией как со странами транзита. И расчетные консолидированные ресурсы позволяют нам говорить и о реализации Северного направления на побережье Баренцева моря.

Кроме того, ожидается рост транзита нефти из Казахстана через Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) до 67 млн. тонн в год (1,3 млн. баррелей в сутки).

В результате реализации всех крупных, упомянутых и неупомянутых средних и мелких проектов пропускная способность экспортных магистральных нефтепроводов и морских терминалов России к 2010 г. должна вырасти до 303 млн. т в год (6,1 млн. баррелей в сутки).

Нефтяные компании России реализуют собственные проекты увеличения экспорта нефти из России. Например, «ЛУКОЙЛ» через терминал в Астрахани по Каспийскому морю поставляет нефть в Иран по схеме замещения. «Роснефть» организует поставки нефти в Мурманск танкерами по Северному морскому пути, растет экспорт нефти с острова Сахалин.

Поэтапная реализация всех проектов развития инфраструктуры транспорта в России позволит обеспечить стабильный рост поставок нефти на мировой рынок.

Главным рынком российской нефти остается Европа. В настоящее время в Европу направляется 93% всего экспорта нефти из России. В эту оценку включены как рынки стран Северо-Западной Европы, Средиземного моря, так и стран СНГ.

Поставки нефти на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона постепенно растут. На этом рынке преобладают поставки нефти в Китай, они же обеспечивают и основной прирост. На американском рынке основным потребителем российской нефти являются США, но эти поставки не играют заметной роли.

В будущем главным рынком сбыта нефти для России останется Европа. Россия будет обеспечивать необходимый рост поставок нефти в Европу, но при этом за счет достаточно интенсивного роста добычи нефти планируется и укрепление позиций России на рынках АТР и США.

Помимо поставок на внешний рынок российский ТЭК полностью удовлетворяет внутренние потребности экономики и населения, которые сегодня составляют около трети от совокупной добычи углеводородов.

Однако, несмотря на отсутствие дефицита энергетического сырья, и продуктов переработки, цены на внутреннем рынке растут вслед за мировыми. С начала года автомобильный бензин подорожал примерно на 40%. И, естественно, это вызывает серьезное беспокойство у российских потребителей.

Проблема роста цен на бензин, на топливные ресурсы имеет, безусловно, комплексный характер. При ее решении возникает вопрос: должны ли внутрироссийские цены следовать за мировыми и постепенно приближаться к ним или внутреннее ценообразование должно происходить по своей внутренней логике с учетом страны — нетто-экспортера этих ресурсов?

Не следует думать, что в росте цен на нефтепродукты повинен исключительно монопольный сговор на внутреннем рынке. Нефтяники не могут не следовать за мировой конъюнктурой и не считаться с понижением рентабельности своей работы на внутреннем рынке. В нынешней ситуации такие меры, как внутренние интервенции, биржевые инструменты, и даже ужесточение антимонопольного законодательства могут иметь только ограниченный эффект. Основной баланс определяется двумя инструментами государственного налогового регулирования: рентными платежами и фискальными позициями на внешнем контуре (экспортными пошлинами). Сегодняшние внутренние рентные платежи привязаны российским законодательством к ценам мирового рынка и обуславливают ту динамику внутренних цен, которую мы наблюдаем, при этом минимизируя регулятивное воздействие экспортных пошлин на внешнем контуре. Правда, нынешняя система задавалась в принципиально иных ценовых условиях на мировых рынках. Сегодня, когда ценовой коридор на рынке нефти пробит, возможно, следует вновь вернуться к этому вопросу. 3.2 Пути снижения зависимости финансовой системы России от колебаний мировых цен на нефть

В последние годы цена на нефть стала важным финансовым индикатором состояния мировой экономической системы. Рост инвестиционной привлекательности нефтяных фьючерсных контрактов и производных от них финансовых инструментов вызвали приток на нефтяной рынок значительных объемов капитала и способствовали его трансформации из товарно-сырьевого рынка в сегмент финансового рынка.

В период 2001-2008 гг. нефть стала своего рода «мировой валютой», которая стабилизировала процессы в реальной экономике. Нефтяной рынок приобрел высокую волатильность, свойственную финансовым рынкам, с резкими колебаниями цен при относительно плавном изменении реального спроса на нефть (рис. 1). Эта волатильность является одной из угроз глобальной энергетической безопасности, так как она оказывает существенное влияние на экономику производителей и потребителей сырья, на инвестирование в нефтегазовый сектор и на всю мировую финансовую систему. Особую актуальность эта проблема приобрела на стадии ценового пика и последующего краха цен в середине 2008 г. в условиях разразившегося мирового финансового кризиса.

<img width=«509» height=«335» src=«ref-1_1059200828-19021.coolpic» v:shapes="_x0000_s1026">

Мировой спрос и цена нефти, 2004-2008 В условиях высокой волатильности конъюнктуры мирового нефтяного рынка с резким всплеском цен до 150 долл. за барр. в первой половине 2008 г. и последующего падения до 35 долл. к концу года, вызванного мировым финансовым кризисом, особое значение имеет понимание факторов динамики нефтяного рынка и создание действенной модели, на основе которой возможно осуществить прогноз цен на нефть. Такая модель была создана нашими экспертами.

В периоды сравнительно низких мировых цен на нефть и низкой маржи спекулятивных сделок (1996-2000 гг.) определяющими становятся фундаментальные факторы спроса и предложения. В то же время среднесрочная тенденция роста цен в 2003¸2008 гг., обусловленная ростом спроса, привела к увеличению влияния финансового фактора, что автоматически отразилось в модели.

Рост спекулятивной составляющей в ценах на нефтяные фьючерсы ограничен отрицательным влиянием цен на макроэкономическое состояние ведущих экономик, в первую очередь США. Допустимый пороговый уровень цен для американской экономики был оценен в 140-150 долл./барр… Модельные прогнозы, выполненные в 2006 г., показали, что этот уровень будет достигнут в первой половине 2008 г., после чего ожидается падение цен, что и произошло в действительности. <img border=«0» width=«408» height=«352» src=«ref-1_1059219849-18505.coolpic» v:shapes="_x0000_i1030">

Прогноз цены на нефть (WTI) до 2015 г.

Синяя линия – фактические данные

Зеленая линия – прогноз до 2015 г. (на 01/01/2006)

Красная линия – прогноз 2015 г. (на 01/01/2009) Прогноз 2006 года предполагал, что пик цен 2008 г. будет не самым мощным и после некоторого снижения (до 100 долл./барр.) цены в соответствии с волновой динамикой вновь поднимутся в 2010-2011 гг. до уровня 150 долл. за баррель. Только после этого ожидается снижение до 50 долл. за баррель и затем на достаточно длительное время стабилизация в коридоре 60-80 долл. за баррель.

Однако реальное снижение цен к концу 2008 года оказалось больше ожидаемого вследствие непредвиденной в модели остроты финансово-экономического кризиса. Динамика макроэкономических показателей в ходе финансового кризиса обусловила падение цен ниже линии сопротивления, заданной в модели на уровне в 100 долл., и снижение цен до следующего уровня сопротивления в 40 долл. за баррель. Скорректированный среднесрочный прогноз 2009 года показывает, что падение цен (даже кратковременное) ниже 30 долл./барр. маловероятно. Устойчивость этого уровня цен обусловлена его близостью к реальной среднемировой себестоимости нефтедобычи (издержки + минимально необходимые инвестиции + минимально допустимые налоги), увеличением роли фундаментальных факторов и влияния ОПЕК в период сравнительно низких цен.

Согласно модели, нефтяные цены достигли низшей точки к началу 2009 года на уровне 32-33 долл. за барр. Средняя цена нефти в 2009 году составила 55-57 долл. за барр. Текущая ситуация на нефтяном рынке -когда спрос падает, а цена растет -еще раз убеждает в том, что фьючерсный рынок, являясь частью финансового рынка, живет по его законам, а не соотношению спрос – предложение.

Финансовые деривативы, в том числе и фьючерсы на нефть, растут по причине поиска свободным капиталом выгодных ниш, приносящих максимальные прибыли. При отсутствии каких-либо новых сфер применения средств, накачиваемых в рынок прежней монетарной политикой, в первую очередь США, нефтяные фьючерсы снова в цене. Поэтому в 2010-2011 гг. ожидается двойной всплеск цен до 120 долл. за барр., разделенный падением до 65 долл., а к концу 2011 г. – резкое снижение до 50 долл./барр. Этот уровень цен прогнозируется и к 2014-2015 гг., в 2012-2013 гг. ожидается более плавная волна роста цен до 110 долл. за барр., которая спадает к 2014 году. После 2013 г. действительно возможен затяжной спад цен на нефтяном рынке, обусловленный активным снижением спроса и отсутствием свободного капитала на рынке.

К 2007 году, в условиях начала мирового финансового кризиса, нефтяные фьючерсные контракты стали привлекательным финансовым активом для защиты от рисков инфляции, падения фондовых рынков и волатильности курса доллара, а также от последствий ипотечного кризиса. Спекулятивный спрос вызвал рост цен более чем на 50% в первом полугодии 2008 года, и 11 июля 2008 года цена нефти сорта Brent достигла своего абсолютного исторического максимума – 147,11 долл./бар.

Дальнейшее развитие кризиса осенью 2008 года привело к обвальному падению цен на нефть при выводе спекулятивного капитала с нефтяного рынка, что было обусловлено в первую очередь кризисом ликвидности, а также началом перехода кризиса в реальный сектор экономики и ожиданиям снижения спроса на нефть.

Итоги 2007-2008 гг. показали, что фундаментальные факторы соотношения спроса и предложения нефти и действия ОПЕК более не оказывают существенного влияния на нефтяные цены. В 2007 году и в первой половине 2008 года не произошло событий, которые, с точки зрения фундаментальных факторов, могли бы привести к росту цен с 50 до 150 долл. за баррель. Во второй половине 2008 года также не было отмечено фундаментальных факторов, которые могли бы вызвать их снижение до 40 долл. за баррель. Увеличение добычи нефти странами ОПЕК на волне роста цен не приводило к их снижению и стабилизации, а снижение добычи в конце 2008 года не привело к прекращению падения. ОПЕК была вынуждена следовать за ходом событий, несмотря на крайнюю заинтересованность стран-членов в повышении цен.

Кризис обусловлен исчерпанием потенциала развития существующей мировой финансовой системы и изменением баланса между товарной и денежной массой в экономике, одним из проявлений которого был сначала неоправданный бум предложения «дешевых денег» и взрывной рост цен на многие виды активов, включая нефтяные контракты, а затем их падение. Спекулятивный характер формирования мировых цен на нефть делает их крайне чувствительными к общемировым кризисам – кредитным, фондовым, банковским. В ходе таких кризисов цены могут на продолжительное время опускаться ниже комфортного уровня для стран экспортеров, что приводит к сокращению предложения и отказу от многих инвестиционных проектов, а также росту цен после преодоления кризиса. Между тем потребность в инвестициях, по нашим оценкам, составляет 160 млрд. долл. до 2020 года в мировую нефтедобывающую отрасль и 60 млрд. долл. – в нефтепереработку. Недостаточный уровень инвестиций, который при резком падении цен практически неизбежен, приведет к снижению предложения и в среднесрочной перспективе к новому резкому росту цен.

К настоящему времени произошла практически полная перестройка структуры мирового нефтяного рынка в направлении от долгосрочных контрактов к разовым сделкам с наличной нефтью (рынок «спот»), а затем к сделкам с деривативами.

В структуре международных транзакций на современном нефтяном рынке долгосрочные контракты составляют более 50%, остальная часть приходится на спотовую или форвардную торговлю. На фоне увеличения разнообразия видов сделок и появления новых сегментов рынка решающую роль в ценообразовании играет рынок деривативов.

Заключение Добыча нефти ведется человечеством с древних времен. Сначала применялись примитивные способы: сбор нефти с поверхности водоемов, обработка песчаника или известняка, пропитанного нефтью, при помощи колодцев. Но началом развития нефтяной промышленности принято считать время появления механического бурения скважин на нефть в 1859 году в США, и сейчас практически вся добываемая в мире нефть извлекается посредством буровых скважин. За сотню с лишним лет развития истощились одни месторождения, были открыты другие, повысилась эффективность добычи нефти, увеличилась нефтеотдача.

Нефтяная промышленность сегодня — это крупный хозяйственный комплекс, который живет и развивается по своим закономерностям.

Ситуация в нефтяной отрасли в значительной степени определяет состояние всей экономики России. Взимаемые с предприятий нефтедобычи и нефтепереработки налоги и сборы обеспечивают до 15% поступлений в федеральный бюджет, а с учетом действующих в настоящее время вывозных таможенных пошлин — свыше 20%.

Динамика цен нефтяного рынка прямо или косвенно влияет на уровень издержек практически во всех производственных отраслях, самым заметным образом определяет возможности бюджетного финансирования силовых структур и сельского хозяйства.

Российский нефтяной рынок в прозрачности значительно уступает наиболее развитым зарубежным рынкам. Участникам рынка в России приходится довольствоваться гораздо меньшим числом источников и видов информации, чем доступно их зарубежным коллегам.

Степень влияния цен на нефть из-за их постоянного роста на отечественную экономику огромна, однако это недооценивается в нашей стране.

Мировая общественность давно озабочена печальной перспективой развития цивилизации. Проблема исчерпаемости природных ресурсов, их влияния на экономику любой страны и ограниченной способности природы к нейтрализации загрязнений заставляет общество задуматься о выживании в этих условиях. Глобальность возникших проблем требует концентрации усилий всего мирового сообщества для их решения.

Разведанные запасы нефти оцениваются в 270 — 300 млрд т, достоверные — в 140 млрд т. В отличие от угольных нефтяные ресурсы размещены на земном шаре крайне неравномерно. Более половины разведанных запасов нефти приурочено к морским месторождениям, зоне континентального шельфа, побережьям морей.

На Россию приходится примерно 4,8-5% (13-14,5 млрд т) мировых разведанных запасов нефти. По этому показателю она уступает Саудовской Аравии (25,4%), Ираку (11%), Кувейту (9,3%), Ирану (9,1%), Венесуэле (6,8%), но превосходит США (2,4%), Китай (2,4%) и др.

Прогнозируется, что в 2008 году добыча нефти странами, которые не являются членами ОПЕК, возрастет по сравнению с 2007г. на 0,14 млн тонн/день и достигнет 6,96 млн тонн/день.

Страны-импортеры нефти согласились с экспортерами в оценке положения на нефтяном рынке — и те, и другие считают, что предложение опережает спрос.

В ходе развития нефтяного рынка по предложению его центрами оказались практически два региона: США и Ближний Восток. Первая половина XX в. явилась переходным периодом. До начала XX в. США принадлежало не менее 75% добываемой во всем мире нефти.

В условиях растущего спроса на нефть на мировом рынке, география ее добычи в мире в первую очередь определяется фактическим наличием, масштабами и качеством нефтяных месторождений в данных регионах, а также имеющимися добывающими мощностями и соответствующей инфраструктурой для транспортировки нефти.     продолжение --PAGE_BREAK--

www.ronl.ru


Смотрите также