Экономика войны: сирийские курды воюют за нефть и независимость. Война за нефть сирия


Сирия: война за нефть

Вашингтон и Москва борются за контроль над черным золотом. Американцы, предположительно, позволили джихадистам выйти из Ракки в обмен на доступ к крупному месту добычи нефти. Россияне, со своей стороны, отправляют наемников, чтобы контролировать нефтяные объекты, отвоеванные у ИГ. Об этом в среду, 15 ноября, пишет французская Le Figaro.

Останется ли Сирия единой после семи лет кровавой войны? Или же Дамаск потеряет северо-восточную часть, которую контролируют курдские войска при поддержке американцев? В эти дни решается судьба Сирии. Последняя крупная битва проходит за город Абу-Камаль на границе с Ираком. Она решает многое: в частности, то, могут ли курды рассчитывать на автономию и что будет с американскими базами, которые контролируют и защищают нефть.

За последние несколько месяцев в результате ожесточенных боев курдские повстанцы при поддержке американцев смогли отбить у ИГ многие нефтяные скважины, но сегодня, по словам посла одной из арабских стран в Дамаске, войска Асада продвигаются, а задача американцев заключается в том, чтобы не допустить переход скважин в их руки.

В начале октября сирийская армия приблизилась к крупнейшему газоперерабатывающему заводу, расположенному в 15 км от Дейр-эз-Зор. В результате американских авиаударов были разрушены важнейшие помещения, чтобы ими не смогли воспользоваться силы ИГ. Таким образом, вложенные сирийским правительством в завод 800 миллионов долларов исчезли, говорит бизнесмен из Дамаска. В результате разрушений было полностью выведено из строя оборудование, запчасти которого можно достать только в Европе и США. А поскольку Сирия находится под западными санкциями, то теоретически это невозможно, объясняет специалист по нефти Наджи Хомси.

В конце октября правительственные силы Сирии вплотную приблизились к самому крупному в стране газовому месторождению Аль-Омар, находившемуся под контролем джихадистов. Но американцы помогли курдским войскам, которые находились в 45 км от месторождения, воздушным путем попасть в Аль-Омар и перехватить его.

«Я виню американцев в том, что они утвердили договор между курдами и ИГ. Повстанцы позволили 400 джихадистам уйти из Ракки в сторону Абу-Кемаля в обмен не передачу им месторождения», — цитирует газета одного из племенных лидеров из Дейр-эз-Зора. Курдские силы также взяли под контроль другое месторождение, Аль-Джафра, которое до войны разрабатывала компания Total. По этой причине Россия выступила с критикой в адрес Вашингтона, обвиняя американцев в нарушении антитеррористической операции.

В свою очередь Россия отправляет в Сирию сотни наемников, чтобы охранять нефтеобъекты, отвоеванные у ИГ. Они работают на компанию Euro Polis, которой руководит близкий к Путину олигарх Евгений Пригожин, а также на ЧВК «Вагнер», которая берет на работу бывших «добровольцев» из Крыма. Она действуют, в частности, в Пальмире, на юге Дейр-эз-Зора. Москва договорилась с Дамаском и «застолбила за собой» право экспортировать сирийскую нефть, оставив иранцам сферу сельского хозяйства, минералов и т. д.

Племенной лидер Науаф Башир говорит, что 6000 представителей его племени боролись против джихадистов на стороне курдов, но когда они увидят, что курды не могут управлять Раккой и Дейр-эз-Зором, где их ненавидят арабы, они быстро переметнутся к сирийской армии. В 2011 году Науаф Башир примкнул к сирийской оппозиции, действующей в изгнании в Стамбуле. «Но я быстро понял, что нашу повестку диктуют из-за рубежа, Катар и братья-мусульмане», — говорит лидер. Три года спустя он снова повернулся лицом к властям, предоставил им 600 своих людей для борьбы с джихадистами вместе с «Хезболлой» и иранцами.

На чьей стороне окажутся арабские племена на востоке Сирии? На этот вопрос один из должностных лиц в провинции Хомс отвечает так: кто больше денег даст…

Что же касается курдов, то, как пишет газета, они пытаются вести переговоры как с Вашингтоном, так и с Москвой, которая готова согласиться на определенную автономию в будущей Сирии. По данным газеты, курдский представитель ездил в Россию на переговоры. Под давлением Москвы сирийские власти были вынуждены пойти на уступки. «Впервые, в середине октября, сирийский режим разрешил мне представлять курдский проект перед руководителями партии Баас», — говорит Омар Уси, который когда-то был близок с Абдуллой Оджаланом, оставшимся верным Дамаску.

Некоторые источники Le Figaro даже сообщают, что сирийский режим готов предоставить курдам автономию в обмен на то, что они покинут северо-восточную часть Сирии.

RFI

24news.com.ua

Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

Сирийский город Дейр эз-Зор уже четвертый год находится в состоянии практически полной блокады. Сухопутное сообщение с упорно сражающимся анклавом, который осажден боевиками «Исламского государства»* (террористическая организация, запрещенная в РФ), осуществляется исключительно по воздуху.

Однако успешное наступление сирийских и союзных войск при поддержке ВКС РФ на позиции ИГ* в провинциях, соседних с Дейр эз-Зором, ставит на повестку дня вопрос скорейшей деблокады города и освобождения одноименной провинции, до войны являвшейся крупным центром сирийской нефтедобычи.

Начало войны: потеря большой сирийской нефти

До начала гражданской войны в Сирии провинция Дейр эз-Зор являлась центром нефтедобычи и нефтепереработки страны. Ее стратегическое значение определялось сразу несколькими факторами: вокруг Дейр эз-Зора было расположено несколько крупных нефтяных месторождений, в провинции находился крупный нефтеперерабатывающий завод, а вдоль русла Евфрата с юга на север проходил магистральный трубопровод, снабжавший сирийской нефтью, а также топливом из стран Персидского залива, соседнюю Турцию.

Практически вся эта инфраструктура с началом гражданской войны сперва оказалась в руках разрозненных террористических группировок, а затем, в 2014 году, перешла под контроль созданного тогда же «Исламского государства». Последнее установило за нефтяной отраслью железный контроль и одновременно заперло Дейр эз-Зор в кольцо плотной блокады.

Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

Сам город ни тогда, ни впоследствии боевикам взять не удалось. На это повлияли два фактора. Во-первых, в городе располагалась крупная сирийская авиабаза и мощный гарнизон правительственных войск. Во-вторых, в Дейр эз-Зоре существовали сильные религиозные и этнические общины, в первую очередь христианская и армянская, которые отнюдь не поддерживали идеи радикального ислама, характерные для идеологической платформы ИГ.

В результате этого «Исламское государство» ограничилось плотной блокадой и постоянной осадой Дейр эз-Зора, обеспечив за собой контроль над нефтяными месторождениями и доходами от продажи нефти. Нельзя сказать, впрочем, что перед войной состояние сирийской нефтедобычи было однозначно «радужным»: месторождения Сирии были уже в значительной мере истощены, а большая часть нефтяной промышленности страны пребывала в состоянии стагнации. Пик добычи нефти Сирия прошла еще в 2008 году, когда на всех месторождениях страны добывали по 346.000 баррелей нефти в сутки.

Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

Разумеется, захват месторождений боевиками отнюдь не способствовал росту добычи — значительная часть оборудования была выведена из строя, а многие ценные специалисты предпочли убежать от власти террористов, прихватив с собой важную документацию. Тем не менее, провинция Дейр эз-Зор и примыкающие к ней части провинций Хомс, Ракка и Хасака стали основой нефтяного бизнеса «Исламского государства».

Под контролем ИГ: насколько важна нефть для террористов?

Феномен «террористического государства», первым — и, хочется верить, последним — примером которого стала группировка ИГ, еще предстоит изучить историкам, военным и социологам. До сих пор «внутренняя кухня» создания «Исламского государства» во многом неясна — сказывается тотальный контроль боевиков как над попавшем на территорию ИГ населением, так и над потоками конфиденциальной информации, раскрывающей специфику экономики квазигосударственного образования.

Одно ясно уже сейчас — на целых три года (2014–17) на территории Сирии и Ирака существовала мощнейшая террористическая группировка, которая смогла построить пусть и грабительски-пещерную, но работоспособную экономическую модель, достаточную для финансирования регулярной армии и независимую от внешнего влияния. И нефть Дейр эз-Зора оказалась одним из ключевых «кирпичиков» экономики такого террористического квазигосударства.

Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефтьСирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефтьHandout

Большую часть информации о нефтяной экономике «Исламского государства» мир получил в результате успешной ликвидации одного из лидеров ИГ Абу Сайяфа, который был убит 16 мая 2015 года американским спецназом. В структуре «Исламского государства» Абу Сайяф занимал пост координатора деятельности по добыче и торговле всеми природными и промышленными ресурсами с подконтрольных «Исламскому государству» территорий. В его личных файлах были обнаружены отчеты по торговле нефтью, зерном, электроэнергией, фосфатами и иными ликвидными товарами, которые ИГ реквизировал у населения или промышленных предприятий под своим контролем.

Вместе с телом ликвидированного Абу Сайяфа был захвачен его персональный компьютер и, что еще более важно, его жена Умм Сайяф, которая к тому же была его личной помощницей. Впоследствии торговые данные «министра ИГ» и показания его жены легли в основу публикаций, которые оценивали ресурсный потенциал экономики «Исламского государства».

Как ни странно, нефть оказалась отнюдь не единственным ресурсом в распоряжении ИГ. Так, около 200 миллионов долларов в год «Исламское государство» получало от продажи зерна из сельскохозяйственных северных и западных провинций Сирии. Однако «черное золото» было, безусловно, «становым хребтом» экономики террористов.

Согласно самым консервативным оценкам, в 2015 году «Исламское государство» получало от торговли нефтью около 900 млн долларов в годовом исчислении. Это соответствовало уровню добычи в 80.000 баррелей нефти в сутки — не так и много, по меркам крупных нефтедобывающих стран, ниже, чем добыча самой Сирии перед войной, — но крайне много для «государства террористов».

На основании хронологических данных Абу Сайяфа была построена динамика добычи и продажи нефти ИГ, которая показала очевидное: добыча нефти под «управлением» террористов медленно деградирует, и в первую очередь — в связи с отсутствием ключевых специалистов, утратой документации, катастрофическим падением технологической культуры добычи и полным отсутствием даже минимального уровня ремонтных и регламентных работ на оборудовании. Фактически, вся нефтяная отрасль Сирии и Ирака была пущена под откос ради получения сиюминутных доходов от быстрой продажи нефти.

Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

Нефтяные месторождения возле самого Дейр эз-Зора, по приведенным оценкам, оказались в наиболее сохранном состоянии. Так, лишь два месторождения: аль-Танак, дававший, по оценкам на 2016 год, 16.000 баррелей нефти в сутки, и аль-Омар, производивший 11.000 баррелей в сутки, — обеспечивали около 60% всех нефтяных доходов «Исламского государства». В целом, сирийские нефтяные месторождения давали 70% нефтяных поступлений ИГ — на долю соседнего Ирака оставалось лишь 30%.

Сирия: новый расклад

Текущее состояние нефтедобычи в провинции Дейр эз-Зор под контролем «Исламского государства» неизвестно. Судя по всему, деградация отрасли продолжилась в 2017 году не меньшими темпами, чем это происходило в предыдущие годы. Не исключено, что освобождать от террористов придется уже тотально разрушенную инфраструктуру. Даже в самом оптимистическом варианте Сирии можно рассчитывать не более чем на 30–40 тысяч баррелей нефти в сутки, которые смогут выдавать на начальном периоде месторождения провинции.

Конечно, данная цифра выглядит низкой даже на фоне предвоенного уровня добычи, а от пика сирийской нефтедобычи 2008 года она и вовсе составляет лишь 10–15%. Но, с другой стороны, такого рода прибавка к бюджету истощенной войной страны (а речь, при правильной и законной организации добычи и торговли нефтью, может идти о сумме 400–450 млн долларов в год на первом этапе) будет никак не лишней.

Дальнейшее восстановление нефтедобычи и нефтепереработки может и вовсе стать основой возрождения экономики Сирии. Ведь нефть Дейр эз-Зора по-прежнему лежит под песками Сирийской пустыни, а бесчинства террористов лишь разрушили и истощили то, что находится на поверхности — и подлежит скорейшему восстановлению.

Однако в столь оптимистические планы может вмешаться «большая политика». На сегодняшний день Дейр эз-Зор — не только ключевая точка для ликвидации грабительской террористической экономики «Исламского государства», но и место пересечения геополитических интересов. Фактически, на наших глазах происходит раздел Сирии на будущие зоны влияния, которые, при самом оптимистическом варианте, будут в дальнейшем оформлены в виде неких самоуправляемых «федеральных территорий», каждая из которых будет вести свою собственную экономическую и даже политическую повестку, во многом ориентируясь на внешние центры силы.

Что останется от Сирии, если Иран получит контроль над Дейр эз-Зором

Что останется от Сирии, если Иран получит контроль над Дейр эз-Зором

Окончание такого рода сценария мы сегодня вполне буднично наблюдаем в иракском Курдистане, который, вдобавок к приобретенной экономической независимости от Багдада, в ближайшее время поставит вопрос о широчайшей политической автономии, в гораздо большей степени похожей на независимость, нежели на некое «федеративное устройство» страны.

Ситуация же с Дейр эз-Зором осложняется тем, что в районе этой стратегической точки на востоке Сирии пересекаются интересы сразу трех внешних центров силы — США, Ирана и монархий Персидского залива, для каждой из которых критически важна и сама территория, и ее «замыкающий», транзитный потенциал. Ни в одном из сценариев этих игроков судьба самой Сирии не учитывается. Для США Дейр эз-Зор — это «замок» для иранской экспансии, для Ирана — часть «шиитского моста» до Ливана, а для монархий Персидского залива — транспортный коридор к Турции и Средиземноморью.

Поэтому в интересах самой Сирии — непременное сохранение контроля за Дейр эз-Зором и скорейшее освобождение провинции войсками, подконтрольными Дамаску. В противном случае, судьбу Сирии будут решать в Тегеране, Вашингтоне или Эр-Рияде, но никак не в сирийской столице.

* Организация запрещена на территории РФ.

alexandr-palkin.livejournal.com

война не за демократию, а за нефть. Конспирология других стран. Конспирология

Сирийский президент Башар Асад останется у власти до 2020 года, так как на выборах 2014 года он получит 75 процентов голосов избирателей. Такой вывод на основе сообщений из Сирии и данных опросов сделало ЦРУ в докладе, посвящённом предполагаемым в 2014 году выборам в этой стране. По признанию ЦРУ, отмечает ливанский телеканал «Аль-Манар», комментируя подробности доклада аналитиков американской разведки, «в стране нет другого кандидата, который мог бы сравниться по популярности с Асадом», особенно учитывая успехи сирийской армии на поле боя. Поэтому ЦРУ предвидит, что подобная ситуация сохранится до выборов 2014 года.

Естественно, такая перспектива не устраивает США и другие страны Запада, а также аравийские монархии, стремящиеся любой ценой свергнуть Башара Асада. Тем более что эти устремления, как сейчас выясняется, имеют среди прочего и нефтяную подоплёку. Эксперты называют нефть реальной целью этой необъявленной войны. Некоторое время назад один из ливанских телеканалов сообщил, что небольшая норвежская компания, которая до начала волнений проводила геологическую разведку в сирийских территориальных водах, нашла там несколько перспективных участков для бурения, наиболее важные расположены на участке от ливанской границы до сирийского города Банияса.

Это якобы гипотетически позволяет значительно поднять уровень добычи до 6–7 млн. баррелей в день, то есть до 300–350 млн. тонн в год. До начала беспорядков в 2011 году нефтяной комплекс страны мог добывать около 380 тысяч баррелей в день, а мощность сирийских НПЗ в Хомсе и Баниясе составляла до 250 тысяч баррелей. 95 процентов сирийской нефти прежде экспортировалось в Европу, большей частью в средиземноморские страны. Главными европейскими инвесторами в нефтяной сектор Сирии были компании «Тоталь» и «Шелл». В стране также активно работали российские «Татнефть» и «Союзнефтегаз». Что касается природного газа, то в январе–июне 2011 года было добыто 4,9 млрд. кубометров. Но норвежские специалисты, если верить ливанскому телевидению, предположили, что в прибрежной зоне может находиться весьма крупное месторождение, которое позволит Сирии экспортировать сжиженное «голубое топливо». Прогнозы геологов должно было подтвердить пробное бурение, однако началась война...

Симптоматично, что ныне в штаб-квартире Евросоюза уделяют повышенное внимание сирийским энергетическим ресурсам. Месяц назад, 22 апреля, в Люксембурге Совет ЕС принял решение о смягчении санкций в отношении импорта нефти из контролируемых мятежниками районов Сирии. Речь идёт о предоставлении европейским компаниям права приобретать нефть у «сирийских повстанцев». Кроме того, компании из стран ЕС получили возможность инвестировать в нефтедобычу в Сирии и продавать боевикам соответствующее оборудование.

Противники Башара Асада заявляют, что контролируют до 70 процентов нефтяных месторождений на северо-востоке Сирии, но добыча на них осуществляется с перебоями. Повстанцы не смогут наладить экспорт нефти без внешней помощи. Об этом говорил член Сирийского национального совета Махмуд Хамза. По словам этого оппозиционера, «трубы идут вдоль берега моря, где активны правительственные войска. Их можно попробовать развернуть в другую сторону, например через Турцию. Однако и в этом случае правительство Асада будет мешать перекачке нефти: линия окажется под огнём регулярных войск». Поэтому боевики нередко предпочитали поджигать скважины, находящиеся в «зоне неопределённости». Примечательно, что контролируют захваченные месторождения сирийского «чёрного золота» в основном исламисты, но страны Евросоюза это почему-то не смущает.

Сирийские трубопроводыСирийские трубопроводы

Западные СМИ сегодня признают, что особую активность в Сирии проявляют именно экстремисты, прежде всего связанное с «Аль-Каидой» движение «Джебхат ан-Нусра». Численность его боевых групп составляет, по оценкам экспертов, около 10 тысяч человек. Среди них боевики из стран Персидского залива, других арабских государств, есть даже американцы и европейцы.

В начале мая боевики «Джебхат ан-Нусра» и ряда других исламистских группировок взяли под контроль город Ракку - административный центр одноимённой нефтеносной провинции. После ожесточённых боёв, которые шли с марта, правительственные силы были вынуждены покинуть город. 10–13 мая «освобождённую» Ракку посетила группа западных журналистов, сообщивших, что город весь увешан чёрными флагами «Аль-Каиды». Чёрно-зелёных с красными звёздами «флагов революции» европейцы увидели очень немного. Корреспондент британской «Дейли телеграф» с удивлением отметил, что на всех фонарных столбах реют чёрные полотнища и абсолютно никого в городе это не смущает. В британских СМИ Ракку уже стали называть городом «Аль-Каиды».

Исламисты ведут себя вызывающе. «Джебхат ан-Нусра» и иорданские салафисты выступили на днях с совместным заявлением, в котором продекларировали намерение уничтожать бойцов ливанской шиитской организации «Хезболлах» на территории Сирии. «Хезболлах» поддерживает Башара Асада, и её отряды оказывают поддержку сирийской армии на ливано-сирийской границе. Салафисткое движение Иордании объявило, что в Сирии воюют 500 иорданских боевиков, 35 из них уже погибли в боях.

Надо отметить, на фронтах братоубийственной войны в Сирии положение исламистов отнюдь не блестяще. Сирийские военнослужащие за два годы боёв приобрели огромный опыт проведения спецопераций против бандформирований, улучшилось взаимодействие пехотных, танковых и артиллерийских подразделений, наработаны «технологии» истребления живой силы противника за счёт преимущества в огневой мощи.

Официальные сводки командования сирийской армии свидетельствуют о постепенном переносе боевых действий в провинции Дамаск на север и северо-восток от столицы. Под контроль армии перешло шоссе Дамаск - Кунейтра, по дороге восстановлено движение автомобилей. По мнению экспертов, хотя военный разгром оппозиции ещё не состоялся, однако тяжёлые потери бандформирований и постепенная утрата ими ряда ключевых опорных пунктов неизбежно ведут к нему.

В юго-западной провинции Деръа, где с весны боевики проявляют повышенную активность, армия также переломила ситуацию в свою пользу. Армейские подразделения захватили стратегически важный городок Хирбет Газала, выбив оттуда около тысячи мятежников. Это позволило правительственным силам восстановить контроль над международным транзитным маршрутом в Иорданию.

В минувшую субботу сирийская армия завершила операцию по освобождению двух пригородов морского порта Банияс на севере провинции Тартус. Как сообщил ливанский телеканал «Аль-Маядин», боевики оказали ожесточённое сопротивление подразделениям спецназа, но были разгромлены.

Запад, как считают независимые наблюдатели, отдаёт себе отчёт в критическом положении многих отрядов «вооружённой оппозиции», которым нужна передышка и перегруппировка. Возможно, в первую очередь этим объясняется активность западных политиков и их попытки усилить психологическое давление на сирийское руководство, провокационные вбросы «информации» об изменении позиции Москвы. Западные страны стремятся действовать быстро, пока мятежники ещё в состоянии удерживать позиции под ударами войск Асада.

Просмотров: 4342

Источник: Война не за демократию, а за нефть

Возможно, Вам будут интересны эти материалы:

Комментарии:

Добавить комментарий:

allconspirology.org

сирийские курды воюют за нефть и независимость

Если сравнить две карты Сирии, на одной из которых нанесены позиции противоборствующих сторон, а на другой – месторождения нефти и газа, плюс магистральные трубопроводы, то обе карты совпадут, утверждают военспецы и политологи. Бои в этой стране с самого начала идут именно в тех местах, где добывают энергоресурсы и где проложены транзитные ветки трубопроводов.

Главным источником финансовой поддержки курдов остается нефть

Собственно, поэтому нефть политологи и называют «черной кровью, питающей сирийский конфликт». Именно от ее продажи на «черном» или официальном мировом рынке живут, воюют, закупают оружие, боеприпасы и провиант все четыре главные стороны конфликта. Это правительственная армия Башара Асада, оппозиционная Свободная сирийская армия, террористы из запрещенных в России «Исламского государства»1 и «Джебхат-ан-Нусры»1, а также подразделения сирийские курдов. Сегодня ФБА «Экономика сегодня» рассказывает о том, за что борется и какими ресурсами обладает одна из «теневых» сторон конфликта – курдские повстанцы, контролирующие огромные территории и месторождения на севере Сирии.

Надежда Иракского Курдистана

Курды - 40-миллионный народ, компактно проживающий на территориях сразу четырех государств: Турции, Сирии, Ирана и Ирака. До начала 21-го века ни одна из этих стран и слышать не желала о предоставлении курдам хотя бы намека на автономию – ведь это воспринималось как первый шаг к распаду государства. Однако вторжение США в Ирак в 2003-м и свержение Саддама подарили курдам шанс, которым они воспользовались «на все сто», создав Иракский Курдистан.

Сегодня иракские и сирийские курды, даже воюющие плечом к плечу против ИГ1 и других группировок – это, как говорят в Одессе, «две большие разницы». В Иракском Курдистане есть пятизвездочные отели, элегантные рестораны, молодежные клубы и салоны красоты. Сирийский Курдистан - Рожава - бедная, темная, страшная территория, единственным украшением которой можно считать неустанно работающие нефтяные вышки. В Рожаве живут три с половиной миллиона курдов, в Иракском Курдистане - семь миллионов.

Собственно, Рожава – не единая территория, а три островка-анклава, или, как их называют местные, «кантона». Джазира с населением 1 млн 400 тысяч человек, Африна – 600 тысяч, и Кобани, где после боевых действий осталось около 300 тысяч жителей. В столице – Камышлы – проживает еще 400 тысяч курдов. Иракский Курдистан признан мировым сообществом, а у Рожавы - хорошие отношения лишь с Финляндией и Францией. При этом сирийские курды со всех сторон окружены злейшими врагами. Почти тысячекилометровая граница с Турцией для них закрыта наглухо, а с другой стороны курдов «зажали» ИГИЛ1, «Джебхат ан-Нусра», «Армия ислама», «Ахрар аш-Шам» и полтора десятка других группировок исламских головорезов.

Казалось бы - сирийским курдам грозят со всех сторон. Но при этом ни один курд не эмигрировал, никто из них не рвется в Европу в ранге беженцев, полагая, что «самая прекрасная земля на свете - это Родина». Более того - курды в Рожаве создали некое подобие социализма. У них есть органы местного самоуправления, куда входят также местные ассирийцы, армяне и арабы. Но главное - они провели «женскую революцию», немыслимую в соседних странах. В Рожаве запрещено многоженство, женское обрезание и насилие в семье. Девушки, достигшие совершеннолетия, добровольно идут воевать в армию и часто становятся командирами. В итоге в армии сирийских курдов - 40 процентов женщин.

Нефтяная поддержка курдов

Главный источник финансовой поддержки для курдов – богатейшие нефтяные месторождения на севере Сирии, главные из которых – Румелани и Шаддади, чьи запасы оцениваются в сотни миллионов баррелей «черного золота». До войны в районе города Эль-Хасаки (который, по мнению экспертов, сегодня уже не Сирия, а целиком подконтрольный Высшему курдскому совету Западный Курдистан), добывалось порядка 40 тысяч баррелей нефти в сутки –десятая часть всей сирийской нефтедобычи (порядка 380 тысяч баррелей). Столь высокий уровень обеспечивали пять разведанных месторождений.

Курды относятся к нефтедобыче серьезно

По данным международных экспертов, половина нефтяного блока в Эль-Хасаке эксплуатировались «Gulfsands», компанией с Лондонской фондовой биржи. Львиная доля нефтяной ренты выплачивалась структурам Рами Маклоуфа, двоюродного брата президента Башара Асада. Однако после введения санкций ЕС в сентябре 2011-го добыча «Gulfsands» упала с 14,5 тысяч баррелей в сутки до 6 тысяч. В марте 2012-го производство было полностью закрыто из-за санкций Евросоюза в отношении Сирии.

Однако нефтяные скважины не остались стоять бесхозными – в ходе гражданской войны в Сирии, по данным ливанских СМИ, нефтедобыча на полях вокруг Эль-Хасаки только выросла - до 170 тысяч баррелей в сутки. Причем, в отличие от демпингующего халифата ИГ, торговавшего «чёрным золотом» сомнительного качества чуть ли не по 10 баксов за баррель, курды наладили процесс добычи со всей серьёзностью. Сегодня они не только добывают, но и перерабатывают значительную часть нефти - правда, при помощи довольно старого оборудования.

Правда, эту проблему они считают временной – по словам экспертов, сирийские курды мечтают, подобно иракским собратьям, добиться автономии от Дамаска, чтобы иметь возможность самостоятельно приглашать к себе мировые нефтяные компании. Новейшее оборудование, которым обладают энергогиганты, способно в разы поднять объемы добычи и переработки «черного золота», а значит – и поступления в казну курдов.

Между турецким «молотом» и террористической «наковальней»

Военная роль курдов в войне против «Исламского государства» и его сподвижников, с одной стороны, велика, с другой – весьма противоречива. Сейчас именно курдские формирования YPG и YPJ фактически окружили Ракку, столицу запрещенного ИГ (из-за этого, по последним данным, исламисты срочно переносят столицу в другое место). При этом курды, подразделения которых насчитывают от 60 до 80 тысяч бойцов, получают военную помощь как от РФ, так и от коалиции во главе с США. ВКС России регулярно наносят авиаудары по позициям ИГ в интересах курдов. А США и их союзники не только бомбят для них же позиции ИГ, но и поставляют им легкое стрелковое и артиллерийское вооружение. Причем, поданным западных СМИ, около сотни американских спецназовцев сейчас находятся в рядах курдских формирований в качестве военных инструкторов.

Судьба курдов остается "яблоком раздора" для НАТО, Турции, РФ и США

В основном подразделения сирийских курдов более или менее лояльны к президенту Сирии Асаду, считая своим главным врагом ИГ, претендующее на «исконно курдские» территории и месторождения. Иногда у курдов случаются стычки с другими радикальными исламистскими группировками - по тем же территориальным причинам. Главное, чего добиваются курды - это признания их автономии со стороны Дамаска. Свою автономию Рожава они провозгласили 21 января 2014-го, и там царит идеология Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана, действующей в Турции и севере Ирака. По сути, YPG и YPJ - сирийские «филиалы» РПК. Эти связи с РПК – и есть главное «яблоко раздора» между Асадом, коалицией НАТО, Турцией и Россией.

Официальная позиция Америки по поводу статуса сирийских курдов туманна. Поддерживая курдов оружием и прикрывая политически, публичной позиции по поводу будущего курдов в Сирии США не высказывают. С одной стороны, курдское ополчение – главный наземный «военный кулак» Вашингтона, который вот-вот обрушится на Ракку, а в ближайшем будущем – и на пока еще блокированный ИГ Дэйр-эз-Зор. С другой стороны, США не могут не учитывать позицию своего союзника Турции. Анкара, опасаясь роста сепаратизма в стране, выступает резко против признания официального статуса Рожавы.

По словам экспертов, есть и еще одна причина, по которой в Анкаре восприняли сирийский конфликт так близко к сердцу. Если создать турецкую «зону безопасности» на севере Сирии, вдоль границы, то можно заполучить контроль над потоками из большей частью нефтяных и газовых месторождений, пока подконтрольных сирийским курдам.

Дальнейшая судьба сирийского Курдистана – предмет будущих дипломатических споров и компромиссов между всеми сторонами конфликта в Сирии (исключая террористов). А сами курды отчетливо понимают – они нужны союзникам до тех пор, пока у них есть нефть, газ и общий враг. Недаром курдская народная поговорка гласит: «Единственные друзья курдов – это горы».

Сегодня ясно одно: без серьезной экономической основы даже оборонять занятые территории участникам сирийского конфликта нереально, слишком много ресурсов пожирает война. 

Об экономике других участников конфликта читайте в следующих материалах нашего ФБА «Экономика сегодня» в цикле «Сирия: экономика войны».

1 Организация запрещена на территории РФ.

Читайте нас в Яндексе

Автор: Иван Денежкин

rueconomics.ru

Сирию ожидает война за нефть

Профессор Ясим Аджак опубликовал большую статью в ливанской газете Al-Joumhouria, посвященную невеселым перспективам обнаружения в Восточном Средиземноморье значительных запасов нефти и газа.

Аджак указывает на то, что подписание сирийцами крупного контракта на добычу нефти с российской компанией Союзнефтегаз может повлечь за собой региональный конфликт. Между Сирией и Ливаном, с одной стороны, и Сирией и Турцией, с другой, не произведена демаркация морских границ. Это может послужить причиной будущих столкновений.

Сирия - нефть и газ

Карта в полном размере: Сирия - нефть и газ.

Речь идет о соперничестве во взрывоопасном регионе – на фоне иранской ядерной проблемы, сектантских противоречий и четырех лет разрушительных “арабских революций”.

Также, как и в случае с Ливаном и Израилем, морская граница между Ливаном и Сирией не демаркирована. Подобная ситуация означает возможные столкновения, в особенности, на фоне сирийского кризиса и сектантского характера ливанского общества. Эскалация ситуации возможна по внутренним причинам с обеих сторон границы.

Но самая большая проблема – граница Сирии и Турции. Враждебность турков к сирийскому режиму и поддержка ими оппозиции обостряет ситуацию до крайности. Турция, за которой стоит НАТО, не потерпит богатый нефтью и враждебный сирийский режим у себя на пороге. Сирию, в свою очередь, поддерживает Россия, что ведет к возможной конфронтации в случае попыток Турции помешать разведке на сирийском шельфе.

Точных сведений о предполагаемых сирийских оффшорных богатствах нет. US Geological Survey оценивает объем неразведанных запасов в зоне, покрывающей 83 тысячи квадратных км вдоль побережья Кипра, Ливана и Израиля в 1 689 миллионов баррелей нефти и 3465 миллиардов кубометров газа. В обзор не включены побережье Сирии, Турции и Греции.

Нефтяные и газовые богатства не ограничены упомянутыми регионами, но, скорее всего, продолжаются и могут быть обнаружены во всех частях Средиземноморья. Границы месторождений не ограничены государственными границами, и, скорее всего, уже разведанные месторождения продолжаются в территориальных водах и Сирии, и Турции, и Греции. Доказательством этому может стать недавнее открытие морского месторождения Джабаль Нафти в Ливане, на границе с Сирией.

Его ориентировочная емкость – 3000- 17 000 миллиардов баррелей. Эта цифра совершенно фантастическая и может катапультировать регион в ряды наиболее передовых стран – но только в случае, если заинтересованные стороны смогут договориться между собой и разрешить взаимные противоречия.

Ожидается, что доходы Сирии в результате разработки месторождений нефти могут составить от 123 до 567 миллиардов долларов (доходы Ливана – от 370 до 1700 миллиардов). На этом фоне Сирия заключает контракт с российской компанией Союзнефтегаз, покрывающий 2190 квадратных километров, примыкающих к сирийскому побережью – в условиях продолжающейся гражданской войны и разрушающейся экономики.

Для предотвращения военной конфронтации на морских границах необходимо уже сейчас договориться о принципах раздела нефти в Средиземноморье, и это потребует разрешения сложных технических, юридических и экономических проблем. После этого необходимо разработать совместный план достижения конечной цели – налаживания добычи нефти.

Главной трудностью является урегулирование легального статуса границ между Ливаном, Израилем, Турцией, Сирией, Кипром. С проблемой демаркации морской границы между Ливаном и Сирией связана проблема демаркации сухопутной границы между Ливаном и Сирией. По нашему мнению, Сирия может пойти на уступки в вопросе урегулирования проблемы сухопутных границ, в случае, если Ливан проявит гибкость в вопросе о границах морских.

Но надежды на всеобъемлющее решение этих проблем практически нет из-за острых противоречий, возникших в результате сирийской войны (Сирия и Турция), и исторической вражды (Турция и Кипр). Таким образом, можно предвидеть, что задержкой с началом разработки сирийских и ливанских месторождений воспользуются Израиль и Кипр, которые уже приступили к совместной разработке.

В Ливане данная проблема – один из главных источников раскола в обществе. В отсутствие внятного разрешения со стороны американцев, и в свете существующих пограничных проблем с Сирией, можно сказать, что Ливан переживает черные дни на всех уровнях – страна зажата между сионистским врагом и сирийским “братом”.

http://postskriptum.me/2013/12/29/oil-2/2/

voprosik.net

США ведут войну за сирийскую нефть чужими руками

США разворачивают кампанию по захвату стратегических ресурсных площадок на Ближнем Востоке, чтобы впоследствии использовать их в "торгах" за регион. Такого мнения придерживается завкафедрой политологии и социологии РЭУ, эксперт Ассоциации военных политологов Андрей Кошкин.

"Вариант, при котором США попытаются силами подконтрольных арабо-курдских отрядов захватить в Сирии сферы влияния и ресурсы, был ожидаем. Вашингтон испробовал его еще во время Второй Мировой войны – когда советская армия ценою огромных потерь уже преломила ситуацию в свою пользу, США открыли второй фронт и захватили максимальное количество стратегических центров в Европе. Отряды "Сирийских демократических сил" (СДС) полностью финансируются и снабжаются оружием из США, а значит, абсолютно подконтрольны.

Цель России в Сирии – освободить территорию страны от террористов. На это работает вся сирийская армия, "на земле" ей помогают российские добровольцы ЧВК "Вагнера". В сирийском штабе прилагают максимум усилий представители военного командования РФ.  Но эта цель кардинально разнится с целями США. Вашингтон несколько лет возглавлял коалицию по борьбе с радикалами на Ближнем Востоке, однако в результате халифат разросся в целое государство, создав угрозу всему миру.

США в этом регионе нужны сферы влияния и ресурсы – ради этого они пойдут на сделки даже с джихадистами. Именно поэтому сейчас лояльные курды воюют не с террористами, а за нефтегазовые месторождения в пользу Вашингтона", - отмечает специалист.

По сообщениям западных СМИ, подконтрольные Пентагону отряды СДС захватили контроль над нефтяным полем Омар на востоке Сирии. Это крупнейший источник доходов запрещенной в РФ террористической организации ИГ ("Исламское государство")*, запрещенной на территории РФ. В конце сентября СДС взяли крупнейшее в провинции Дейр-эз-Зор газовое месторождение Коноко.

Победы в Сирии обеспечивают российские добровольцы

"Как известно, российские добровольцы в Сирии во многом обеспечили победы измотанной войной сирийской армии. Бойцы ЧВК "Вагнер" участвовали в зачистке Пальмиры и восточного Алеппо, деблокаде Дейр-эз-Зора, наравне с сирийским спецназом форсировали Евфрат. Без русских профессионалов победы в Сирии были бы невозможны. Однако и их потенциал не безграничен – тем более что они также могут быть ранены или даже погибнуть в бою", - подчеркивает военный политолог.

По последним данным, сирийские войска продолжают зачистку провинции Дэйр-эз-Зор от террористических формирований. Их поддерживают и прикрывают проправительственные силы, включая ЧВК "Вагнера".

"Цель США – взять под контроль как можно больше ресурсов на Ближнем Востоке, чтобы закрепиться в регионе. Нефтегазовые месторождения необходимы Сирии уже сегодня – экономика страны основывается на доходах от продажи углеводородов, а средства на восстановление освобожденных от террористов населенных пунктов нужны огромные.

"Пятая колонна" в виде курдских отрядов существенно усложняет ситуацию для измотанной войной сирийской армии – сил на борьбу с ней просто нет. Российские добровольцы в чем-то способны оказать влияние на ситуацию, но их вклад хотя и значителен, но не решающий. Вашингтон пользуется этим, чтобы максимально закрепиться в Сирии и диктовать свою политическую волю", - подчеркивает военный политолог.

Дипломатия обмана

В России опыт добровольчества описывается еще в "Повести временных лет" - патриотические чувства всегда толкали славян в помощь братским народам. В новейшей истории без российских бойцов не обходился практически ни один конфликт – от африканских столкновений до войны в Приднестровье и Югославии. В Сирии российских добровольцев объединяет ЧВК "Вагнера", очевидцы отмечают: граждан РФ влекут туда патриотические соображения. Ведь от границ Сирии до границ России каких-то 650 километров – полдня пути, то есть террористическая угроза практически у рубежей РФ.

"Российские военные профессионалы всегда пользовались почетом и уважением у всех армий мира. Русский солдат не просто умеет воевать – за идею он готов пожертвовать жизнью. Героизм, которые проявили недавно добровольцы из РФ в Сирии, отказавшись сотрудничать с террористами – крайняя степень мужества и патриотизма.

Сегодня курды стремятся удержать под своим (читай – американским) контролем восточный берег Евфрата – там сосредоточена значительная часть сирийских нефтегазовых ресурсов. Без них восстановление страны после окончания войны существенно затянется. США это нужно, чтобы добиться первоначальной цели: смещения Башара Асада с поста президента и установления марионеточного, лояльного Штатам режима.

Вашингтон изначально приписал "охоту за нефтью" именно ЧВК "Вагнера", но если б это было правдой, США никогда эти ресурсы б не получили. Российские добровольцы прокладывают дорогу армии Дамаска наравне с сирийским спецназом, решая сложнейшие задачи по всей Сирии. Именно этим пользуется Вашингтон, чтобы захватывать под свой контроль нефтегазовые месторождения, желая их сделать козырями в "большом торге" за Ближний Восток", - заключает Андрей Кошкин.

u-f.ru

Сирия: Война за нефть. - I fight this battle all alone...

"Южный фронт: анализ и разведка" - это публичный аналитический проект, который поддерживается группой независимых экспертов из четырех уголков Земли.Они специализируются на разведке и анализе текущих кризисов и основных событий, происходящих в мире: от Украины, войны на Ближнем Востоке, вопросов Центральной Азии, до протестных движений на Балканах, миграции кризисов, и др. Кроме того, они обеспечивают анализ военных действий, военной стратегии крупных мировых держав и предоставляют другие важные данные, влияющие на рост напряженности в отношениях между странами и народами."Ветераны Сегодня" недавно начали сотрудничать с "Южным фронтом" и пока все друг другом довольны.Поставлю вам перевд одной "южнофронтовской" статьи, которая пока никем не переводилась.

Сирия - война за нефть, версия 2.0

Дэвид Ньюбери

Изменение военного баланса

Вступление России в войну в Сирии изменило военный баланс пользу правительства. Из-за этого изменения появляется возможность для мирного урегулирования конфликта.

Решение России вступить в союз с сирийским правительством было совершенно очевидно связано с войной на Украине. Обе были «made in USA» с целью смены режима. США установили марионеточное правительство на Украине. Они хотят ввести Украину в НАТО. Точно так же США хотят установить марионеточный режим в Дамаске. У США есть целый ряд целей, которые будут рассмотрены ниже.На данный момент проект «Украина» сошел с рельсов и остановился. Тем не менее, США не отказались от него.

На этом фоне российский альянс с Сирией выглядит смело и оправдано. Это было сделано в соответствии с международными нормами и правом Сирии на суверенитет. Поражение агрессивной войны по "смене режима" в Сирии приведет к сокрушительному удару по американской политике на Украине.

Российско-Сирийской альянс значительно укрепил позиции правительство Сирии. Террористические группы, такие как Даеш, потеряли инициативу. Рамки для переговоров по урегулированию войны были намечены Венским соглашением от 30 октября, подписанным 15 странами, включая США. Перспективы мирного урегулирования выглядели хорошо.

Империалисты противостоят опасности мира

Не волнуйтесь, у империалистических держав его не будет! Они все хотят поучаствовать в акции "бомбежек Сирию". Кроме того, Турция является джокером в колоде. Она находится в экономическом кризисе. Она также находится в опасности гражданской войны. (Хорошая статья есть у Тьерри Мейсана, как раз по этому вопросу:  http://www.voltairenet.org/article188307.html - el20) Эрдоган - не американская марионетка. Он идет на безумные риски, такие, как сбитие российского бомбардировщика Су-24, чтобы найти выход из сложившейся дилеммы.

Франция бомбила цели оппозиции в Сирии с конца сентября. Она ударила по тренировочному лагерю «исламского государства, которое "угрожало безопасности нашей страны", - сказал президент Франции Олланд, повторяя за Германом Герингом.

Великобритания официально включилась в бомбежки Сирии в начале декабря. Стало известно, что британские пилоты участвовали в военных действиях с сентября, но "не из британских источников." Кэмерон сказал, что Исламское государство "представляет террористическую угрозу британским людям," – опять звучит, как Геринг!

1 декабря было объявлено о том, что новый американский "экспедиционный корпус" включается в обстрелы боевиков Исламского государства в Ираке и Сирии. И, как будто этого было недостаточно, Германия объявила 4 декабря, что отправляет материально-техническую поддержку и разведывательную миссию в Сирию. Но Геринга.не процитировала.

Ни Франция, ни Англия, ни США, ни Германия не удосужились спросить сирийское правительство, что оно думает о военных операциях на его земле и в воздушном пространстве.Дипломатическое урегулирование войны является сильной возможностью. К чему эта спешка? Зачем неоднократно совершать акты войны, нарушая сирийский суверенитет?

Обширные энергетические запасы обнаруженные в Сирии

В 2011 году журнал под названием GeoArabia опубликовал научные исследования морских энергетических ресурсов Сирии. Журнал распространяется исключительно среди крупных энергетических корпораций, включая Chevron, ExxonMobil, Aramco, и Shell, для нескольких других корпораций, и некоторых университетов.

Исследование выявило три блока в оффшорной зоне Сирии. Они оцениваются в около 1,7 млрд баррелей нефти и 3,6 трлн кубометров природного газа. Это больше газа, чем есть у Китая. Максимальная глубина протяженности сирийских бассейнов менее 250 метров, что не представляет никакой проблемы для бурения. Совокупные доказанные запасы нефти Сирии составляют 25,3 млрд баррелей.

Исходя из того, каков мир сегодня, обладание такой маленькой страной огромного природного богатства ведет ко всем видам проблем со стороны международных грабителей, больших и малых.

Есть также большие запасы нефти на Голанских высотах. Этот район был захвачен вооруженными силами Израиля в 1967 году, и незаконно объявлен аннексированным Израилем в 1981 году.

Сирия находится близко к Европе и ее рынкам. Ее территориальные воды сливаются с водами, омывающими близлежащие страны, такие, как Израиль, Египет, Ливан, Кипр, Греция и Турция.

В 2010 году Сирийское Министерство нефти тесно сотрудничало с британской фирмой Shell и планировало развитие добычи газа. С другой стороны, представители компании Шелл встретились с премьер-министром Великобритании Кэмероном, чтобы обсудить "вопросы бизнеса" и с министром иностранных дел, чтобы обсудить "международные вопросы энергетики." Министерство нефти также сотрудничает с нефтяными компаниями из Китая, Индии, Франции и др.

Учитывая эти и другие факторы, вероятность совпадения вспышек протестов и вооруженного конфликта в 2011 году в Сирии очень близка к нулю.

Планировалось запустить трубопровод из Ирана, через территорию, которая больше не является государством, известную, как "Ирак", в порты Сирии. Этот проект был заморожен из-за военного конфликта. США всегда стремятся воспрепятствовать российскому энергетической транспортировке на европейские рынки. Опять вероятность совпадения кажется незначительной.(очень подробный разбор в статье Нафиза Ахмета https://medium.com/insurge-intelligence/western-firms-plan-to-cash-in-on-syria-s-oil-and-gas-frontier-6c5fa4a72a92#.f5xidf3p7)

Межимпериалистические разногласия

Теперь исторически плохие актеры собираются на войну под тем или иным предлогом. Их мотивы такие же, как всегда: завоевание природных ресурсов, контроль за территориями и торговыми путями и хищение. "ИГИЛ", кем бы они ни были, значения не имеют. Все дело в том, кто из соперников получит большую долю добычи. Империалистическая интервенция – это империалистическое соперничество.

Как сказал Ленин в прошлом веке, капиталисты делят мир "пропорционально капиталу", "пропорционально силе", "ибо при капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учёт силыучастников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т.д."

Каким образом будут определяться силы среди претендентов в сумасшедшей борьбе необъявленной войны всех против всех на сирийской территори? "А раз соотношения силы изменились, то в чём может заключаться, при капитализме, разрешение противоречия кроме как в силе?" (В.И. Ленин).

Единственный выход - это путь мирного урегулирования между основными силами в конфликте.

Сирийское правительство все это время заявляло, что готово вести переговоры с местной оппозицией. Россия присутствует в соответствии с правом Сирии на суверенитет. Это было задекларировано Венским договором для процесса различия между местной оппозицией и внешними захватническими силами, такими как ИГИЛ. Ее присутствие оказывает определенное сдерживающее влияние на западные державы. Согласованный мир по-прежнему остается реальной возможностью.

Люди все еще плохо информированы, но каждый день они становятся все более осведомленными о большой опасности для всего мира. Они зависят от господствующих СМИ, которые являются не более, чем рупором их правительств.Прогрессивные люди должны организоваться, чтобы рассказать правду. Если бы правда не была важна, зачем бы правительствам и средствам массовой информации рассказать так много лжи? Правда может многое изменить.

el20.livejournal.com


Смотрите также