Глава Минприроды оценил запасы нефти в России. Запасы нефти россии 2016


Глава Минприроды оценил запасы нефти в России

donskoj1

Согласно заявлению главы Минприроды России Сергея Донского, доказанные запасы нефти в стране составляют порядка 29 млрд тонн, прогнозные – примерно 49 млрд тонн.

Министр рассказал на своей странице в Facebook, откуда взялась эта оценка.

“Наша официальная оценка открытых и технологически извлекаемых запасов сырой нефти – 29 млрд тонн, или 212 млрд баррелей. Никаких будущих открытий в этих оценках нет, их можно учесть на основе имеющегося ресурсного потенциала. Прогнозные ресурсы, по мнению наших геологов, составляют около 49 млрд тонн, однако их еще необходимо подтвердить”, – написал Донской.

По его словам, эти данные применимы преимущественно к традиционным запасам, так как нетрадиционные запасы в России, точнее, технологии их добычи еще лишь разрабатываются. Как пример, он привел Баженовскую свиту, расположенной в Западной Сибири на территории более 1 млн кв. км. Некоторые оптимистично настроенные эксперты указывают на то, что ресурсы Баженовской свиты превышают 140 млрд тонн, из которых от 20 до 50 млрд тонн по качеству сопоставимы с нефтью эталонной марки Brent. Благодаря этим огромным запасам у России есть реальный шанс стать в перспективе в авангарде так называемой сланцевой революции.

Однако, по словам Донского,  российский ресурсный потенциал хоть и велик, но все нетрадиционные запасы пока не ставятся на госбаланс, в нем лишь находятся малая часть таких запасов. Однако в перспективе, когда у России появятся более совершенные технологии добычи нефти и газа нетрадиционным способом, ситуация может измениться.

“В перспективе, с развитием технологии добычи нетрадиционных углеводородов, российские запасы нефти должны значительно увеличиться”, – отметил Донской, указав на то, что довольно скоро, когда будет принята новая классификация запасов, нетрадиционные запасы будут выделены в общем объеме запасов, которые технологически можно извлечь.

“С точки зрения добычи и глобального баланса спроса и предложения значение имеют рентабельно извлекаемые запасы. С принятием в 2016 году новой классификации запасов мы в скором времени сможем выделить эту категорию в общем объеме технологически извлекаемых запасов. Полагаю, оценка будет близка к той, что получается на основе международного аудита – 14 млрд тонн или 102 млрд баррелей”, – заявил глава Минприроды.

Отметим, что эта оценка Донского несколько отличается от оценки, которую дали эксперты консалтигновой компания Rystad Energy, которые оценили российские запасы в 256 млрд баррелей. Первое же место они отдали США с извлекаемыми запасами в размере 264 млрд баррелей. На третьей строчке – Саудовская Аравия с 212 млрд баррелей.

Суммарно же Rystad Energy оценивает общие мировые запасы «черного золота» в 2,092 трлн баррелей. Это в 70 раз больше того объема нефти, который в настоящее время добывается в год, – порядка 30 млрд баррелей.

Интересный факт: всего в мире с начала процесса нефтедобычи было добыто 1,3 трлн баррелей, отмечают эксперты консалтинговой компании.  :///

 

teknoblog.ru

Доля трудноизвлекаемых запасов нефти в России выросла до 65%

Доля трудноизвлекаемых (ТрИЗ) запасов нефти в России достигла 65% от общего объема. Эта доля будет постепенно увеличиваться за счет постепенной отработки традиционных запасов сырья, говорится в проекте «Стратегии развития минерально-сырьевой базы Российской Федерации до 2030 года», опубликованного на портале Роснедр.

Из общих балансовых запасов нефти категории АВС1, объем которых превышает 18 млрд тонн, на долю ТрИЗ приходится две трети или около 12 млрд тонн. По данным ведомства, обеспеченность добычи разведанными запасами разрабатываемых месторождений составляет 35−36 лет, однако обеспеченность добычи без учета ТрИЗ нефти составляет не более 20 лет.

«В последние годы запасы нефти в России стабильно растут, но основной прирост идет не за счет открытия новых месторождений, а за счет доразведки отрабатываемых объектов и внедрения современных технологий добычи, что позволяет существенно увеличить коэффициент извлечения нефти», — говорится в документе. «При нынешнем состоянии минерально-сырьевой базы, без вовлечения в отработку ТрИЗ нефти, удержать достигнутый уровень добычи в период после 2020 года будет практически невозможно, поэтому нефть относится к числу недостаточно обеспеченных запасами полезных ископаемых», — считают Роснедра.

▼ читать продолжение новости ▼

Как сообщало ранее EADaily, управление энергетической информации Минэнерго США (EIA) прогнозирует рост объема добычи трудноизвлекаемой нефти в мире с 2015 по 2040 год более чем в два раза, в том числе, за счет России. При этом производство «трудной нефти», которое в марте 2015 года достигло 4,6 млн баррелей в сутки, в июне 2016 года снизилось до 4,1 млн баррелей в сутки.Россия, которая располагает крупными технически извлекаемыми запасами «трудной нефти», в настоящее время не пришла к коммерческому производству. Однако, по оценкам управления, после роста цен на нефть РФ вместе с другими странами увеличат производство на 18% - до 1,8 млн баррелей в сутки к 2040 году.

eadaily.com

«В России не такие уж большие запасы нефти»

Андрей Паршев убежден, что сегодня главное, чтобы руководство РФ всерьез прониклось идеей построения эффективной экономики и проявило политическую волю …

Нефтяная тема вот уже несколько месяцев находится в списке мировых и российских топ-новостей, пишет портал KM.RU. Падение нефтяных котировок, их рост; увеличение нефтедобычи, замораживание объемов добываемых углеводородов; выход на мировой нефтяной рынок Иран после снятия с него санкций. 

Корреспондент агентства ФинЭк попросил ответить на некоторые вопросы известного российского писателя и политолога Андрея Паршева. 

В начале беседы он отметил, что «наша ошибка заключается в том, что мы не начали замораживать объемы добычи нефти раньше. За последние год-два добыча нефти в России росла, причем, довольно большими темпами. И в результате получилось так, что мы за это время продали довольно много нефти задешево, по низкой цене. Надо было, когда начался процесс падения нефтяных котировок, снижать объемы продаж углеводородов. Потом мы бы продали эту же нефть по более высокой цене. Конечно, у нас на нефти завязана вся экономика, и нефтяные деньги нужны любой ценой, но решение о заморозке добычи и продажи или даже о снижении надо было принимать раньше, скажем, в 2014 году». 

Андрей Паршев высказался о большом потоке иранской нефти на мировой рынок. 

«Здесь у нас в некотором отношении двусмысленная позиция, - полагает эксперт. - У России, с нашей точки зрения, было и есть безусловное право выходить на мировой нефтяной рынок с теми объемами, которые нам представляются необходимыми. А вот когда это сделал Иран, наши эксперты стали ему пенять на это. Кстати, зампред правительства РФ Дмитрий Козак прямо говорил о том, что сейчас неэтично требовать от Ирана каких-то ограничений в нефтедобыче, поскольку страна длительное время находилась под санкциями, и ее экономика понесла значительные потери из-за этого».

«И все же иранская нефть – не основная проблема сегодняшнего нефтяного рынка, - уверен он. - Следует учитывать тот факт, что Иран является членом ОПЕК. И когда на Иран были наложены санкции, в Организации стран-экспортеров нефти было решено, что иранскую квоту будут выбирать в определенных пропорциях другие государства консорциума. Что и происходило в реальности. После выхода Ирана на нефтяной рынок другие члены ОПЕК должны были бы сократить свои объемы. Но они по ряду причин этого пока не сделали. Впрочем, как мне представляется, они все же придут к такому решению». 

Политолог  считает то, что «наша экономика строится на экспорте углеводородов, это крайне близорукая политика. Я об этом писал довольно давно. На самом деле, в России не такие уж большие запасы нефти. По этому показателю мы находимся где-то на 7-8 месте в мире. А вот по добыче мы постоянно входим в тройку лидеров и таким образом усиленно исчерпываем свои запасы. В схожей ситуации, насколько можно судить, находятся Норвегия и Англия, которые фактически исчерпали свои запасы нефти и их добыча снижается».

«В России при таких темпах нефтедобычи через пару десятилетий возникнут серьезные проблемы – уже сейчас часть наших эксплуатируемых месторождений существенно выработаны, и дальнейшего кардинального повышения добычи ожидать на них не приходится, - посетовал эксперт. - Кроме того, следует учитывать, что у нас высокое необходимое энергопотребление, а точнее, самое высокое в мире». 

«Ситуация с нашими взаимоотношениями с Китаем в последние годы была несколько абсурдной, - пояснил он. - Мы продавали углеводороды в Европу, получали за это валюту, за которую, в частности, покупали в Китае товары широкого потребления. То есть здесь не совсем понятен наш выбор Европы в качестве посредника. Хотя, вероятно, это отражает интересы нашего руководства, которое в довольно большой степени европоцентрично. Нашему истеблишменту хотелось, чтобы Запад, Америка нас полюбили, а этого не происходит».

«Другой момент, - отметил писатель. - Мы являемся для Китая надежным поставщиком сырья, причем не только нефти и газа, но и некоторых других ресурсов. Поэтому сближение с Китаем, которое наметилось в последнее время, с моей точки зрения, - это движение в правильном направлении». 

«Кстати, - продолжил Андрей Паршев, - та известная самостоятельность, которую Россия стала проявлять в последнее время в мировой политике, объясняется во многом, с моей точки зрения, тем, что у нас появился некий тыл в виде Китая. Это наглядно проявилось, например, во время энергетической блокады Крыма, когда Китай поставил России подводный кабель, в то время как Европа нам его не продает». 

Он отметил, что ныне существует опасность того, что из-за приватизации государственные госактивы могут уйти на Запад через подставные фирмы. «Тем не менее, я считаю, что с подобными ситуациями мы научились справляться: вспомните Магнитского или Ходорковского», - отметил он.

«Вызывает недоумение другой вопрос. Не слишком ли жирно будет для некоторых наших желающих получить в свои руки в общем-то основы нашей экономики? – задается эксперт вопросом. - Скажем, в Англии при М.Тэтчер приватизировались те госактивы, которыми государство по тем или иным причинам не могло эффективно управлять. То есть, эти активы были убыточными. В России же в период первой волны приватизации все было сделано с точностью наоборот – в частные руки перешли наиболее ценные активы, которые государство со временем зачастую было вынуждено выкупать обратно. Примеров здесь предостаточно. За что, например, некто Дмитрий Рыболовлев получил несколько миллиардов долларов отступных? За то, что продал акции приватизированного им в свое время весьма успешного предприятия «Уралкалий». Поэтому в вопросах предстоящей приватизации власти надо проявлять крайнюю осмотрительность». 

«Что касается якобы гигантских запасов углеводородов в Восточной Сибири, это – пока только разговоры, - полагает писатель. - Никто их точно не измерял и уж тем более не добывал. Поэтому с уверенностью заявлять об их невероятных объемах – преждевременно. Это, кстати, относится и к восточносибирскому углю, запасы которого, как считается, имеются в этом регионе в колоссальных масштабах».

«Что же касается смены модели нашей экономики, то возникает подозрение, что все прекраснодушные разговоры о необходимости построения эффективной экономики закончатся как раз в том момент, когда наши запасы углеводородов полностью исчерпаются. И те, кто так и не построит к тому моменту эту экономику, тихо и незаметно уйдут в сторону», - уверен Андрей Паршев.

«Собственно говоря, уже сейчас в стране нет ответственных за нынешнюю ситуацию в экономике. Скажем, Г.Греф был министром экономического развития в течение 7 лет. Кто-нибудь спросил с Грефа за результаты его руководства экономикой? Вопрос, конечно, риторический. Рецепты же перевода экономики страны на другие рельсы известны и мы не раз ими пользовались в своей истории. Главное, чтобы руководство России всерьез прониклось идеей построения по-настоящему эффективной экономики и проявило политическую волю», - заключил эксперт.

ruskline.ru